// // Реакция на конфликт в Южной Осетии стран Евросоюза стала лакмусовой бумажкой, кто с нами, а кто против нас

Реакция на конфликт в Южной Осетии стран Евросоюза стала лакмусовой бумажкой, кто с нами, а кто против нас

322

Цхинвал сепаратизму

Мишико наш, Мишико мы не сдадим
Фото: ИТАР-ТАСС
Мишико наш, Мишико мы не сдадим Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Вряд ли грузинский президент Михаил Саакашвили, отдавая приказ бомбить Цхинвали, осознавал, чем обернётся его, мягко говоря, не самое дальновидное решение для всего современного мироустройства. В итоге на мировых подмостках сегодня даётся совсем другой спектакль, где нет постсоветской России в привычной роли утратившего ориентацию рыхлого и беззубого великана и мускулистой, богатой Америки в роли всевластной хозяйки однополярного мира. Изменилась и массовка: европейские страны начинают переосмысливать свою безоговорочную поддержку США. Нас ждут широкомасштабные геополитические перемены. Какими именно они могут быть, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Война в Южной Осетии вновь изменила мировой баланс сил и, в частности, взаимоотношения между США, Россией и Европой. В Старом Свете нынче могут позволить себе не только неожиданную импровизацию (как это уже сделали Италия или Турция), но и всерьёз задуматься о замене зарвавшейся заокеанской примы, у которой, как известно, ещё есть проблемы со здоровьем. Оказалось, что и Германия, и Франция не прочь воспользоваться внутренними проблемами США – а грядущий кризис в Новом Свете, по оценкам аналитиков, будет едва ли не сильнее, чем Великая депрессия 30-х, – для того чтобы сыграть свои главные роли. Пусть даже не единолично, а по-братски разделив их между собой.

Орудийные залпы над Южной Осетией оповестили мир о начале широкомасштабной перегруппировки сил в Старом Свете. Вполне возможно, что теперь у Европы наконец-то появился реальный шанс стать единой, причём очень и очень скоро. Ещё вчера ничего подобного европейцам не светило: континент был расколот надвое, что называется, по интересам. И сегодня мы имеем дело с так называемыми панъевропейцами (это в первую очередь Германия, Франция и Италия, отчасти Венгрия, Греция и Болгария) и, с другой стороны, с проамериканской Европой (представленной странами Балтии, Польшей, Великобританией и отчасти Испанией).

Договориться между собой эти две Европы не могли по определению. Какая там единая Евроконституция, если одна часть континента считает своей главной задачей накачку экономических мускулов в противовес Америке, а другая занята лоббированием интересов США. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть главное: «панъевропейцы» так или иначе завязаны на российские энергетические ресурсы. Заметим, что это отнюдь не делает их пророссийскими, но их отношение к нам определяется исключительно трезвым расчётом. Им просто выгодно сотрудничать с нами, наши углеводороды укрепляют их экономическое могущество и в известной мере гарантируют их независимость от США.

Если рассуждать примитивно, отношения между странами старой и новой Европы испортили деньги. Экономике Польши и Прибалтики требовались дотации, и Евросоюзу ничего не оставалось, как их предоставить в ущерб богатым, но не разучившимся считать каждый евроцент Франции и Германии. Но денег всё равно было в обрез, а местным растущим элитам эти самые деньги были нужны позарез. И тут на горизонте замаячил добрый Дядя Сэм: американцы готовы были раскошелиться, но взамен требовали лояльности. Укрепление единой Европы в расчёты Нового Света никак не вписывалось, особенно на фоне роста котировок евро и падения доллара. В итоге пригревшая новичков старая Европа не раз и не два пожалела о своём скоропалительном решении, но задний ход дать было невозможно.

Евроинтеграция, как известно, упёрлась в Лиссабонский договор, заключённый в прошлом году. Ожидалось, что страны Европы ратифицируют его до июня 2009 года, до выборов в Европарламент. Но пока не складывалось: то голландцы выражали своё недовольство, то ирландцы. Понятно, что не нравится старой Европе: договор предусматривает уравнивание в правах внутри ЕС восточноевропейских стран с западноевропейскими. Планировалось, что с конца 2009 года Евросоюз должен стать федерацией. По задумке «евроинтеграторов» в итоге самая мощная на планете экономика, превосходящая по ВВП даже США, была бы сконцентрирована в ЕС и получила бы официальные институты для того, чтобы вести единую внешнюю политику.

По теме

Задумка была хорошей, но не всех европейцев она устраивала. Не устраивала прежде всего американских сателлитов: какое усиление ЕС, когда в Америке на носу небывалый доселе экономический кризис. США стали дёргать за верёвочки, обостряя внутренние противоречия внутри Евросоюза: Германия и Польша, Франция и Прибалтика. Вот, скажем, проект Северо-Европейского газопровода (СЕГ). Жители Восточной Европы изо всех сил сопротивляются его строительству, но Германия – за газопровод, и строительство ведётся. Сопротивляясь постройке СЕГа, Польша и Литва заблокировали заключение нового стратегического договора между ЕС и РФ. Пока Германии и другим «евротяжеловесам» наплевать: Россия и ЕС пока могут выстраивать свои отношения напрямую, не через органы ЕС, а посредством национальных правительств. Но вот после ратификации Лиссабонского договора такое будет уже невозможно. Представляете себе, насколько раздражают Германию и Францию качающие права «евроновички»?

«В итоге у представителей старой Европы появляется всё больше доводов для усиления сотрудничества с Россией, причём сотрудничества стратегического, – уверяет известный политолог Глеб Павловский. – Реакция на конфликт в Южной Осетии стран Евросоюза стала лакмусовой бумажкой, кто с нами, а кто против нас.

В политике, как известно, нет друзей и врагов, а есть интересы. И эти интересы сегодня складываются таким образом, что у Европы появился свой интерес – в ликвидации антироссийских, проамериканских правительств в странах – новичках ЕС. Гиперактивность «евроновичков» по целому ряду насущных вопросов грозила не оставить камня на камне от панъевропейской идеи. И не случайно в голосовавшей против евроконституции Ирландии честно признались: им страшно, что «евроновички» будут тянуть одеяло на себя. Европейские политологи осторожно намекали: без смены элит не обойтись. Но как их сменить, эти элиты? А тут такой случай!

Нет, силовой вариант, естественно, исключён. Но вот экономическое давление отнюдь не исключено, причём это будет российское давление. Высокие цены на энергоносители, ограничение импорта и прочие инструменты влияния, которых немало. При этом старая Европа как бы ни при чём, ручки-то вот они. И Париж, и Рим, и Берлин такая комбинация вполне устраивает. Тем более что в итоге, как ожидается, к руководству странами-новичками придут не проамериканские, а проевропейские лидеры. Не стоит ждать, что они будут искать дружбы с нами. Но, во всяком случае, ими будет двигать исключительно экономический интерес, а не вынужденная отработка американских долгов. И нам с ними будет легче договариваться.

Таким образом, война, развязанная Саакашвили в Южной Осетии, выходит на руку европейцам: Россия не упустит случая наказать прибалтов и поляков, и это ускорит проевропейскую переориентацию этих стран. «Реакция глав прибалтийских стран и Польши – это агония, – говорит политолог Глеб Павловский. – Эти люди должны неизбежно уйти, а пришедшие на их место никогда не станут огульно полагаться на Соединённые Штаты». В общем, если рассуждать глобально, главным итогом войны в Южной Осетии станет то, что теперь процессом евроинтеграции будут рулить не США, а старая Европа.

Но итогом югоосетинской войны станет не только ещё большее усиление Европы и ослабление Америки. Главным итогом станет очевидное усиление России. Фактически, выиграв эту войну в кратчайшие сроки, мы снова возвращаемся в геополитическое пространство СССР, казалось бы, раз и навсегда утраченное. С одной стороны, мы продемонстрировали нашим соседям, что можем оперативно реагировать на угрозы и готовы встать на защиту наших партнёров. И Белоруссия, и Казахстан, и Узбекистан, и Киргизия, и Таджикистан – наши партнёры по ШОС – получили подтверждение наших возможностей и скорее всего теперь станут ещё более лояльными и покладистыми. Каждая из этих стран может столкнуться с угрозой, скажем так, недружественного геополитического влияния со стороны Америки, тем более в условиях экономического кризиса за океаном. Теперь этим странам наглядно продемонстрировано: гарантии безопасности может обеспечить Россия.

С другой стороны, наши партнёры по СНГ, входящие в ГУАМ, получили пищу для размышлений. Подумать есть над чем: американцы не в состоянии гарантировать ни безопасность этих стран, ни их территориальную целостность, а уж тем паче экономическое процветание. И стоит ли оно того, проявление безграничной лояльности к заокеанскому сюзерену, если всё так шатко и обманчиво? Вот та же Грузия: долгое время американцы не только содержали на свой кошт её правительственных чиновников, но и вбухивали немалые деньги в оборонную инфраструктуру страны. В частности, та самая сверхсовременная военная база в Сенаки, которую сейчас, мягко говоря, подвергают инвентаризации наши миротворцы, обошлась американскому бюджету в 4 млрд. долларов. Казалось бы, немалые деньги, ведь должна была вмешаться Америка, чтобы защитить своё добро. А вот не вмешалась.

Так стоит ли и дальше вместе с американцами дружить против России, выгодно ли это? Если бы не война, долго бы ещё раздумывала на эту тему Молдавия. У Азербайджана позиция посложнее, но и в Баку наверняка призадумались, выразив готовность качать энергоресурсы в обход Грузии. С Украиной сложнее, там, как и в Грузии, в основе взаимоотношений с США много личностного. «Американский зять» Виктор Ющенко вынужден проводить проамериканскую линию даже в ущерб собственной популярности. «Но в этом случае итог будет такой же, как и в случае с Качиньским, – считает политолог Сергей Марков. – Элиты увидят угрозу в проамериканской линии Ющенко и организуют ему замену, хотя бы на Юлию Тимошенко. Это тоже не вполне устраивает Россию, но, во всяком случае, гарантирует нас от недружественных экспромтов. Сейчас вот Ющенко пытается заставить наших военных моряков заполнять миграционные карточки и декларировать цель похода и боезапас. Тимошенко ничего такого делать не станет, не случайно она почти неделю отмалчивалась по поводу югоосетинской войны, да и сказала в итоге что-то малопонятное. Так что даже при наихудшем для нас итоге грядущих выборов такой махровой антироссийской позиции украинское руководство исповедовать уже не будет».

Проигравшая войну Грузия засобиралась из СНГ: парламент уже ратифицировал президентское постановление о выходе Тбилиси из числа стран-участников. Но процедура выхода по закону будет длиться примерно год. И как знать, говаривал мудрый Ходжа Насреддин, кто сдохнет раньше: ишак или падишах. Вполне вероятно, что сам Саакашвили не досидит в своём кресле до даты выхода Грузии, а новые руководители страны окажутся куда как более покладистыми и здравомыслящими.

Геополитический передел вполне мог бы начаться и не с Грузии, а, скажем, с Украины. Он разразился бы даже в том случае, если бы Саакашвили не засыпал «Градом» мятежный Цхинвали. Наблюдая за распадом Советского Союза и радостно потирая руки, американцы, по всей видимости, наивно полагали, что с последней противостоящей им державой покончено навсегда. Ситуация вокруг Южной Осетии доказала, что это далеко не так.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.08.2008 14:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх