// // Реформа МВД уже утроила количество преступлений, совершаемых бывшими силовиками

Реформа МВД уже утроила количество преступлений, совершаемых бывшими силовиками

597

Полицейский разворот

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Возможно, Россия стоит на пороге новой криминальной революции. Предпосылки к ней, к сожалению, есть. Реформа Министерства внутренних дел близится к завершению. Даже те цифры, которые попадают в открытый доступ, впечатляют и дают основание заявить, что преступлений, в которых фигурируют бывшие сотрудники МВД, стало втрое больше, чем в начале этого года.

Возможно, Россия стоит на пороге новой криминальной революции. Предпосылки к ней, к сожалению, есть. Реформа Министерства внутренних дел близится к завершению. Даже те цифры, которые попадают в открытый доступ, впечатляют и дают основание заявить, что преступлений, в которых фигурируют бывшие сотрудники МВД, стало втрое больше, чем

в начале этого года.

Президент Дмитрий Медведев не случайно потребовал от руководства МВД трудоустроить абсолютно всех экс-милиционеров, не прошедших аттестацию и, таким образом, лишившихся работы. Лет пять назад в прессе мелькала статистика, что-де каждый четвёртый милиционер, увольняясь из органов правопорядка, становится на путь криминала. Даже если эта цифра преувеличена, повод для опасений всё равно есть, и немалый. Вчерашние борцы с преступностью знают много такого, что может помочь им не только искоренять преступления, но и самим их организовать. По словам министра Нургалиева, в стране осталось 11 тыс. безработных милиционеров, остальным 26 тыс. из тех, что обратились за помощью в трудоустройстве, уже подыскали работу. Если считать, что на преступную дорожку становится каждый четвёртый отторгнутый системой, то и в этом случае цифры впечатляют: выходит почти 3 тыс. потенциальных преступников. На самом же деле всё не так просто и скорее всего намного хуже.

Тут смотря как считать. Действительно, за помощью обратились 37 тыс. человек, из них трудоустроены две трети. Но дело в том, что уволено-то порядка 173 тыс. человек. Тем, кто живёт в Москве и области, легко апеллировать к бывшим работодателям и требовать, чтобы им предоставили работу, во исполнение указания президента страны. А остальным? А с ними хуже. Если в столичном ГУВД консультационный пункт по содействию в трудоустройстве увольняемым милиционерам открыли ещё в марте, то в некоторых регионах таковые не заработали до сих пор. Да и в столичном консультационном пункте обходится без аншлагов. 1 августа переаттестация сотрудников завершилась, и с тех пор прошло уже три месяца, а ясности с трудоустройством у тысяч бывших сотрудников не было и нет. И как им снискать хлеб свой насущный, если обучены они исключительно специфическим навыкам и умениям, не всегда полезным в гражданской жизни, а скорее даже наоборот?

В конце августа ВЦИОМ провёл любопытный опрос, касающийся переаттестации милиционеров. Так вот, лишь немногим менее половины опрошенных выразили уверенность в том, что переаттестация милиционеров проводилась необъективно и с нарушениями – таковых 46%. А в том, что переаттестация проводилась честно, убеждены лишь 24% опрошенных. Чаще всего об объективности переаттестации заявляли граждане 18–24 лет и респонденты с низким уровнем образования. Среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга не поверивших в чудо переаттестации 65%. Как вы полагаете, уволенные сотрудники, ознакомившись с этой статистикой, продолжат считать, что их уволили справедливо?

А если к тому же они вот-вот закончат проедать выходное пособие, а новой работы у них так и не появится?

По теме

И ещё немного статистики. К началу 2012 года в органах правопорядка должно остаться порядка 1,1 млн сотрудников. Если предположить, что ранее опубликованные данные о каждом четвёртом уволенном, встающем на путь нарушения закона, верны, выходит, что противостоять 1,1 млн полицейских будут 40 тыс. потенциальных преступников. А вовсе не

3 тыс., как мы предположили вначале. Понятно, что реальные цифры могут существенно отличаться и ситуация, возможно, не столь критична, но вдруг?..

Пока уволенные не слишком-то стремятся обратиться за помощью. В открытый полгода назад консультационный пункт на Петровке идут неохотно – трудоустройства как такового там не предлагают. В кабинете принимают два консультанта и один психолог, но там нет ни представителей потенциальных работодателей, ни сотрудников служб, занимающихся трудоустройством. Да и в МВД подчёркивают, что задача у пункта несколько иная – «информирование увольняемых милиционеров об услугах, оказываемых государственной службой занятости населения Москвы». И какой смысл обращаться туда уволенным?

Пункт работает два дня в неделю, «пропускная мощность» у него не более 30 человек за смену, но, по словам сотрудников, на приём приходят не более 10 человек. В центрах занятости Москвы статистика обратившихся за помощью в трудоустройстве, по словам начальника Центра занятости Восточного административного округа Владимира Сокирко, не ведётся. Выходит, что статистика знает всё, кроме того, сколько на самом деле в стране безработных милиционеров.

Между тем отсутствие официальной статистики не без успеха заменяет неофициальная. Так, данные анонимного опроса, опубликованные в своё время на сайте милицейского профсоюза в Интернете (www.prof-police.ru), свидетельствовали о том, что

Кроме МВД, «серьёзный вопрос» решать всё равно некому: Министерство здравоохранения и социального развития от него мягко устранилось ещё полтора года назад. Замминистра Максим Топилин тогда объявил, что его ведомство не станет разрабатывать специальную программу для трудоустройства сокращаемых сотрудников МВД, равно как и делать им каких-то поблажек: «Не беспокойтесь, без работы они не останутся, – заявил чиновник. – Население им поможет. Население у нас любит милицию».

Между тем замминистра внутренних дел Сергей Герасимов, возглавляющий рабочую группу по вопросам социальной адаптации сотрудников, увольняемых в связи с организационно-штатными мероприятиями, также полагает, что поводов для опасений у общества нет. Трудоустройством не прошедших аттестацию занимаются порядка 2 тыс. комиссий (!) на местах, и все, кто в них обращается, рано или поздно будут трудоустроены. Средства на это имеются.

Со средствами, раз уж о них зашла речь, на самом деле тоже нет ясности. На реализацию закона «О полиции» было заложено 2,2 млрд рублей из бюджета. Часть этих денег предназначалась для трудоустройства уволенных из органов. Берём калькулятор и считаем: было примерно 1,280 млн сотрудников МВД, осталось порядка 1,106 миллиона. То есть на отпущенные средства должны были трудоустроить 173 тыс. человек. На сегодняшний день трудоустроены или ожидают трудоустройства 37 тысяч.

И денег уже осталось в обрез. Возникает сразу несколько вопросов, из которых самый невинный звучит так: а дадут ли дополнительные средства?

Между тем сказать, что по завершении реформы в органах правопорядка наступила тишь да благодать, язык не повернётся. Хоть глава МВД Рашид Нургалиев и считает, что в полиции «оказались только лучшие из лучших», а «взяточничество, злоупотребления и весь негатив остались позади», статистика эти его слова не подтверждает. Официальных данных МВД за третий квартал пока нет, зато есть данные Следственного комитета РФ о преступлениях, совершённых сотрудниками полиции уже после того, как реформа завершилась. Так вот, за первый постреформенный месяц полицейские совершили порядка 150 преступлений различной степени тяжести. Для сравнения: в прошлом и позапрошлом годах в тот же период регистрировалось примерно по 100 правонарушений, совершённых милиционерами. Выходит, что повод для тревоги у общества всё-таки есть.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.10.2011 16:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх