// // Россия не готова подарить Норвегии 300 000 тонн рыбы?

Россия не готова подарить Норвегии 300 000 тонн рыбы?

310

Ословательная несговорчивость

Госдума хочет вернуть не только биоресурсы, но и одно из крупнейших газовых месторождений
Фото: ИТАР-ТАСС
Госдума хочет вернуть не только биоресурсы, но и одно из крупнейших газовых месторождений Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На прошлой неделе стало известно о том, что российская сторона в ближайшее время, возможно, пересмотрит скандальный договор с Норвегией, по которому королевству отошли почти 100 тыс. квадратных километров акватории в Баренцевом море. Пересмотр договора инициировали думские коммунисты, которые надеются на то, что их поддержат коллеги из фракции ЛДПР и «Справедливой России».

Несколько слов о самом документе. Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане появился ещё в сентябре позапрошлого года, подписали его главы внешнеполитических ведомств в присутствии президента России Дмитрия Медведева и норвежского премьера Йенса Столтенберга. Соглашение завершало продолжавшийся 40 лет спор о разграничении морской территории общей площадью около 175 тыс. квадратных километров. Документ предусматривал ряд взаимных уступок: Норвегия отдала нашей стране так называемый специальный район площадью около 3,5 тыс. квадратных километров, в котором теперь действует правовой режим исключительной экономической зоны Российской Федерации. По некоторым данным, в этом «специальном районе» был крайне заинтересован «Газпром». А мы, в свою очередь, тоже пошли на уступки, которые некоторые политики сочли несоразмерными норвежским.

От чего же отказалась наша страна? Прежде всего от 90 тыс. квадратных километров акватории, богатых рыбными ресурсами. Наши потери – 300 тыс. тонн рыбы в год на сумму не менее 15 млрд рублей. По каким-то причинам при ратификации договора российская сторона учла мнение специалистов нефтегазовой отрасли, но даже не выслушала мнения рыбаков, утверждавших, что новый договор приведёт к вытеснению отечественного рыболовства из западных районов Баренцева моря и из района Шпицбергена. Из договора следует, что любая экономическая и рыбопромысловая деятельность российских рыбаков в морских районах вокруг Шпицбергена станет юридически возможной только при согласии Норвегии.

Кроме того, мы утратили одно из богатейших месторождений газа – Свод Федынского. «Если Штокмановское месторождение – это примерно 3 млрд кубометров, то Свод Федынского больше него в три раза», – разъясняет член президиума КПРФ, секретарь ЦК по международным и экономическим связям Леонид Калашников. Но дело, по мнению Калашникова, даже не столько в экономическом ущербе, сколько в ущербе политическом: «Отказом от большой части своей акватории мы создаём международный прецедент, по которому Германия вправе будет потребовать возврат Калининградской области, а Япония – островов Курильской гряды. Тем самым создаются предпосылки для эрозии всего послевоенного мироустройства».

Но договор, как выяснилось, чреват не только рыболовецкими, сырьевыми и территориальными, но и военными потерями. Дело в том, что Норвегия – участник Северо-Атлантического альянса. А, по мнению военных экспертов, расширение закреплённых за Норвегией морских пространств даст возможность норвежским военным тщательнее отслеживать перемещение подводных лодок Северного флота России. И, наконец, самая уязвимая часть договора касается Шпицбергена. Наша страна – участник Парижского договора по статусу архипелага и подписант так называемого «Шпицбергенского трактата». В 1920 году этот документ определил международно-правовой статус архипелага, согласно которому Норвегия не имеет права на установление вокруг Шпицбергена своей 200-мильной экономической зоны. Несмотря на юридический запрет, в 1977 году официальный Осло в одностороннем порядке установил там свою рыбоохранную зону. СССР, а впоследствии и Россия эту зону не признавали. Подписанный же в 2010 году договор дезавуирует положения «Шпицбергенского трактата», лишая Россию юридических оснований для непризнания рыбоохранной зоны вокруг архипелага. И выходит, что Россия теряет не 90 тыс. квадратных километров акватории, а почти в три раза больше – 240 тысяч.

Поскольку российско-норвежский договор противоречит «Шпицбергенскому трактату», что по международным нормам недопустимо, у депутатов Госдумы из оппозиционных фракций появилась возможность добиться его отзыва и пересмотра. Нашлись и другие юридические несоответствия, позволяющие надеяться на пересмотр документа: соглашение ставит под сомнение статус границы так называемого полярного сектора СССР, установленного в 1926 году, сдвигая на 60 морских миль к востоку линию прохождения границы сектора. Думские правоведы сошлись во мнении, что неоговорённое смещение полярного сектора нашей страны на восток «противоречит общепринятой международной практике пограничного размежевания между государствами». Будущее российско-норвежского соглашение определится уже в середине апреля.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.04.2012 17:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх