// // История блокады в воспоминаниях ленинградцев

История блокады в воспоминаниях ленинградцев

449

Пусть память говорит

2
В разделе

27 января, в день 70-летия снятия блокады, в петербургском кинотеатре «Великан» при поддержке Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» состоялась презентация книги «Блокада Ленинграда. Народная книга памяти». В рамках торжественной церемонии экземпляр книги, выпущенной совместно с издательством «АСТ», был передан в Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда. Под одной обложкой собрано три сотни историй людей, переживших блокаду, членов их семей и потомков. Предисловие к книге подготовил известный писатель, журналист и киносценарист Андрей Константинов. Мы встретились с ним, чтобы обсудить проект, а также попытаться понять, что значит блокада Ленинграда для автора книг, действие которых разворачивается в Петербурге.

– Андрей Дмитриевич, почему вы решили написать предисловие к «Народной книге памяти»?

– Я благодарен за эту возможность идейному вдохновителю проекта – председателю Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» Радику Батыршину. Сама мысль о том, что важно сохранить память об этих событиях для последующих поколений, кажется мне достойной. Признаюсь честно, я горд тем, что мне была поручена такая почётная миссия – выступить с предисловием к книге, потому что для меня это очень важное личное событие, ведь у меня оба деда воевали, и воевали очень «круто»: начали войну лейтенантами, а закончили подполковниками.

– Вы много путешествуете – понимают ли трагичность этих событий люди за рубежом?

– В основном понимают, но иногда случаются и недопонимания – об одном из них я, кстати, упомянул в своём предисловии. Это случай, когда представитель журналистского цеха одной из спокойных стран Евросоюза сказал, что и блокада Ленинграда, и Великая Отечественная война – всего лишь часть истории, и спросил: «сколько вы будете на эту тему спекулировать в нашей нынешней действительности XXI века?»

– Представляю вашу реакцию…

– Меня это страшно поразило. Я тогда ему ответил, что это для них история, а для таких, как я, это никакая ещё не история, потому что всё, что происходило тогда, происходило с моей семьёй.

– Известно, что идею «Народной книги памяти» поддержали представители различных ведомств и ответственные чиновники – обсуждали ли вы подготовку книги с кем-нибудь из них?

– Я беседовал об этом с губернатором нашего города Георгием Сергеевичем Полтавченко. Именно он попросил найти какие-то правильные слова для предисловия. Его мама тоже была блокадницей, и именно поэтому он из первых уст знает, что такое блокада. К слову, он мамой очень гордится.

– Как вы думаете, насколько свое­временна эта книга и вызовет ли она интерес у читателей?

– Это бесконечно интересная книга! Она вызывает сильнейшую эмоциональную отдачу. Если же говорить о коммерческом успехе – уверен, он тоже не обойдёт этот сборник стороной. Но это не важно, ведь создавалась она совсем не для этого. Если мы хотим оставаться людьми, и если мы хотим оставаться людьми одухотворёнными, мы должны уважать и себя, и своих предков, и память об этих событиях мировой истории.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.01.2014 15:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх