// // Российские военспецы в Сирии сбили турецкий истребитель?

Российские военспецы в Сирии сбили турецкий истребитель?

747

Фантомные атаки

Российское оружие не всегда приносит победу, но тем не менее широко применяется правительственными
войсками
Фото: ИТАР-ТАСС
Российское оружие не всегда приносит победу, но тем не менее широко применяется правительственными войсками Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российских военных обвинили в том, что они -де помогли сирийским ПВО сбить турецкий истребитель над Средиземным морем в июне этого года. Наш МИД назвал эти обвинения «чушью» и «фальшивкой» – дипломатам, конечно, виднее, хотя формально возможность скорректировать удар сирийских ПВО у российских военных имелась. Как было на самом деле, в ближайшее время мы узнаем едва ли. Но можно попробовать разобраться в том, какими возможностями обладают российские военспецы в Сирии.

Издания, сообщившие о «российской руке» в истории о сбитом турецком истребителе, попросту слабо себе представляют работу наших военспецов в Сирии, давая тем самым возможность МИД РФ уличить их во вранье. Телеканал «Аль-Арабия», поведавший миру об инциденте со сбитым у побережья Сирии «Фантоме» RF-4E ВВС Турции и с двумя погибшими лётчиками, допустил в репортаже одну очевидную ошибку. Комментатор телеканала сказал о том, что действия сирийской ПВО корректировали российские операторы с военно-морской базы в Тартусе. Если бы этого уточнения не последовало, возможно, реакция российских дипломатов была бы менее жёсткой. Дело в том, что формально на тартусской базе служат… четыре российских матроса. В западных СМИ как-то раз называли и другую цифру – 12 человек. Да, раньше, во времена СССР, когда в Сирии базировалась 5-я оперативная Средиземноморская эскадра ВМФ СССР, служащих было гораздо больше – счёт шёл на сотни военных. Мало того, с базы действительно могли корректировать действия сирийских ПВО. Но теперь всё это в прошлом. Формально пункт материально-технического обеспечения кораблей ВМС России в Тартусе – это два плавучих причала, непригодных для швартовки больших кораблей, плавмастерская и пустая казарма.

Впрочем, никто не утверждает, что флотская база в Тартусе – единственное прибежище российских военных в Сирии. Британский еженедельник The Economist, к примеру, в январе этого года сообщил, что Тартус не столько база российского флота, как принято считать, сколько место, откуда СВР ведёт широкомасштабную радиоэлектронную разведку, спокойно дотягиваясь и до Западной Европы, и до Северной Африки, и до Ближнего Востока. Теоретически разведчики вполне могли снабдить сирийскую ПВО данными о траектории полёта турецкого истребителя. И поскольку статья в The Economist не вызвала столь бурной реакции МИД России, сколь видеоролик «Аль-Арабии», можно предположить, что англичане знают о работе российских военспецов чуть больше, чем их арабские коллеги. И всё-таки даже они знают не всю правду. Давайте вначале разберёмся, что же такого особенного знают англичане.

В настоящее время в Сирии проживают до 30 тыс. российских граждан. Эту информацию, к слову, подтверждала и американская пресса, в частности влиятельная газета The New York Times. Известно, что примерно треть наших соотечественников занимаются разнообразным гражданским бизнесом. Что делают остальные, понять мудрено, во всяком случае, англичане с американцами позволяют себе лишь домыслы на сей счёт: это-де российские разведчики и военные специалисты. За последний год – с того момента, как в Сирии начались беспорядки, – в Генштабе ВС РФ о работе наших военных советников в этой стране упомянули один-единственный раз.

В августе глава Генштаба ВС РФ генерал армии Николай Макаров произнёс перед телекамерами следующую фразу: «Что так вас Сирия напрягает? Все планы, которые есть там у нас, действуют. Никто оттуда не убегал, все работают в плановом режиме». Это дало возможность журналистам сделать вывод: российские военные советники не покидали Сирию, они продолжают работать в этой стране. Вопрос лишь в том, сколько их, этих советников? Англичане считают, что не менее 7 тыс. человек. Американцы пишут – 10–12 тысяч. Истина наверняка где-то рядом.

По теме

Впрочем, обе эти цифры озвучивались ещё в прошлом году. А в феврале этого года французский журналист Жорж Мальбрюно опубликовал в Le Figaro новые сведения: по его данным, «за последние месяцы многие специалисты Российского флота прибыли в Сирию под прикрытием… На самом деле это военные советники и агенты разведки, которые были рассеяны по армии, службам безопасности и некоторым министерствам в Дамаске… В ходе операций против восставших Башар Асад ничего не предпринимает без российского одобрения». Значит, наших в Сирии уже больше 12 тысяч. Никто, правда, точно не знает, на сколько больше.

А теперь вновь обратимся к слухам о сбитом турецком самолёте-нарушителе. В общем-то, эти слухи вполне могут иметь под собой основание. Важно лишь правильно расставить акценты – корректировали удар ПВО предположительно не с полуживой базы в Тартусе, а с горы Касьюн, где ещё в советские времена располагалась наша самая значительная зарубежная станция радиоперехвата. В своё время Россия отказалась от использования этой базы, но, по некоторым данным, уже больше года, как наши военные снова стали там появляться – то ли в роли гостей, то ли вновь как полноправные хозяева.

Известно об этой базе не много – во всяком случае, в России. Построили её после Шестидневной войны с Израилем 1967 года. Наши военспецы хорошо подготовили армии Сирии и Египта, но проворонили момент, когда Израиль стал развёртывать свои войска, и, таким образом, вчистую проиграли в тактике. Чтобы упредить подобные огрехи, решено было построить базу радиоэлектронного слежения. Называлась эта база «Центр радиоперехвата «Сигма» и ведало ею Первое главное управление КГБ, функции которого в настоящее время частично выполняет СВР.

Вначале российские военспецы перехватывали с «Сигмы» исключительно израильские сигналы, но постепенно сфера деятельности расширилась, и уже к концу 70-х зона действия значительно разрослась – до Португалии на западе и Ирака на востоке.

Говорят, что благодаря «Сигме» нашей разведке удалось обезвредить не меньше сотни работавших на Ближнем Востоке агентов спецслужб Израиля, США и ряда арабских стран. А вот что с базой случилось в 90-е и почему наших разведчиков оттуда вежливо попросили, сказать сложно. Известно лишь то, что начиная с 2009 года Россия регулярно ставила вопрос о возвращении «Сигмы» под свою юрисдикцию. Официально базу нам так и не вернули. Тем не менее есть сведения о том, что «Сигма» нашими военными всё-таки используется – неясно только, на каких условиях.

Что же касается действия российских военспецов, то можно с уверенностью сказать, что в боевых операциях они непосредственного участия не принимают. После того как всплыла информация об участии советских офицеров в так называемой бойне в Хаме, которую спровоцировали исламисты и которую жестоко подавил отец нынешнего лидера страны Хафез Асад, Советский Союз, а затем и Россия всячески демонстрировали: мы не стреляем, мы только учим и помогаем. Что же касается «резни в Хаме» в 1982 году, то Скорее всего это только легенда, но основания сочинить её были – в подавлении исламистского мятежа действительно принимали участие порядка 200 советских офицеров. Между вступлением их в бой и окончанием боя прошло чуть больше суток.

Впрочем, в боевых действиях в Сирии участвуют военнослужащие других стран СНГ, в частности Украины. Известно, что в сирийской армии заняты порядка 500 украинских военных, получивших гражданство Сирии (что характерно – их жёны остались гражданками Украины, и именно это обстоятельство дало возможность вычислить точную цифру украинских военспецов с сирийскими паспортами). Также армии Асада оказывают помощь порядка тысячи бывших военнослужащих советской и украинской армий с паспортами Украины. Всего же украинских граждан в Сирии насчитывается порядка 10 тыс. (официальные данные МИД Украины звучали так: «4 тыс. украинских семей»). Из них около тысячи человек – действующие офицеры армии и спецслужб Украины. Но у этой страны в Сирии нет ни военно-морской базы, ни базы радиоэлектронного слежения. Что же они там делают? В основном воюют на передовой в составе регулярных сил или охраняют высшее руководство страны.

Известно и то, что после убийства двух министров высшие государственные деятели не отказались от украинских охранников – по слухам, граждане Украины охраняют практически всех родственников Башара Асада (об этом заявили родственники погибшего Асефа Шауката сразу после теракта – Шаукат также был родственником сирийского президента).

От украинских охранников не отказались по той же причине, по которой не отказались и от услуг российских военных специалистов. Башар Асад заявил, что, пока он возглавляет сирийское государство, от услуг российских военных Сирия не откажется. Что же, приятно, что нам ещё доверяют.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.10.2012 16:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх