// // Рамзан Кадыров вознамерился избавиться от федеральных силовых структур в республике

Рамзан Кадыров вознамерился избавиться от федеральных силовых структур в республике

602

В Чечне вся сила!

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Дождались: Рамзан Кадыров указал федеральным подразделениям МВД на дверь. На минувшей неделе президент Чечни потребовал от силовых структур московского подчинения незамедлительно очистить занимаемые ими гражданские объекты на территории Чеченской Республики. Если учесть, что других помещений, кроме гражданских, федералы в последнее время не занимали, под сомнение ставится сама целесообразность пребывания их в «горячем» регионе. Нечто подобное уже происходило лет 10 назад, как раз накануне второй чеченской кампании. К чему всё это может привести, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Кадырова, что называется, прорвало на плановом совещании с министрами и главами городских и районных администраций: «Частями и подразделениями силовых структур и правоохранительных органов самовольно заняты огромные территории и объекты. Большинство из них находится в их руках без соответствующего юридического оформления». Доля правды в словах главы республики, конечно, имеется. В своё время, когда встал вопрос о расквартировании сил федерального подчинения, Кадыров-старший предложил: занимайте помещения, которые вам понравятся, а после мы всё упорядочим, подпишем все нужные бумаги. Но навести порядок в документах у федеральных силовых структур в Чечне всё как-то руки не доходили, видимо, было чем заняться, помимо бумажной волокиты. Затем не стало Ахмада Кадырова, а при Алу Алханове, ещё более лояльном к федеральному центру, о юридических формальностях вообще позабыли, и, казалось, навсегда.

В декабре 2006 года Рамзан Кадыров, на тот момент премьер-министр Чеченской Республики, подписал распоряжение, предписывающее представителям федеральных силовых структур занять земельные участки площадью 22 млн. квадратных метров в Веденском и Шатойском районах республики, а точнее в сёлах Ведено, Шали, Ханкала и Борзой. Примерно через два месяца, в конце января 2007 года, Министерство обороны РФ закрепило за собой право собственности и право на бессрочное пользование указанными земельными участками. А ещё месяц спустя Кадыров без лишней помпы, потихоньку отменил собственное распоряжение: имел право, ведь теперь он числился уже не премьер-министром, а исполняющим обязанности президента республики. Тогда на это мало кто обратил внимание.

Формальным поводом к отмене стала справка, полученная Рамзаном Кадыровым от представителей Россвязьохранкультуры по Чечне. В документе речь шла о том, что, мол, размещение на указанных территориях военных полигонов нанесёт ущерб сельскому хозяйству республики, а, возможно, ещё культурным памятникам, расположенным в этих районах.

Инициатива Кадырова-младшего по изгнанию с территории республики подразделений МВД федерального подчинения не на шутку переполошила прокурора республики Николая Калугина. С одной стороны, президентское распоряжение сильно отдавало махновщиной и нужно было как-то реагировать, но, с другой стороны, резкие выпады против молодого горячего президента зачастую чреваты самыми неожиданными последствиями. В общем, прокурор не придумал ничего лучшего, чем предложить Главной военной прокуратуре России провести проверку целевого использования средств, выделяемых дислоцирующимся на территории республики частям для оплаты аренды, возмещения ущерба, наносимого республике за простой земель, занимаемых военными. Вроде и отреагировал, но не резко, без нажима. Кадыров, впрочем, уже обязал своих чиновников добиться возвращения военными незаконно занимаемых объектов гражданского назначения и сельхозугодий в двухнедельный срок, не дожидаясь результатов прокурорской проверки.

Руководитель пресс-службы Временной оперативной группировки войск на Северном Кавказе Николай Варавин, которого корреспондент «Нашей Версии» попросил прокомментировать инициативу Кадырова, признался, что он сам в недоумении: обвинения чеченских властей явно надуманны, но при этом формально всё правильно, и вопрос о законности расквартирования федеральных войск в Чечне остаётся открытым. «Налицо юридический казус, когда со стороны Министерства обороны предприняты все шаги, чтобы узаконить наше пребывание на территории Чеченской Республики, но, с другой стороны, предпринимаются некие действия, чтобы поставить законность нашего присутствия под сомнение, – пояснил Николай Варавин. – Разобраться будет непросто, и для принятия решения потребуется известная воля федерального центра».

По теме

Так что же заставило Рамзана Кадырова вспомнить о том, что отданные военным сёла, оказывается, являются культурными памятниками?

Весной этого года на узенькой горной дороге не разъехались два автомобильных кортежа. Один принадлежал Герою России, президенту Чечни Рамзану Кадырову, а другой – Герою России, командиру спецбатальона «Восток» Сулиму Ямадаеву. Трудно сказать, действительно ли дорожное недоразумение стало причиной ссоры вчерашних друзей не разлей вода или чёрная кошка пробежала между двумя Героями России раньше, только Рамзан Кадыров, по всей видимости, решил на сей раз пойти до конца. Вначале вооружённая автоматическим оружием охрана Кадырова штурмовала место дислокации спецбатальона, застрелив при этом двоих его бойцов. Затем президент Чечни обвинил командира «Востока» в причастности к похищениям людей и массовым убийствам. Младшего брата Сулима Ямадаева, Бадрудина, объявили в розыск якобы «за применение насилия в отношении охранников президента республики». А чем такой «розыск» может закончиться, хорошо известно: к примеру, подполковника ФСБ Мовлади Байсарова, возглавлявшего спецбатальон «Горец», чеченские милиционеры расстреляли буквально в самом центре Москвы средь бела дня.

У Байсарова была история, аналогичная ямадаевской: раньше они с Рамзаном дружили, а потом вдруг перестали. Последовал обмен обвинениями, спецбатальон разоружили, а Байсаров отправился искать правду в Москву. Там-то его и убили. Тогда федеральные правоохранители предпочли закрыть глаза на эту историю, мол, переборщили, конечно, но ничего не поделаешь.

И Мовлади Байсаров, и Сулим Ямадаев напрямую не подчинялись чеченским властям. Первый находился в юрисдикции ФСБ, второй – Главного разведывательного управления Минобороны России. Контролировать их Кадыров не мог, при этом и Байсаров и Ямадаев время от времени делали громкие заявления: мол, мы не Рамзану подчиняемся, а Москве. «Пусть только попробуют нас разоружить, – грозил покойный Байсаров. – Мы заберём оружие и уйдём в горы. И пусть Рамзан забудет и про стабильность, и про миллионы инвестиций. За нами – Москва!» Увы, Москва не помогла, а принадлежность к федеральной структуре не спасла жизнь Байсарову. Теперь настал черёд Ямадаева, а заодно и момент истины для федералов: что делать, опять сдавать своего подчинённого? Если после Байсарова сдадут и Ямадаева, немного найдётся желающих служить в Чечне в структурах федерального подчинения.

По словам начальника штаба российской 42-й мотострелковой дивизии полковника Бориса Фомичёва, военным уже начинают надоедать постоянные «разборки» между спецподразделениями федерального подчинения и чеченскими милиционерами. «С одной стороны, претензии можно предъявить и к тем, и к другим, но, с другой стороны, выяснять, кто прав, а кто виноват, нужно не с оружием в руках, а в суде, – заявил Фомичёв корреспонденту «Нашей Версии». – В любом случае нужно что-то решать. И не впутывать в это дело военных, решение пусть принимают политики».

Опубликовано:
Отредактировано: 28.07.2008 12:19
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх