// // Чем обернутся народные выступления в арабских странах?

Чем обернутся народные выступления в арабских странах?

418

Арабы не рабы

4
В разделе

Тунис и Египет пали, на очереди Бахрейн, неспокойно в Иране, в Йемене и Ливии также проходят массовые акции протеста. У происходящего в той части света, которую принято называть «арабским миром», есть одна общая черта. Требования протестующих можно свести к единственному слову: «Надоело!» Политические мотивы прослеживаются слабо, конкретных экономических и социальных претензий и того меньше. Более или менее конкретны лишь сводки о потерях, да и то информация скорее оценочная, поскольку власти тщательно скрывают количество жертв среди демонстрантов и сил правопорядка. Так, в Бахрейне речь идёт о десятках погибших, по Йемену информации практически нет, но, кажется, счёт тоже идёт на десятки. Иран более или менее справился с выступлениями без особого кровопролития, но никто из экспертов не скажет, насколько долго продлится затишье, а главное, к чему приведёт очередное обострение. «Наша Версия» выяснила, каковы наиболее вероятные сценарии развития событий, в чём их причины и возможные последствия.

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

– Арабский мир, несмотря на то что он поделён на массу нарезок, един. Этот мир можно сравнить с Российское Федерацией, которая поделена на отдельные субъекты Федерации, но при этом это всё единая Россия. Там единый информационный канал, единое арабоязычное пространство с региональными спецификами, но при этом с массой общих кругов. Интеллигенция этих стран имеет тесные политические, экономические и подпольные контакты с интеллигенцией соседних государств. Если волнения в одной стране, то неминуемо она охватит и другую.

Вследствие этого сейчас на очереди стоит Пакистан, где неизбежен конфликт между президентом Асифом Али Зардари и вооружёнными силами. И первой ласточкой этого был выданный в на Мушаррафа ордер на арест. Мушарраф – человек армии, и такой ордер показывает, как резко возрастает напряжённость между официальной государственной властью и вооружёнными силами.

Никто не спорит, что сейчас в арабском мире существует мощное давление снизу, но Западом оно абсолютно не понимается и адекватно не оценивается. Западные аналитики – правые, левые, израильские, антиизраильские –

пишут о событиях на арабском Востоке как о событиях на Марсе. И главная причина этого – разное понимание одного и того же. Для советского человека слово «отсталый» означало «отсталый в сфере производства»: пашет на волах и ковыряет землю сохой. Для западника «отсталый» – непринятие однополых браков. Молодой человек, выходящий с протестом на иранскую улицу, даже отдалённо не представляет себе тех идеалов, которые ему приписывают западные публицисты. Если ему сказали бы, что он вышел на улицу за свободу гомосексуализма, то этому публицисту не поздоровилось бы. Арабские протесты связаны с этическими и религиозными причинами. Египтянин, живя на 2 доллара в день, иначе воспринимает свою нищету, чем европеец. Для западного аналитика эти вещи совершенно недоступны пониманию. Когда они сочувствуют «зелёной революции» в Иране, считая, что молодёжь там – это абсолютный аналог хиппи 68-го года, которая вышла на улицы протестовать из-за дресс-кода у женщин и подавления сексуальной свободы у молодёжи, то глубоко ошибаются. В действительности то, что происходит там, это вещи, не имеющие общего с «оранжевыми революциями» в Грузии или на Украине. Здесь совершенно другой порядок мотивации – и это надо понять.

Если поймём, то дальнейшее становится ясным – к самому явлению присоединяются разные игроки. Присоединяются демократы во главе с Обамой, которые хотят снести ставленников предыдущей американской дообамовской администрации. Барак Обама не может играть на поле, где стоят политические фигуры, поставленные его политическим оппонентом, – такие как Хосни Мубарак. Этому противятся республиканцы, которые пытаются оказать содействие уходящим фигурам. То есть вокруг этого развивается противоборство элитных кланов. Но оно развивается вокруг явления, поднимающегося снизу, Запад не понимает, чем оно движимо, поэтому просто пытается его оседлать.

По теме

В то же время есть реальные движения, связанные с народом, например «Братья-мусульмане». Они теснейшим образом связаны со средним классом, с городской буржуазией, трудовой интеллигенцией, бюджетниками. И они действительно держат руку на пульсе и способны реально организовать пространство. Во время акций именно «Братья-мусульмане» наладили снабжение водой и пищей, уборку мусора, они предотвращали стычки и блокировали возможность провокаций. Хотя и не они были инициаторами первых демонстраций, но они всё взяли под контроль.

Таким образом, в конечном итоге в качестве полюсов диалога останутся Белый дом с Обамой и «Братья-мусульмане». Есть абсолютный разрыв цивилизационной матрицы. И пока Запад этого не поймёт, пока не перестанет пытаться оседлать всё и вся, они так и будут ударяться «мордой в кирпич».

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока:

– Когда в 1917 году в России полетел режим Романовых, в немецком генштабе очень этому радовались. Но недолго, вслед за уничтожением российской монархии была перекроена вся Европа. Когда ситуация доходит до логического конца, рушатся режимы по всему региону. В данном случае речь идёт о Ближнем и Среднем Востоке. Мы вступили в некий период неустроенности, который будет в этом регионе продолжаться, может быть, несколько десятков лет, по аналогии с Европой первой половины ХХ века – войны, революции, гражданские войны, кризисы, хунты, как сегодня в Египте, смена властных элит. Сейчас вся эта каша будет вариться в котелке, граница которого на западе ограничена Марокко и Атлантическим океаном, а на востоке границами Индостана (Индии до Пакистана включительно) и от Сомали до наших границ включительно. То есть весь Ближний и Средний Восток (БСВ). Американцы иногда называют Ближний Восток Большим, включая в него регион Закавказья и ближнюю Азию с постсоветскими республиками. Но мне представляется, что эти волнения бывшие советские республики не затронут, поскольку ислам занимает там менее серьёзные позиции, кроме Таджикистана, чем в странах, охваченных волнениями. Хотя определённые пертурбации, безусловно, будут.

Вслед за Тунисом, Египтом, Бахрейном пойдёт черед Африки. Раскол Судана в январе как минимум окажет на Египет колоссальное катастрофическое воздействие, поскольку Южный Судан планирует гидроузлы в верховьях Нила. Это оставит Египет без воды, и тут пойдут такие катаклизмы, что по сравнению с нынешними событиями они покажутся добрыми старыми временами. Население Африки в значительной своей части смешанное – мусульмано-христианско-языческое. Англичане и французы специально так выстроили границы, чтобы в случае чего там народ «в глотку вцеплялся бы друг другу». Сейчас эти колониальные границы, после Судана, посыплются, и на это тоже будут влиять Египет и Тунис.

Как поведут себя американцы в этой ситуации, понятно – начнут метаться и вести абсолютно противоречивую политику, которая к США никакого отношения иметь не будет, а будет иметь отношение к теориям разных элит. Например, известно, что в Тунисе и Египте лодка была в значительной мере раскачана с помощью новых технологий: твиттер, электронная почта, Интернет, которые поддерживались из США различными правозащитными организациями и чиновниками посольства. Зачем обрушивать режим союзника, отдавая, что называется «страну на растерзание» исламистам, не может объяснить никто. Американские президенты подвержены идиотическому синдрому – поддерживать любую революцию. Здесь остаётся только развести руками… Такое не лечится…

Сергей Шпилько, президент Российского союза туриндустрии:

– Надеюсь, что это более-менее «бархатные революции», а не длительный политический кризис и процесс реформации. Туризм для арабского, мусульманского мира – доходный и весомый вклад в экономическое развитие. Египет, Тунис, Марокко, ОАЭ – в этих странах трудно найти ещё одну отрасль, которая получила бы такое мощное развитие в последние годы, как туристическая отрасль. Но в то же время есть мусульманские страны, где религиозные требования ограничивают возможности туристической индустрии и индустрии развлечений. Например, Иран – страна поразительно интересная с точки зрения истории культуры, там сильное экскурсионное направление. В силу понятных обстоятельств там невозможен масштабный туризм.

Будет ли развиваться туризм в странах, которые сейчас охвачены волнениями, будет зависеть от того, что перевесит – политический, религиозный или экономический фактор. Либо страна гостеприимна с точки зрения туризма, либо это гостеприимство невозможно. Я думаю, что экономический резон и здравый смысл перевесят. Будет найден некий разумный компромисс. Поскольку туризм даёт устойчивое экономическое развитие стране и предполагает гармонизацию интересов туристов и местного населения, в том числе и с точки зрения соблюдения религиозных традиций и обычаев.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.02.2011 12:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх