// // Российское общественное телевидение может умереть, не родившись

Российское общественное телевидение может умереть, не родившись

416

В долгий ящик

18 марта возле телецентра «Останкино» прошла несанкционированная акция против лжи на подконтрольных и принадлежащих государству телеканалах. Однако в то, что новое общественное телевидение сможет избавиться от государственного контроля, верят немногие
Фото: ИТАР-ТАСС
18 марта возле телецентра «Останкино» прошла несанкционированная акция против лжи на подконтрольных и принадлежащих государству телеканалах. Однако в то, что новое общественное телевидение сможет избавиться от государственного контроля, верят немногие Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Становление в нашей стране общественного телевидения будет сопровождаться скандалами, которые рассорят всю телевизионную тусовку, скомпрометируют благую идею в глазах телезрителей и, возможно, похоронят проект в обозримом будущем. В перспективах российского общественного телевидения сомневается большинство профессионалов, и основания для сомнений у них имеются. Принципиально новое телевидение должно появиться в России через месяц. Ожидается, что президент Дмитрий Медведев подпишет соответствующий указ после парламентских слушаний и консультаций с представителями Общественной палаты. Между тем у проекта до сих пор нет чёткой концепции: вернее, есть сразу две, и они во многом противоречат друг другу. Нет ясности, каким образом будет финансироваться проект, кто из представителей власти будет его контролировать и останется ли на общественном телевидении реклама. А некоторые политологи даже прочат скорое превращение проекта в рупор маргинальных политиков и общественников. Удастся ли в такой непростой ситуации реализовать благое начинание и не лопнет ли проект как мыльный пузырь уже в первые месяцы существования, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Пессимисты уверяют, что ясность не наступит и после общественных слушаний: непонятно, какой проект возьмут за основу. Их два, и на сегодняшний день они оба считаются «рабочими». Разработчик первого – Минкомсвязи. Второго – президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека. Расхождения у проектов диаметральные, начиная с того, кто будет учредителем общественного ТВ и заканчивая концепцией финансирования. Минкомсвязи настаивает на том, чтобы учредителем выступила ГТРК «Россия». Представители совета считают, что груз ответственности должен взять на себя глава государства. Что же касается финансовой поддержки – а только запуск проекта должен обойтись минимум в миллиард рублей, – то вариантов здесь несколько. Беда лишь в том, что эти варианты взаимоисключающие, а разработчики готовы продавливать каждый свой вариант до победного конца. Происходящее даёт все основания специалистам высказываться скептически и ставить под сомнение перспективы проекта. В частности, один из самых компетентных экспертов, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, посвятивший изучению предмета более 20 лет жизни, предрекает проекту скорый провал. Другой видный телевизионный эксперт, Анатолий Лысенко, называет проект «непродуманным» и также высказывает сомнения в его перспективах: «Стремление создать общественное телевидение в кратчайшие сроки создаёт некоторый хаос и в итоге может привести к тому, что проект будет через год закрыт как провальный».

Свести два проекта воедино или хотя бы согласовать их авторы пытаются – или делают вид, что пытаются – без малого полгода. В декабре президент Дмитрий Медведев поручил председателю правительства и главе президентской администрации к 1 марта представить предложения относительно создания общественного ТВ. Создали рабочую группу, куда вошли представители администрации президента, аппарата правительства, ВГТРК, Первого канала, телекомпании НТВ, РТРС и Международной академии телевидения и радио. Казалось бы, поручение президента будет исполнено точно и в срок. Но не тут-то было.

Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, снискавший известность в основном как главный «десталинизатор», на самом деле известен среди профессионалов ещё и как автор одной из первых российских концепций общественного телевидения. Внедрить её он пытался ещё на посту министра печати в начале 90-х. Затем, уже будучи секретарём Союза журналистов России, на протяжении 12 лет он продолжал носиться с идеей общественного ТВ, но уже безо всякой надежды внедрить её в жизнь. И тут Федотову неожиданно повезло: в октябре 2010 года он возглавил Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ и, таким образом, получил возможность доносить свои идеи до сведения первого лица государства. Основной из них, понятное дело, стала идея всей его жизни – создание общественного телевидения. Неизвестно, каким образом ему удалось убедить Дмитрия Медведева создать «альтернативную рабочую группу» по разработке концепции, но ему это удалось. На беду основной группе.

По теме

И сразу же началось противостояние двух концепций. Их авторы совершенно по-разному представляли себе ответы на два краеугольных вопроса: кто будет управлять телевидением и кто за него будет платить? Есть и третий вопрос, тоже отнюдь не праздный: общественное ТВ создадут «с нуля» или в качестве базы используют уже действующий телеканал – ТВЦ или «Россию-2»? И откуда возьмётся миллиард рублей на запуск проекта? Если деньги даст государство, то есть правительство, то можно ли будет считать общественное телевидение независимым? А именно в независимости от органов власти и видит смысл нового телевидения тот же Федотов. Кто барышню кормит, тот её и танцует – не станет ли государство влиять на информационную политику канала, который оно кормит с руки? А если деньги дадут частные инвесторы, не превратятся ли они со временем в подобие печальной памяти Бориса Березовского, однажды запустившего проект «Общественного российского телевидения – ОРТ» с целью влияния на действующую власть в государстве?

Казалось бы, по поводу материальной составляющей разработчикам удалось договориться: предполагалось, что общественное телевидение будет финансироваться за счёт обязательных отчислений от рекламы на других телеканалах. Но в канун общественных слушаний стороны объявили, что согласия им достичь так и не удалось. Единства достигли лишь в том, что государство и бизнес будут вносить средства на счёт телеканала в качестве добровольных пожертвований, а управлять общественным ТВ станет специально созданный попечительский совет.

Все пункты, по которым сторонам удалось договориться, были ненавязчиво заимствованы ими из концепции британской общественной телекорпорации BBC. Она, как известно, не является частным или государственным СМИ, а представляет собой общественную организацию с контрольным советом, состоящим из 12 попечителей. Красиво и внятно! Но разработчики не заметили подвоха: в Британии попечителей назначает английская королева, своего рода национальный арбитр, который, как известно, царствует, но не правит. А кто назначит попечителей у нас в России? Президент? Или, может, председатель правительства? Или – кто?

Эксперты, возглавляемые Федотовым, считают, что патернализм государства по отношению к общественному телевидению будет немедленно воспринят обществом как дискредитация его названия – собственно, в этом случае, считают они, и останется одно название – «общественное». И это будет фактическим повторением ОРТ Березовского. С точки зрения Федотова, смысл общественного телевидения заключается в том, чтобы исключить из схемы государство, а его оппоненты полагают, что нужно в первую очередь нейтрализовать воздействие финансовых воротил, которые будут жертвовать деньги. И те и другие сходятся в том, что управлять общественным ТВ должен общественный же совет. Только Федотов убеждён, что глава государства, даже будучи учредителем телеканала, не должен контролировать этот совет, а его оппоненты уверены в обратном, так как другого арбитра в России нет – не приглашать же нам английскую королеву!

Есть и ещё один камень преткновения, персонального плана. По мнению экспертов Минкомсвязи, следить за работой общественного телевидения должен особый совет, кандидатуры в который будут предлагать президент, депутаты парламента и главы традиционных религиозных конфессий. Федотов с этим категорически не согласен. Он предлагает ввести в совет такие фигуры, как Анна Качкаева, ведущая программ «Радио Свобода», или генеральный директор «Интерньюс» Манана Асламазян. Естественно, его оппоненты выступают категорически против. В свою очередь, группа Федотова категорически против присутствия в наблюдательном совете крупных чиновников от телевидения. А именно они и составляют костяк разработчиков основного проекта. Предлагался такой вариант: решение принимает совет из 12 человек, как в Великобритании, 6 представителей которого будут назначаться властными структурами, а ещё 6 – Общественной палатой.

Президент Международной академии телевидения и радио Анатолий Лысенко полгода назад озвучивал свой вариант формирования совета: 3 человек представляет президент, 3 – Госдума, ещё 3 – Совет Федерации и 9 – Общественная палата. При этом члены совета не должны быть сотрудниками администрации президента, депутатами Госдумы, сенаторами или членами Общественной палаты. Но в схеме не нашлось места представителям духовных конфессий и от неё отказались.

Впрочем, одну из проблем обе группы, кажется, решили. Или сделали вид, что договорились. Деньги, на которые должны будут запустить телеканал, предлагается «обезличить». То есть создать фонд развития общественного телевидения и направить в него все средства, которые дадут государство и заинтересованные частники – целевой капитал. Деньги, таким образом, будут полностью обезличены, и те, кто их пожертвует, не смогут требовать чего-то взамен. Но «обезличивание средств» хорошо на этапе запуска, а как будет финансироваться проект в дальнейшем? На сей счёт единого мнения нет.

Опубликовано:
Отредактировано: 04.04.2012 16:26
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх