// // Расстрел, случившийся в московской школе, может оказаться не последним

Расстрел, случившийся в московской школе, может оказаться не последним

535

«Ботаник» с карабином

4
В разделе

Днём 3 февраля ученик 10-го «А» московской школы № 263 Сергей Г. вошёл в свой класс, держа наперевес два охотничьих ружья. Взяв в заложники находившихся в классе учащихся, он на глазах у них застрелил учителя географии Андрея Кириллова. После того как прибывшие в школу полицейские попытались задержать несовершеннолетнего убийцу, подросток застрелил одного из них и ранил другого. Прежде подобное случалось, как правило, в США. Но сегодня уже понятно: трагедия в школе № 263 была неминуема. Почему – выясняла «Наша Версия».

За неделю, минувшую с чудовищного ЧП, страсти уже улеглись. И теперь всех больше беспокоит не то, по какой именно причине тихий 15-летний Серёжа устроил побоище в своём классе, а не повторится ли эта история где-нибудь вновь? Ведь таких Серёж, как и «стволов» на руках, в России тысячи. По факту происшествия в школе № 263 СК РФ возбудил уголовное дело по статьям «захват заложников», «убийство» и «посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов». Вряд ли расследование продлится долго – преступление очевидно, поскольку происходило на глазах множества свидетелей. Однако это же обстоятельство стало причиной появления целого ряда различных версий, объясняющих мотив преступления. Основная звучит так: подросток обиделся на преподавателя географии Андрея Кириллова за то, что он поставил ему вместо «пятёрки» «четвёрку». Заниженная оценка якобы могла лишить десятиклассника-отличника золотой медали – допущенную учителем несправедливость подросток решил смыть кровью педагога.

И всё же при более пристальном рассмотрении у этой версии есть несколько изъянов. Ладно, если бы это случилось в выпускном 11-м классе, когда учёба выходит на финишную прямую и важен действительно каждый балл. Но какой смысл беспокоиться о рядовой отметке за полтора года до последнего звонка? Ни логике, ни здравому смыслу такой поступок не соответствует. Если только, впрочем, допустить, что здравым смыслом здесь и не пахло. Но тогда придётся признать, что взять в руки ружьё 15-летнего школьника заставил больной рассудок. Так неужели мы говорим о невменяемом?

Степень вменяемости задержанного ученика должна установить психиатрическая экспертиза, которая ему уже назначена. Хотя эксперты уже высказывают прогнозы: вряд ли у десятиклассника на самом деле имеется какое-либо серьёзное психическое заболевание вроде шизофрении или маниакально-депрессивного психоза. А вот какое-либо стрессовое расстройство присутствовать может вполне. И это пугает специалистов больше всего. Потому как исследования показывают: число подростков, страдающих от психологических проблем, увеличивается в России с каждым годом. Их срывы и истерики обычно списывают на переходный возраст и учебную нагрузку, хотя на самом деле им уже давно требуется помощь психолога, потому как прорвать распираемую внут­ренней энергией душевную плотину подростка может в любой момент.

Дети состоятельных родителей переживают кризисы острее

«То, что сделал Серёжа, не было каким-то одномоментным порывом – это накапливалось в нём очень долгое время», – рассказал президент фонда «Детское здоровье», член Американской психологической ассоциации Александр Кузнецов в обновлённом Media-Центре «Нашей Версии».

Откуда что взялось? Психолог объясняет: нынешние подростки вообще представляют собой группу повышенного риска. Во-первых, современные дети, говоря образным языком, буквально купаются в крови, которая постоянно льётся на них с экранов ТВ. Убийства, насилие, жестокость присутствуют в каждом втором сериале. Ещё опаснее компьютерные игры-стрелялки, где царит совсем уж форменная мясорубка, причём участвовать в ней подростку приходится непосредственно. Постоянный вид крови и смерти нивелирует отношение к этим вещам в реальной жизни. Отсюда и рост подростковой жестокости, фиксируемый в последние годы. Снятые на телефон ролики с издевательствами над школьными товарищами уже даже не шокируют, настолько их много в Интернете.

По теме

«В результате мы видим, что дети сегодня не умеют решать возникающие конфликты миром. Они просто не умеют этого делать. Это неудивительно, когда в обществе царит и всячески поддерживается культ силы», – отмечает Александр Кузнецов.

И всё же телевизор и компьютер – далеко не самые главные источники зла. Старая истина, гласящая, что всё начинается с семьи, оказывается верна и в этом случае.

«Редкий ребёнок сегодня имеет психологический контакт со своими родителями. Это приводит к тому, что он не доверяет им, не может поделиться с ними своими проблемами, которых в подростковом возрасте возникает очень много. Он вынужден решать их сам, но для него в силу возраста и отсутствия опыта это очень сложно. Внутреннее напряжение постепенно накапливается и однажды выплёскивается вот в такой агрессивной форме. Опаснее всего, что родители могут об этом даже не подозревать», – утверждает авторитетный психолог.

Увеличение депрессивных настроений в подростковой среде медики начали отмечать ещё в конце нулевых. В 2007 году специалисты педагогического института Южного федерального университета провели масштабное исследование эмоционального состояния школьников. Результаты оказались шокирующими. Выяснилось, что каждый второй подросток периодически испытывает острое чувство одиночества, а каждого четвёртого оно гнетёт постоянно. Причём под одиночеством школьники понимали не банальную скуку или отсутствие друзей, а ощущение, что они никому не нужны – прежде всего своим родителям.

Ненужными и брошенными, к удивлению психологов, одинаково чувствовали себя как дети из асоциальных семей, так и отпрыски весьма состоятельных родителей. Последние, как оказалось, переживают кризисы даже намного острее. В результате авторы исследования предупредили: если не наладить систему психологической помощи школьникам, через несколько лет в стране увеличится количество детских самоубийств, а затем на российскую почву перейдёт и американская традиция школьных расстрелов. Похоже, что прогноз оказался верен.

Школьные психологи не в силах выявить проблемных детей

«Куда же смотрел школьный психолог? – звучат сегодня вопросы. – Наверняка у подростка имелись проблемы с головой. Почему специалист не заметил этого?»

«Говорить о вине школьного психолога в данном случае вряд ли уместно, – считает Александр Кузнецов. – Если подросток сам не пришёл к нему, узнать, что происходит у него в душе, очень непросто. Конечно, специалист должен преж­де всего обращать внимание на агрессивных и замкнутых детей. Но если в школе учатся тысяча человек, взять на заметку каждого он просто не сможет физически. К тому же с каждым необходимо не просто поговорить раз, а войти в тесный контакт, чтобы иметь возможность оказать по-настоящему эффективную помощь. Таких ребят вокруг него может быть восемь, максимум двенадцать, не больше».

Исходя из этого инициатива депутатов Госдумы обязать Министерство образования проверить у школьных психологов дипломы и уровень квалификации оказывается просто имитацией бурной деятельности. Даже если найдут среди «мозговедов» лентяев и лодырей, заменив их на трудяг и подвижников, ничего не изменится – слишком масштабная работа.

Может быть, к решению проблемы подключится детская психиатрия? Увы, по свидетельствам специалистов, как направление медицины она в России нынче не существует в принципе.

Однако искать выход необходимо. По словам г-на Кузнецова, случившийся прецедент может дать толчок целой череде аналогичных случаев. «Подростков с расстроенными чувствами у нас предостаточно. И для таких школьников этот Серёжа – сейчас герой. Как же: не побоялся, пошёл против системы, прославился. Как известно, дурной пример заразителен. Я очень боюсь, что теперь найдутся желающие поступить точно так же. Тем более что найти оружие сейчас не проблема. А если нет ружья, то и ножа хватит».

Охранники не могут защитить даже себя

Неудивительно, что одной из первых инициатив законодателей стало решение ужесточить оборот оружия. Председатель думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая уже предложила наказывать за небрежное хранение оружия, повлёкшее за собой гибель людей, двумя годами тюремного заключения. Задумка вполне понятная: ружья, с которыми подросток пришёл в школу, принадлежали его отцу. Согласно закону он должен был хранить их в запертом сейфе, но то, что школьник смог получить доступ к заряженному оружию, явно указывает на халатное отношение родителя к своему арсеналу.

По теме

Впрочем, тут дело скорее не в суровости наказания, а в личной ответственности. Как сообщалось, отец мальчика – офицер одной из силовых структур. Если уж человек с таким бэкграундом разбрасывал «стволы» по квартире, то о чём ещё говорить…

В свою очередь, Мосгордума предложила обеспечить охранников, работающих в школах и детских садах, средствами самозащиты – дубинками и электрошокерами, одновременно повысив требования к ЧОПам, занимающимся охраной школ. Ведь именно охранник, сидевший на входе, хоть и нажал на тревожную кнопку, но затем фактически привёл вооружённого подростка в класс.

Обеспечением порядка в школе № 263 занималась частная охранная организация «Сатурн», которой осенью 2012 года удалось выиграть соответствующий конкурс, проводившийся Дирекцией по эксплуатации, движению и учёту основных фондов столичного Департамента образования. По информации «Известий», ЧОП получило право на охрану примерно 50 образовательных учреждений района Отрадное, из которых 25 – детские сады.

Уже объявлено, что охранник действовал по инструкции: подчинившись требованиям нападавшего, всё же вызвал наряд полиции. А рисковать своей жизнью, вступая в схватку с вооружённым преступником, чоповец-пенсионер не обязан. Однако в связи с этим возникает вопрос: для чего в таком случае вообще нужна охрана в школах, на которую, кстати, тратятся деньги налогоплательщиков? Сидеть на входе и не пускать родителей в школу? Решать целый день кроссворды? Впрочем, представители частных охранных предприятий возмущаются: что вы хотите за такие деньги? Настоящие вооружённые секьюрити будут стоить втрое дороже. Хотя при этом всё же уточняют: в подобной ситуации даже таким Рэмбо пришлось бы полагаться только на собственную силу и реакцию – применять спецсредства, а тем более оружие к несовершеннолетнему запрещает закон. Даже если у него в руках автомат – потом до конца жизни будешь оправдываться. Так что и призывы к усилению охраны в образовательных учреждениях также не дадут никакого результата.

В связи с происшествием в обществе разгорелась бурная дискуссия. Одно из самых нелепых предложений – обыскивать на входе каждого школьника, у которого что-нибудь пискнет в рюкзаке. Это неизбежно приведёт к казусам: нагруженные циркулями, линейками, сменной обувью и прочим скарбом дети с огромными ранцами непременно будут попадать в цепкие лапы чоповца в каждом первом случае. Хотя понятно: даже если у школы детей будет встречать танк, подрастающему психопату это не помешает. И если приблизить условия в школах к тюремным, к усилению безопасности это не приведёт. Только сделает обстановку более гнетущей.

А что если привлечь к охране школ полицейских? «Это невозможно, – говорит генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов. – На сегодня низовое звено в МВД вообще «выбито», людей просто не хватает. У нас в Москве крайне не хватает участковых – о какой охране школ можно после этого говорить? Хотя, если хотите знать моё мнение, хорошо было бы сократить различные аналитические службы, коих развелось немерено, уменьшить штат штабов, направив этих людей на конкретную работу с населением. Например, усилить штат участковых и увеличить число инспекторов по работе с несовершеннолетними. И тогда инспектор ПДН будет чётко знать, кто учится в каждой конкретной школе, кто входит в группу риска, а у кого проб­лемы в семье или с психикой».

Выводы из случившейся трагедии ещё предстоит сделать. Тем временем суд взял под арест подростка-убийцу. По причине несовершеннолетнего возраста полицейские ввели его в зал в шапке-балаклаве, скрывающей лицо. Журналисты высматривали родителей школьника, однако, как оказалось, в суд они не явились. В результате судья Наталья Мушникова констатировала, что родители мальчика фактически самоустранились от защиты своего ребёнка, вследствие чего его интересы будет представлять социальная служба.

Порог чувствительности уже пройден. Для детей смерть стала развлечением. Ударить учителя и даже убить – нормой. Одними постановлениями это уже не остановишь.

Мнение

Елена Куроедова, заведующая кафедрой психологии Университета «Синергия»:

– Возможной причиной случившегося может быть только эмоциональный срыв. Например, проблемы в школьном коллективе. Подростковый коллектив бывает очень жестоким по отношению к «другому», не такому, как они. Потому задача учителя – не допустить травли. Молодой человек был отличником, что могло стать причиной негативного отношения соучеников класса и как следствие – выплеска накопившейся у молодого человека обиды за несправедливое к нему отношение. Также не исключено, что срыв связан со стрессовой подготовкой к ЕГЭ и поступлению в вуз – напряжение у ребят сейчас колоссальное! Требование со стороны учителей, которые стремятся подготовить и мотивировать ребят, ожидания родителей, которые дети стремятся оправдать, – всё это огромная эмоциональная нагрузка. Как следствие – стресс, срыв и возможные импульсивные действия.

Александр КУЗНЕЦОВ, президент фонда «Детское здоровье», член Американской психологической ассоциации, в Media-Центре «Нашей Версии»:

– Мы видим, что дети сегодня не умеют решать возникающие конфликты миром. Они просто не умеют этого делать. Это неудивительно, когда в обществе царит и всячески поддерживается культ силы.

К тому же редкий ребёнок сегодня имеет психологический контакт со своими родителями. Это приводит к тому, что он не доверяет им, не может поделиться с ними своими проблемами, которых в подростковом возрасте возникает очень много.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.02.2014 20:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх