// // Прикаспийские страны готовятся к битве за энергоресурсы

Прикаспийские страны готовятся к битве за энергоресурсы

683

Война за ничьё море

2
В разделе

Воевать на сей раз, похоже, будут не одни только дипломаты. Накануне визита президента Владимира Путина в Азербайджан все пять государств, имеющие выход к Каспийскому морю, одновременно объявили о проведении военных манёвров. Только нынешние учения отнюдь не совместные – теперь каждый сам за себя. Скорее всего ситуацию резко обострило недавнее решение Баку объединить армию с Турцией. А ведь у прикаспийских стран и без этого хватает нерешённых проблем – до сих пор границы солёного озера весьма и весьма условны. Да и шельф, на котором ведётся добыча углеводородов, тоже как следует не разделён. В подобных условиях визит Владимира Путина в азербайджанскую столицу накануне очередных президентских выборов едва ли можно считать одним лишь проявлением поддержки Ильхама Алиева. Кто создаёт в регионе нестабильность, смогут ли Россия и Азербайджан с этой нестабильностью бороться и, главное, ждать ли войны за Каспий? Ответы на эти вопросы пытался найти корреспондент «Нашей Версии».

В Баку Владимир Путин должен был прибыть на ракетном сторожевом корабле «Дагестан» в сопровождении нескольких судов Красно­знамённой Каспийской флотилии. По этому поводу азербайджанская пресса разразилась несметным количеством комментариев – от ёрнических до близких к панике. Суть их сводилась к тому, что-де всё, приплыли. Не стоило члену комитета Милли меджлиса по безопасности и обороне Захиду Оруджу в канун саммита озвучивать планы объединения турецкой и азербайджанской армий.

В Москве, разумеется, немедленно напряглись – ведь если объединение состоится, на Каспии неизбежно появятся военные корабли Турции. А поскольку Анкара входит в Северо-атлантический альянс, то и 6-й флот НАТО тоже может со временем подтянуться в регион. В итоге Путин всё-таки прибыл в Баку на самолёте, чтобы не портить обедни Ильхаму Алиеву накануне выборов и не раздражать прессу. Но «Дагестан» в сопровождении корвета «Волгодонск» всё-таки встал на рейд у азербайджанской столицы. Не по этой ли причине, как заметили наблюдатели, Алиев во время саммита был напряжён и почти не улыбался в отличие от своего российского коллеги? Путин, кстати, пообещал, что азербайджанские моряки вскоре смогут нанести ответный визит – но не в Москву, разумеется. В Астрахань.

Россия готовится потеснить Америку на Каспии

Едва ли за всю постсоветскую историю столь представительная российская делегация посещала столицу Азербайджана. Сопровождали Владимира Путина пять министров – да каких! Сергей Лавров, Сергей Шойгу, Александр Новак, Максим Соколов и Алексей Улюкаев. А ещё глава МЧС, руководители Роснефти, ЛУКОЙЛа и другие не менее значимые персоны, что, в общем-то, свидетельствует об одном – высокий визит если и был задуман как акт избирательной кампании Алиева, то всего лишь отчасти.

Азербайджанскому президенту нужно было убедиться, что Кремль точно не поддержит на выборах единого кандидата от Национального совета Рустама Ибрагимбекова, члена недавно созданного в Москве Союза миллиардеров. А вот чего ждал от встречи Владимир Путин?

«Есть вопросы в военной сфере, которые следует обсудить, – намекнул журналистам министр обороны Сергей Шойгу. – Это не только военно-техническое сотрудничество. Очень важно обсудить вопросы, которые могут затронуть и Азербайджан. Например, ситуация на Каспии, где усиливается военная активность». Прочтите эту цитату ещё раз – она того стоит: «есть вопросы в военной сфере», но они касаются не только сотрудничества. Чего же тогда – войны и мира?

Именно так. Уже несколько дней Краснознамённая Каспийская флотилия пребывает в состоянии повышенной готовности. Едва ли из-за одного только визита Путина в Азербайджан. В этом году впервые в истории состоятся российско-иранские военные учения. И в Тегеране, и в Москве к этим манёврам готовятся со всей серьёзностью, совсем не как к показушному мероприятию, символизирующему некое мифическое боевое братство двух стран. На кону – сохранение сложившихся сфер влияния на Каспии. А для Ирана эти учения ещё и косвенное подтверждение того, что в случае конфликта с Америкой Россия не останется в стороне.

По теме

Для Вашингтона же проведение таких манёвров крайне нежелательно. И оттуда жмут на официальный Баку, требуя предпринять меры. Но в том-то и дело, что Алиев резких движений делать не может – выборы на носу. Один неверный шаг, и Кремль поддержит миллиардера Ибрагимбекова – формально будет достаточно просто лишить его российского гражданства.

Алиеву приходится лавировать, чтобы усидеть в своём кресле, но у азербайджанского руководителя это выходит всё хуже. Американцы давят, ничего при этом толком не обещая, а на Бакинском рейде уже стоят российские военные корабли. А ведь ещё каких-то полгода назад Азербайджан при поддержке США и Турции чувствовал себя главным игроком в регионе и даже начал диктовать свои условия остальным. Кстати, предложение поделить не только каспийское дно, но и воду прозвучало полгода назад именно из торжествующего Баку. О чём там уже, вероятно, сто раз пожалели.

В Баку не могут выбрать между Москвой и Вашингтоном

Лет 15 назад американцам удалось убедить российское руководство в целесообразности так называемого ступенчатого подхода к решению каспийской проблемы. Появился принцип: «Делим дно – вода общая». Но, как показало время, то, что было выгодно трансатлантическим добывающим компаниям (читай – США), вовсе не соответствовало интересам прикаспийских стран. И логика подобного подхода оказалась порочной: получив доступ к шельфу Каспия, заокеанские лоббисты утратили интерес к дальнейшей юридической проработке вопроса.

Дно худо-бедно поделили, хотя и не всё, а проблемы судоходства, рыболовства, безопасности, экологии, наконец, строительства трубопроводов так и остались нерешёнными. Можно попытаться решить их сегодня, как предлагают в Баку. Но в том-то и дело, что передел может повлечь за собой самые неожиданные последствия. А закончиться – военным противостоянием, к которому Азербайджан сегодня едва ли готов.

На сегодняшний день в регионе сложилась примерно такая ситуация. Север Каспия в значительной степени контролируется российскими добывающими компаниями, юг – американскими либо транснациональными. Залежи углеводородов у берегов Туркменистана сравнительно невелики – если сопоставлять их с азербайджанскими или даже иранскими запасами, и американцам ловить там, в общем, нечего. А вот иранская часть шельфа представляет для них огромный интерес.

В то же время российские компании начинают поглядывать в сторону азербайджанского шельфа – неспроста во время визита в Баку Владимира Путина сопровождали главы Роснефти и ЛУКОЙЛа. Для американцев обстановка складывается крайне нервная и непростая, чреватая потерей влияния в регионе, а заодно и выгодных контрактов на нефте- и газодобычу. Потому-то в Вашингтоне так стимулируют Анкару начать объединение турецкой и азербайджанской армий – нестабильность в регионе Америке только на руку.

Безопасность на Каспии может гарантировать только российский флот

В общем-то, именно информация о слиянии армий и стала причиной того, что российско-азербайджанский саммит из предвыборного мероприятия неожиданно для всех превратился в акцию демонстрации силы. «Российская дипломатия научилась менять тон, когда на кону оказываются стратегические интересы государства», – считает российский политолог Сергей Марков. А сдавать Каспийское море флотам Турции или Североатлантического альянса Кремль явно не намерен. «Безопасность на Каспии и гарантии нейтральности моря будут соблюдены только при условии доминирования в нём российского флота, – считает руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин. – Хрупкое равновесие и отсутствие войны возможны только и исключительно при подавляющем превосходстве одной страны – России. Любой шаг в сторону приближения возможностей флотилий остальных стран к возможностям Каспийской флотилии будет нарушать неустойчивое равновесие и усиливать возможность военных действий»… которые на сегодняшний день более чем вероятны – такую оценку дают, в частности, американские военные эксперты.

По теме

Чтобы понять, почему Америке так важно сохранить своё влияние на Каспии и, в частности, в Азербайджане, стоит привести следующие цифры. Разведанные запасы Каспийского региона составляют порядка 50 млрд баррелей нефти, а газа – 250 трлн кубических футов. Для сравнения: внутренние запасы США составляют 22 млрд баррелей нефти плюс ещё 17 млрд баррелей на шельфе в Северном море. Но на сегодняшний день разведаны далеко не все месторождения Каспия – эксперты считают, что запасов намного больше. У Азербайджана это 200 млрд баррелей нефти и 640 трлн кубических футов газа, что составляет порядка 12–14% запасов энергоресурсов всего мира.

Впрочем, данные о запасах углеводородов Каспийского шельфа весьма противоречивы. Принято считать, что доказанные ресурсы нефти составляют порядка 10 млрд тонн, а общие залежи нефти и газоконденсата оцениваются в 18–20 млрд тонн. Реальные же цифры могут быть больше в 10–12 раз.

Никто не хочет уступать богатый углеводородами шельф

На сегодняшний день можно сказать, что Каспий, в общем-то, ничей. Имеющие к нему выход государства так и не смогли выработать критерии его раздела. До 1991 года Каспийское море было практически внутренним морем СССР. Нашей стране принадлежало 88% его ресурсов, остальные 12% – Ирану. Сферу влияния Тегерана ограничивала условная «линия Астара Гасан-Кули», не зафиксированная ни в одном международном договоре. Но после распада Союза прикаспийских стран стало не две, а пять – Россия, Иран, Азербайджан, Туркмения и Казахстан. Конвенция ООН по морскому праву в случае с Каспием неприменима. И в иранской столице предложили заново поделить сферы влияния – «по справедливости», а именно: разрабатывать минеральные ресурсы Каспия совместными силами всех прибрежных стран на условиях кондоминиума. Достаточно одного взгляда на карту, чтобы понять, почему соседи отвергли подобный подход.

Тогда руководство Ирана предложило другой вариант – разделить Каспий на пять равных 20-процентных частей. На этом подходе в Тегеране настаивают и сегодня: при таком раскладе они почти вдвое увеличивают свою сферу влияния. При этом морская граница Ирана оттягивается на север, отрезая нефтяные месторождения у южных берегов Туркмении и Азербайджана. Ашхабаду и Баку, а может быть, и Москве останется одно – теснить Казахстан, уменьшая его сектор. Разумеется, в Астане с таким подходом категорически не согласны. Не согласны и в Азербайджане – там не хотят уступать свой богатый углеводородами шельф даже в обмен на равную долю российского.

Сразу же после распада СССР – в 1992 году – США провозгласили Каспий «зоной своих стратегических интересов». Собственно, в первую очередь раздел Каспийского моря был нужен именно американцам: это существенно облегчало проникновение в регион западных нефтяных компаний. Ещё один интерес США состоит в том, чтобы грузопотоки и маршруты транспортировки азербайджанской и казахстанской нефти шли не по северным трубопроводным системам России, а прямиком на Запад – через Баку.

МНЕНИЯ

Азербайджанские политологи об итогах саммита Мехман Алиев,руководитель информационного агентства «Туран» (Азербайджан):

– После повторного избрания Путина президентом России он ни разу не встречался с Алиевым. Не встречались они с тех пор, как Путин в 2008 году возглавил российское правительство. А в последние полтора года в двусторонних отношениях наступило похолодание. Стороны не договорились об условиях продления соглашения по Габалинской РЛС, Россия вышла из межправительственного соглашения о прокачке азербайджанской нефти по трубопроводу Баку – Новороссийск и вдвое сократила импорт азербайджанского газа.

И вот визит Путина состоялся. Однако, судя по сделанным заявлениям и подписанным документам второстепенной, а может, и третьестепенной важности, едва ли стоит ожидать серьёзного прорыва в двусторонних отношениях. Даже соглашение между SOCAR и Роснефтью касается торгового сотрудничества, хотя ранее анонсировалось, что российской компании предоставят долевое участие в разработке перспективного газового месторождения «Апшерон». Так что помимо восстановления межличностного диалога между Алиевым и Путиным говорить о каких-то серьёзных результатах саммита не приходится.

Вафа Гулузаде, политолог, бывший государственный советник по внешним сношениям (Азербайджан):

– Визит Путина для Азербайджана не предвещает ничего хорошего. Если Баку подключится к игре между Москвой и Вашингтоном, то наша страна окажется под большим ударом. Если Азербайджан начнёт сближаться с Россией, то подвергнется санкциям США – по примеру Ирана. Поэтому я считаю, что держаться за подол рушащегося российского авторитаризма бесперспективно. Но президент, видимо, считает иначе.

Зафар Гулиев, политолог, член оппозиционного Национального совета демократических сил Азербайджана:

– Симптоматично, что визит Путина проходил на фоне прибытия в Баку отряда кораблей Каспийской флотилии. В этом усматривается фактор психологического давления. Азербайджану как бы дали понять, что и Каспийский регион, и Южный Кавказ, и собственно Азербайджан находятся в сфере влияния Кремля. В последние месяцы руководство Азербайджана делало реверансы в сторону России, и складывалось впечатление, что власти готовы на всё, дабы заручиться поддержкой Путина на президентских выборах. Для властей Азербайджана было очень важно, чтобы Кремль до выборов не лишил Рустама Ибрагимбекова российского гражданства – дабы главный соперник Ильхама Алиева не смог принять участия в выборах. Но поддержка России обойдётся властям Азербайджана ценой больших уступок. В будущем это сузит возможности для геополитических манёвров и ещё больше поставит страну в зависимое от России положение.

Постскриптум

Что по итогам саммита получила Россия

Однозначно не внакладе от саммита остались российские корпорации, занимающиеся разведкой и добычей углеводородов. Роснефть намеревалась начать сотрудничество с Государственной нефтегазовой компанией Азербайджана SOCAR – для начала создать совместное предприятие для работы на Каспийском шельфе. Это корпорации удалось – по итогам саммита соответствующее соглашение было подписано. Ходят слухи, что российской стороне также удалось договориться о вхождении во вторую стадию разработки проекта «Шах-Дениз». По мнению старшего научного сотрудника Института международных исследований МГИМО Леонида Гусева, «там, конечно, присутствует значительная часть западных компаний, американских, британских, французских, итальянских, голландских и других, но Россия тоже всегда была заинтересована там поучаствовать».

Опубликовано:
Отредактировано: 19.08.2013 15:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх