// // Какие слова и выражения позволено употреблять безнаказанно

Какие слова и выражения позволено употреблять безнаказанно

2502

Офигеть можно?

Публичная ругань – дорогое удовольствие
Фото: Сергей Тетерин
Публичная ругань – дорогое удовольствие Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Арбитражный суд Свердловской области решил, что слово «офигеть» является оскорбительным и не может публично использоваться. Таким образом, была подтверждена правота управления Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по Свердловской области, запретившего рекламу девелопера с употреблением этого слова. Самое забавное, что и антимонопольщики, и заказчик рекламы – ООО «Инвестторгстрой» – апеллировали к заключению специалистов Уральского государственного университета им. А.М. Горького, только с разных факультетов. И заключения оказались прямо противоположными.

«Офигеть! От 61 тыс. рублей за квадратный метр. Квартал Зелёная Роща. Шейкмана – Народной воли. Недвижимость для бизнеса. Общество Малышева, 73. ЖСК «Квартал Зелёная Роща (1-9)» – так звучал текст рекламы, которая размещалась в прессе и на наружных щитах в Екатеринбурге. Текст, надо сказать, вполне эпигонский: окультуренный перепев ставшего знаменитым слогана «Евросеть» – цены просто о...ть». За который, кстати, компанию Чичваркина ФАС тоже наказывала. Однако на этот раз единодушия в оценке спорного слова не было.

Надо сказать, что решение о пристойности той или иной рекламы ФАС принимает на основе экспертного мнения. Для этого в ведомстве даже сформирован экспертный совет по рекламе, в который входят не только чиновники, но и юристы, рекламщики и филологи. При рассмотрении этичности рекламы нередко привлекают и представителей духовенства.

Но в этот раз мнения экспертов Уральского госуниверситета разделились. Специалисты кафедры этики, эстетики, теории и истории культуры встали на сторону ФАС. «Согласно экспертному мнению, сленговое слово «офигеть» было признано оскорбительным, создающим непристойные и оскорбительные образы, сравнения, выражения и, следовательно, недопустимым к использованию в рекламе», – отмечается в сообщении, опубликованном на сайте ФАС. Однако «Инвестторгстрой» тоже обратился за экспертизой в Уральский госуниверситет, только на факультет связей с общественностью и рекламы. Экспертиза, проведённая заведующей кафедрой языков массовой коммуникации факультета Еленой Соболевой, показала, что глагол «офигеть» не содержит в своём значении смыслов, связанных с намерением кого-либо оскорбить, и не является оскорбительным. Так как комментариев своим решениям эксперты не дали, можно предположить, что исходили они из разного понимания корня слова: «фига» в значении «кукиш» (то есть цены почти бесплатные) и «фиг» как заменитель матерного обозначения мужского полового органа. «Глас народа» оказался на стороне девелопера: по результатам опроса, проведённого свердловскими антимонопольщиками в течение февраля 2009 года на своём сайте среди потребителей рекламы, было установлено, что 52,28% опрошенных считают допустимым использование в рекламе слова «офигеть», 44,53% – недопустимым, 3,19% – предложили свои варианты ответов; 30,69% опрошенных считают данную рекламу оскорбительной, 67,87% – нет, 1,44% – свой вариант ответа.

Тем не менее ФАС сочла рекламу недопустимой, и суд согласился с этим решением. В принципе антимонопольщики уже признавали недопустимой рекламу, и вовсе не содержащую намёков на матерные слова: стоит вспомнить, например, рекламу ЦУМа, за которую антимонопольщики оштрафовали его в 2007 году на 400 тыс. рублей: «Кто не в Prada, тот лох!» или «Все люди как люди, а я в Burberry». Но тогда ФАС апеллировала к тому, что в рекламе используются образы детей, а также проводится нелестное сравнение социальных категорий – следовательно, она неэтична и антипедагогична.

По теме

Вот что дословно говорится в законе «О рекламе»: «В рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, включённых в Список всемирного наследия». Теперь же получается, что любое слово, похожее на мат, может быть объявлено вне закона. И не только в рекламе: существует административная и уголовная ответственность за нецензурную брань.

Для сведения: ч. 2 статьи 130 УК РФ «Оскорбление» предусматривает следующее наказание: штраф в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

Строго говоря, И если говорить о табу на произношение, то оно изначально существовало в культуре только на мат. Объясняют это филологи и историки тем, что адресатом матерных слов в русском языке является или подразумевается мать (отсюда и само название русской обсценной лексики).

Так как у древних славян родство определялось по матери, а в религии обожествлялась «Мать – сыра Земля», оскорбление матери – самое тяжкое. А вот таким словам, как «мудак» или «курва», наши предки в произношении не отказывали – их переход в ненормативную лексику произошёл не ранее XIX века. Сейчас на наших глазах то же самое происходит со словами «сука» и «кобель». При этом интересно, что первое слово уже табуируется при обозначении женщины, в то время как второе, применяемое к мужчине, звучит скорее грубовато, нежели оскорбительно.

Таких мучений нет у франко- и англоговорящих наций. Так, для французов слово merde является грубым, но не оскорбительным. Американцы хотя и имеют «грязную дюжину» слов, за произношение которых в пуританских семьях до сих пор моют детям рот с мылом, тем не менее не считают их табуированными: слово fuck либо соответствующий ему жест не произносят разве что герои детских фильмов. Итальянцы могут сколько угодно распинаться о том, как и сколько раз они используют кого-либо с сексуальными целями – табуировано лишь упоминание при этом Мадонны. А уж чертыхаться считается практически нормой во всех языках.

Надо сказать, что искусство русского мата сегодня практически утрачено широкими слоями. Так, ушло в легенды искусство «загибов», авторство которых приписывается Петру I: употребление определённого количества матерных слов и выражений, построенных определённым образом. «Малый матерный загиб» состоял из 37 слов, «большой матерный загиб» содержал, по разным сведениям, от 260 до 331 слова. По воспоминаниям современников, Сергей Есенин был одним из немногих, кто умел произносить как полагается – на едином выдохе – не только малый, но и большой «загиб». Кстати, «загибы» содержали не только матерные слова. В «малый загиб», например, входил «ёж косматый, против шерсти волосатый». То есть это была скорее высокотехничная филологическая шутка. Матерные частушки, которые пели на следующий день после свадьбы, и матерные литературные произведения также не несли оскорбительного оттенка: первый случай – это ритуальный оберег, а второй – литературная шутка. Сейчас, несмотря на хождение анекдотов о переводчиках выступлений «дяди Васи» и «нового русского», большинство граждан матерятся скучно, зло и неизобретательно.

Как это обычно и бывает, потеряв в качестве, русский мат приобрёл в количестве: эвфемизмы вместо «неприличных» слов применяются во многих языках, но только в русском этот процесс приобрёл сегодня столь масштабные формы. Возможно, потому, что придумать свой эвфемизм русскому матерному слову может каждый: для этого нужно заменить сам матерный корень, сохранив остальные части слова. Результат известен из детского анекдота ещё советского периода: Волк, которому велели заменить мат на названия цветов, тут же придумал слова «загвоздичить» и «отсиренить». Лёгкость образования эвфемизмов и их комичность привели к широкому распространению «матозаменителей». Тем более что употребление ругательств способствует не только выражению эмоций и соответственно избавлению от стресса (что в России, переживающей уже не первый кризис за последние десятилетия, совсем нелишне), но и, как выяснили британские учёные, уменьшению боли.

Как правило, эвфемизмы со временем сами становятся табуированными. Беда в том, что в сегодняшней России процесс этот идёт, во-первых, слишком масштабно и быстро, а во-вторых, под приглядом чиновников и милиционеров. При этом устоявшейся практики экспертизы нет: специалисты по русскому языку могут фразу «Мочи хача» признать шутливой, а могут жалобу блогера «Менты совсем оборзели» посчитать оскорблением. И, как показал свердловский суд, при таком расхождении победу присудят скорее сильнейшему. То есть власти.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2009 12:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх