// // Противодействие национализму сочли экстремизмом

Противодействие национализму сочли экстремизмом

532

Путают право и лево

Фото: Лаура Ильина
Фото: Лаура Ильина
В разделе

Антифашистам приписывают экстремизм – невиданное дело, раньше таковой официально водился только за их антагонистами, всевозможными националистами. Однако факт: Следственный комитет по Владимирской области возбудил уголовное дело против 27-летнего мужчины, которого подозревают в возбуждении ненависти к скинхедам. Причина – видеоролик, который, по мнению правоохранителей, содержит «факты негативной оценки сторонников националистических взглядов, пропагандирующей неполноценность граждан по признаку их принадлежности к социальной группе, и призыв к враждебным действиям по отношению к скинхедам». Впрочем, в отношении к антифашистам прослеживается прямо-таки системный пересмотр подходов. В частности, ими теперь будут заниматься специально обученные на противодействие экстремизму правоохранители.

О том, что в МВД России антифашистскими группировками отныне будет заниматься Главное управление по противодействию экстремизму, на минувшей неделе объявили лидеры «антифа», в частности представитель «Автономного действия» Антон Быков. Полицейские эту информацию не подтверждают и не опровергают, но информируют, что ещё два года назад в МВД Татарстана антифашистские организации классифицировали как «неформальные движения экстремистской направленности». Не исключено, что опыт борьбы татарстанских коллег с проявлениями антифашистского экстремизма в Москве оценили достаточно высоко и решили его использовать уже на федеральном уровне. Собственно, давно было понятно, что «фа» и «антифа» – две стороны одной медали. И те и другие не раз были уличены и в убийствах, и в организации массовых драк и общественных беспорядков. Тем не менее антифашисты сочли, что на них клевещут и ущемляют в правах, а тот же Быков даже пригрозил России международными скандалами – мол, мировая демократическая общественность целиком на их стороне.

Как бы то ни было, в начале осени лидеры леворадикальных группировок обещают начать уличные акции протеста – с драками и потасовками. Протестовать они собираются против того, что правоохранители взяли моду арестовывать «антифа». Подразумевается, что «антифа» выступают на стороне добра, и карать их за случайно причинённое членовредительство как минимум негуманно. Или вообще незаконно. Но если раньше уголовные дела против антифашистов возбуждали по «хулиганской» статье УК, то теперь драки между идейными оппонентами будут рассматриваться как эпизоды экстремистской деятельности. И наказание изменится соответствующим образом: от штрафов и условных сроков к реальным тюремным срокам. Разумеется, антифашисты забеспокоились.

Повод для серьёзного беспокойства у них действительно есть. В Нижнем Новгороде завершается судебный процесс по делу антифашистской группировки «Антифа-RASH». Дело, на самом деле, мутное и кровавое, пишут о нём все, кому не лень, трактуя обстоятельства в силу собственных симпатий и антипатий. Важно же вот что: если по делу будет вынесен обвинительный вердикт, а в этом мало кто сомневается, включая и адвокатов проходящих по делу «представителей сил добра», то будет создан прецедент приговора за членство в антифашистской организации. По мнению адвоката антифашистов Дмитрия Динзе, приговор «вполне может копироваться правоохранителями в других российских городах».

«Другие российские регионы» – это Москва. Здесь одновременно расследуются сразу три дела с участием антифашистов – дело Олесинова и Сутуги, дело группы Ирины Липской и дело Игоря Харченко. По этим делам проходят девять подозреваемых, их обвиняют в хулиганстве и нанесении телесных повреждений. Пока за участие в экстремистской организации рискует сесть в тюрьму один Харченко, но адвокаты других «антифа» убеждены, что и их клиентов тоже пустят по экстремистской статье.

По теме

На сегодняшний день в России активно действует с десяток крайне правых и столько же крайне левых организаций. Отношения между собой они выясняют не менее бурно, чем это делали в Германии начала 30-х годов национал-социалисты Рёма и коммунисты Тельмана. Драки, перестрелки, убийства одиозных лидеров с той и другой стороны – не посвящённому в таинства идеологического противостояния может показаться, что враждуют не политические противники, а две банды «братков». Но если раньше к антифашистам отношение правоохранителей было скорее лояльное, то после изучения обстоятельств гибели Расула Халилова и Ивана Хуторского – оба входили в группировки «антифа» – это отношение изменилось. И Чёрный Расул, и Ваня Костолом были не раз и не два замечены в междоусобных разборках, в которых погибли не менее 20 человек, как правых, так и левых.

Уже тогда, три года назад, правоохранители с удивлением обнаружили, что антифашистские группировки организованы гораздо лучше, нежели фашистские и националистические организации. Последние, как правило, не имели централизованного управления, действовали сами по себе и почти не контактировали с себе подобными даже внутри страны, не говоря уже о связях с приверженцами нацистской идеологии из-за рубежа.

У «антифа» всё было иначе: их группировки чаще всего являлись ячейками интернациональных структур крайне левых. Причём покровительствовали этим ячейкам совсем уж неожиданные организации. Молодёжное правозащитное движение (МПД) патронировалось Московской Хельсинкской группой, а финансировалось фондом Макартуров из США. Этот же фонд оплачивал деятельность «Сети против расизма и нетерпимости». Эти организации были прекрасно структурированы, их обслуживали мощные юридические центры, функционирующие под крышей правозащитных организаций. Удивила правоохранителей и ещё одна странность: активисты «антифа» часто подрабатывали охранниками на рынках, на которых заправляют выходцы из Грузии, Армении, Азербайджана и республик Северного Кавказа.

В Главном управлении по противодействию экстремизму МВД России не раз пытались выработать критерии, по которым правоохранители смогли бы отличать фашистов от антифашистов и классифицировать весь экстремистский спектр, но всё как-то руки не доходили. За них это делали правозащитники. К примеру, правозащитная ассоциация «Агора» первой попыталась структурировать экстремистов справа и слева и отделить их от обычного хулиганья. Зачем это было нужно? Затем, чтобы в судах не было проблем с тем, по какой статье судить тех или иных молодчиков: за разжигание межнациональной розни, за экстремистскую деятельность или за обычную «хулиганку».

Но и у общества, и у правоохранителей отсутствует единый подход к тому, кем считать правых и левых «бритоголовых» – политическими активистами или обычными хулиганами, которые прикрывают свои низменные инстинкты словами о некоей гражданской позиции.

Вкратце следует рассказать о тех, кого собираются переквалифицировать из хулиганов в экстремисты в первую очередь. «Антифашист и музыкант» Игорь Харченко вместе со сбежавшим в Голландию и получившим там политическое убежище Денисом Солоповым во время рок-концерта напали с ножами на двух молодых людей, которых они определили как «ультраправых». Антифашисты пустили в ход не только холодное, но и травматическое оружие – этот факт установлен следствием. Один из тех, на кого было совершено нападение, Владлен Сумин, попал в реанимацию и едва выжил после того, как «антифашист и музыкант» провёл с ним разъяснительную работу.

Кстати, Солопов получил убежище в Голландии именно как активист антифашистской организации. При этом его подельник Харченко всячески отрицает своё участие в структурах «антифа» – на этом основании его адвокаты оспаривают обвинение по статье 282.1 УК РФ «Участие в деятельности экстремистского сообщества». Кто же из них врёт – Солопов или Харченко? То ли Солопов обманул доверчивых голландцев, то ли Харченко пытается обмануть гораздо менее доверчивых отечественных судей. Двое других «антифа» – Алексей Олесинов и Алексей Сутуга – также подрались на рок-концерте, но не с идейными противниками, а с охранниками мероприятия. И тоже одними кулаками не обошлось – охранников ранили из травматического оружия. Олесинову и Сутуге могут предъявить обвинение по той же статье, что и Харченко, – за участие в деятельности экстремистского сообщества.

Полицейские, переквалифицируя «антифа» из хулиганов в экстремисты, конечно, рискуют. Теперь их могут обвинить в покровительстве, оказываемом фашистам – так уже было в Татарстане два года назад.

«Вменяя антифашистам в качестве отягчающего признака нападение по идеологическим мотивам на представителей наци-движения, МВД Татарстана фактически официально заявило, что оно берёт под защиту объединения скинхедов, то есть объединение лиц, пропагандирующих взгляды и идеи нацизма», – рубил с плеча руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов.

Не исключено, что нечто похожее вскоре произнесут и московские правозащитники. Уже готов сценарий, по которому предлагается различать «хороших» «антифа» и «плохих» фашистов: «Смешение неонацистов и антифашистов в экстремистский коктейль уводит в сторону от понимания масштаба проблемы и её решения, – уверяет сотрудница института «Коллективное действие» Ольга Мирясова. – Насилие «антифа» – это прежде всего самозащита и попытка спасения общества от нацистской угрозы».

Опубликовано:
Отредактировано: 27.08.2012 15:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх