// // Различить фашистов и антифашистов в России можно только по цвету шнурков

Различить фашистов и антифашистов в России можно только по цвету шнурков

1326

Под одну бритву

Большинство акций и крайне левых, и крайне правых сводится к мордобою
Фото: ИТАР-ТАСС
Большинство акций и крайне левых, и крайне правых сводится к мордобою Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Вскоре после подрыва «Невского экспресса» ответственность за диверсию взяла малоизвестная националистическая группировка «Combat 18-Невоград». Эксперты считают её виртуальной организацией, решившей сделать себе рекламу на трагедии людей. Полумифическими являются и некоторые другие фашистские, а также антифашистские группировки. Как отделить правду от вымысла и чем реально занимаются «бритоголовые», пытался понять корреспондент «Нашей Версии».

В России активно действует примерно с десяток крайне правых и столько же крайне левых организаций. И выясняют они между собой отношения не менее бурно, чем это делали в Германии начала 30-х годов национал-социалисты Рёма и коммунисты Тельмана. Массовые драки, перестрелки, убийства наиболее одиозных лидеров с той и другой стороны – не посвящённому в таинства идеологического противостояния может показаться, что враждуют не политические противники, а две банды «братков».

В этом противостоянии случаются и жертвы. Три месяца назад был убит один из наиболее известных антифашистов Расул Халилов, проходивший по уголовному делу о деятельности группировки «Чёрные ястребы». А недавно неизвестные застрелили Ивана Хуторского, известного в среде боевиков-«антифа» как Ваня Костолом.

На первый взгляд крайне левые и крайне правые внешне похожи: бритоголовые, с массивными затылками и здоровенными кулаками немногословные детины. Нюансы в виде белых шнурков на ботинках у «антифа» или малозаметных значков со свастикой у их оппонентов не всякий и разглядит.

И тем не менее, несмотря на схожие внешние атрибуты, различия между ними имеются. Заключаются они в организационной структуре. Профашистские группировки, как правило, не имеют централизованного управления, действуют сами по себе и почти не контактируют с себе подобными даже внутри страны, не говоря уже о связях с европейскими и американскими наци. Даже на различные совместные акции типа «Русского марша» крайне правые собираются по отдельности, мелкими группами, лидеры которых зачастую не знакомы друг с другом.

У «антифа» всё иначе. Большинство группировок антифашистов одновременно является ячейкой одной из интернациональных структур крайне левых – это могут быть Молодёжное правозащитное движение (МПД), патронируемое Московской Хельсинкской группой и финансируемое американским фондом Макартуров, или «Сеть против расизма и нетерпимости». Эти организации прекрасно структурированы, их обслуживают мощные юридические центры, функционирующие под крышей правозащитных организаций, а финансируются они не только неправительственными западными фондами, но и местными бизнесменами неславянского происхождения.

Деньги эти, правда, приходится отрабатывать: скажем, в России активисты «антифа» часто подрабатывают охранниками на рынках, на которых заправляют выходцы из Грузии, Армении, Азербайджана и республик Северного Кавказа.

Впрочем, у «антифа» есть и неорганизованные cоратники. Примером могут служить питерские антифашистские группировки, имеющие гораздо больше общего с хулиганскими ватагами, нежели со структурированными и управляемыми подразделениями. У них нет ни ярких лидеров, как у московских соратников, ни членства как такового. Обычно группа воинственно настроенной молодёжи собирается на каком-то интернет-форуме, знакомится и там же обговаривает «акции», по преимуществу сводящиеся к мордобою. Говорить о какой бы то ни было идеологии в данном случае невозможно, – ибо она здесь отсутствует начисто. Зато присутствует желание поиграть мускулатурой в компании себе подобных.

По теме

Курируют антифашистов также разные конторы: за хорошо организованными москвичами приглядывает ФСБ, а за неуправляемыми питерцами – обычные милиционеры. Для последних «антифа» – обычное хулиганьё, впрочем, как и доморощенные «фашисты». Есть и отдельные сходства: занимаются «антифа» из обеих столиц примерно тем же, чем их идеологические антиподы: устраивают драки на концертах исполнителей панк-рока и ска, проводят факельные шествия и демонстрации, скандируя грозные, но неразличимые на слух речёвки, и время от времени устраняют своих идеологических противников с помощью холодного и огнестрельного оружия.

Причём и у тех, и у других ответственность за убийства принято списывать на неких малоизвестных и практически неуловимых соратников – многие даже сомневаются, существуют ли эти организации вообще. Ультраправые обвиняют в убийствах своих «братьев» «Левый фронт «антифа», числящийся исключительно в сводках правоохранительных органов и при этом являющийся скорее виртуальной, нежели реальной структурой, а ультралевые – боевиков из не менее мифической Боевой организации русских националистов (БОРН). Участников последней группировки никто живьём не видел, но именно им приписывают все самые громкие преступления, совершённые в последнее время якобы скинами-нацистами.

Почему же правоохранительные органы предпочитают ловить радикалов из виртуальных организаций и не слишком охотно наказывают гораздо более известных реальных лидеров правых и левых боевиков, таких как ныне покойный Ваня Костолом или здравствующий Максим Марцинкевич по кличке Тесак? Делается это по вполне понятным причинам: чтобы избежать лишней ответственности, лишний раз не запугивать общественность и не перегружать себя работой. Ведь спецподразделений по борьбе с экстремистами нет ни в одной силовой структуре, и бритыми хулиганами правоохранителям приходится заниматься наряду с исполнением целой кучи своих прямых обязанностей. Так что массовыми драками противоборствующих скинхедов по большому счёту никто не занимается. Именно по этой причине так и не найдены организаторы потасовок в Санкт-Петербурге, Воронеже, Краснодаре и Ульяновске, где стенка на стенку дрались несколько сотен молодчиков. Вот если случается убийство – тогда другое дело, правоохранители немедленно включаются в работу.

«Убийство активиста политической организации – пусть даже ультраправого или ультралевого толка – всегда является резонансным преступлением», – поведал корреспонденту «Нашей Версии» на правах анонимности офицер ФСБ, в чью компетенцию входят контакты с экстремистскими организациями и их лидерами. – Но дабы избежать серьёзных последствий, экстремисты пытаются переложить ответственность за то или иное преступление на плечи неких виртуальных организаций, идеологически родственных «фа» или «антифа».

Пресловутый БОРН как раз и является такой структурой: его лидеров и активистов никто никогда не видел, но это не помешало им совершить целую серию резонансных преступлений. Если, конечно, эти преступления им не приписывают. Только за последний год на БОРН списали расстрел двух выходцев из Средней Азии в подмосковном Лунёве, убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, взрыв здания Кунцевского отдела СКП в Москве и «показательную казнь» активиста исламской радикальной организации «Чёрные ястребы» Расула Халилова. Теперь на БОРН пытаются «повесить» и расправу с антифашистом Иваном Хуторским, известным по кличке Ваня Костолом. «16 ноября 2009 года комбатантами Боевой организации русских националистов ликвидирован боевик, организовывавший и лично участвовавший в многочисленных акциях насилия против активистов русского национального движения, – Иван Хуторской (Костолом). Акции возмездия будут продолжены», – говорится в сообщении, распространённом в СМИ якобы активистами БОРН.

«Нет такой организации в реальности», – утверждает один из лидеров русского национального движения, руководитель Славянского союза Дмитрий Дёмушкин.

Понять, кто же такие эти бритоголовые «фа» и «антифа», помимо правоохранительных органов пытаются и представители общественности, в частности правозащитный информационно-аналитический центр «Сова». Правда, по мнению его экспертов, опасность представляют исключительно правые экстремисты, а левые вроде бы безвредны для общества. Почему?

Президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов, к слову, записанный экспертами «Совы» в лидеры «радикальной националистической организации» «Союз русского народа», объясняет это ангажированностью правозащитников: «Им нужно обратить внимание на якобы распространённое явление, которое они называют «русским фашизмом». Но они не мотивированы говорить об опасности, идущей с другой стороны».

«Чтобы у правоохранителей не было проблем с тем, как отличить, скажем, экстремиста, хулигана от националиста, должны быть разработаны критерии, а их у общества нет», – считает председатель правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков. «Агора», к слову, единственная на сегодняшний день общественная организация, пытающаяся структурировать экстремистов и справа и слева и отделить их от обычного хулиганья. Зачем это нужно? Затем, чтобы в судах не было проблем с тем, по какой статье судить тех или иных молодчиков: за разжигание межнациональной розни или за обычную «хулиганку». «Сегодня нет единого подхода ни у правоохранителей, ни у экспертов, – поясняет Чиков, – поэтому случаются курьёзы. К примеру, в деле об избиении питерского школьника Тагира Керимова была проведена совершенно скандальная судебная экспертиза, на основании которой было сделано заключение, что лозунги «Россия для русских» и «Убивай хача» не направлены на разжигание межнациональной розни. Эксперт заявила, что в зависимости от ситуации призывы «убивать хачей» могут употребляться иронически».

В общем, на сегодняшний день и у общества, и у правоохранителей отсутствует единый подход к тому, кем считать «бритоголовых»: политическими активистами или обычными хулиганами, которые прикрывают свои низменные инстинкты словами о некоей гражданской позиции. Нет ясности и у судейских: наци-скинхеда Марцинкевича осудили по статье об экстремизме (он призывал к насильственному свержению конституционного строя. – Ред.), но это скорее исключение, нежели правило. Уголовная статья не работает. С другой стороны, выходящие подраться стенка на стенку или избить кого-то якобы идейные скинхеды, совершенно спокойны: в худшем случае им светит небольшой срок за хулиганство.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.12.2009 19:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх