// // Дума собралась очистить киберпространство от ненормативной лексики справка

Дума собралась очистить киберпространство от ненормативной лексики справка

402

Поле брани

Елена Мизулина бросилась на борьбу с матом в Интернете
Фото: ИТАР-ТАСС
Елена Мизулина бросилась на борьбу с матом в Интернете Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

У законодателей новая забота – мат в Интернете. Они активно обсуждают, как с ним бороться. На прошлой неделе провели пресс-конференции, позаседали за круглым столом в Думе, осенью тема выйдет на новый уровень – пройдут парламентские слушания. Депутаты подчёркивают, что пока не готовят законопроект, предполагающий блокировку сайтов за нецензурную брань. Пока. Как замечают парламентарии, если интернет-отрасль не сможет сама себя регулировать, жёсткие решения принимать всё же придётся. Но уже сейчас очевидно, что происходит обкатка общественного мнения и всё это, вероятно, выльется в очередную запретительную инициативу. Тем более слухи о готовящемся в Кремле законе об Интернете ходят с минувшей зимы, а недавно вопрос правового регулирования Сети обсуждался в Общественной палате РФ.

Взяться за ненормативную лексику депутатов побудил дух 436-го федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Он вступил в силу с 1 сентября прошлого года. Этот документ вообще оказался необычайно щедр на вытекающие из него спорные инициативы. Именно в качестве поправки к 436-му ФЗ был принят пресловутый «закон о запрете гей-пропаганды». В итоге её переименовали в «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений», но легче от этого не стало. После яростной дискуссии и обвинений в дискриминации секс-меньшинств законодатели смягчили формулировки, сделав их ещё более расплывчатыми и трудноприменимыми. При этом критики закона традиционно выражают убеждение, что именно расплывчатость даст государству возможность в случае чего применять закон для борьбы с неугодными.

И теперь депутаты задумались: статья 5 закона № 436 запрещает нецензурную брань в информационной продукции, которая предназначена для детей или доступна им. А как контролировать доступный несовершеннолетним Интернет?

Если сам себе не контролёр, то придёт государство

Председатель Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина подчёркивает, что законодатели хотели бы, чтобы борьбой с матом занималась сама интернет-отрасль. «Либо само сообщество урегулирует этот вопрос, либо нам придётся прибегать к инструменту законодательной инициативы. Мы надеемся, что будем услышаны и нам не придётся вносить соответствующий законопроект», – предупредила она. Чтоб уж точно быть услышанными, депутаты из комитета позвали на круглый стол представителей отрасли.

«Не секрет, что сегодня мат стал практически нормой общения в Интернете, в социальных сетях, а ведь пользователями соцсетей являются миллионы детей, не достигших 18 лет. И пребывание в поле этой ненормативной лексики создаёт у них впечатление, что это и есть русский язык. Сейчас часто говорят, что мат – это часть русской культуры. Это не так. Брань – это всегда конфликт», – отметила Мизулина. По её мнению, мат порождает агрессивность. Также глава комитета процитировала слова британского премьера Дэвида Кэмерона: пора перестать относиться к интернет-пространству как к потустороннему миру, это реальная жизнь.

Сенатор-единоросс Руслан Гаттаров заметил: было бы хорошо, если б «интернет-отрасль вынула голову из песка и занялась саморегуляцией, но, к сожалению, она лишь критикует все инициативы по её регулированию, но сама системных шагов не делает». Он напомнил о решении создавать чёрные списки сайтов с вредоносным контентом. По мнению сенатора, государству не пришлось бы прибегать к таким мерам, если бы интернет-сообщество само убирало вредоносный контент, например детское порно. Что же касается мата, Гаттаров сослался на статистику запросов, пришедших из школьного Интернета. Около 5% из них содержат ненормативную лексику. Ведь во все школы провели Интернет, а фильтры поставить забыли, оставив директоров наедине с проблемой. Со­здаётся ощущение, что сенатор считает Интернет главным источником познания матерных слов для детей. Непонятно только, откуда же многие поколения узнавали эту лексику до изобретения Всемирной паутины.

По теме

Первый зампред Комитета ГД по вопросам семьи Ольга Баталина поделилась простой логикой: нужно те правила и нормы, которые приняты в отношении общения в офлайне, распространить на Интернет. Недавно мат официально запретили в СМИ. Ругань в общественном месте – правонарушение. Так почему Интернет – особая территория?

Ответ отрасли: не влезай – убьёт

Представители интернет-сообщества, как нетрудно догадаться, считают, что принимать решение о борьбе с матом на законодательном уровне не нужно. Чтобы оградить детей, родители могут просто установить фильтры. «Сейчас технические возможности позволяют эффективно бороться с нецензурной лексикой. Можно при заключении договора предусматривать фильтрацию по умолчанию и отключать по заявлению совершеннолетнего гражданина», – напомнил исполнительный директор Лиги безопасного Интернета Денис Давыдов.

«Вообще-то ребёнку пароль от Интернета дают родители, не надо обсуждать проблему так, как будто все дети у нас беспризорники», – сказал Матвей Алексеев, исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета. Он не согласен с упрёками в адрес отрасли, которая якобы не идёт навстречу законодателю: «Отрасль не просто идёт навстречу, отрасль стучится ногами: давайте, ребята, мы вам поможем». Алексеев посетовал, что юристы из Google и «В контакте» ночами не спали, писали талмуды поправок к закону о защите интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях и к тому же закону о защите детей от вредной информации. Однако работать пришлось «в стол».

«Что касается нашей позиции в вопросе регулирования мата в Интернете, то надо понимать, что Интернет трансграничен и полностью отфильтровать мат невозможно. Рухнет вся инфраструктура Интернета. Можно найти механизмы фильтрации, составить список фильтров, заниматься разъяснительной работой с детьми и родителями по поводу этики поведения в Интернете», – сказал Алексеев. И добавил, что Интернет – это очень сложная система и «каждое движение государства для нас – холодный пот».

Дума надумала проблему?

Неожиданно интернет-отрасль поддержал замруководителя Роскомнадзора Максим Ксензов. Он также выступил за воспитание детей и взрослых, ни слова не сказав о государственном регулировании мата в Сети. Кроме того, чиновник отчитался о том, как выполняется требование о запрете бранной лексики в СМИ: «В основных изданиях мата практически нет. Он есть в интернет-СМИ, блогах, комментариях читателей. С апреля мы направили 22 письменных предупреждения и 176 обращений о редактировании комментариев читателей. Они все приводят к удалению нецензурных комментариев. За это время мы составили всего шесть протоколов об административном правонарушении. Исполнение правил соблюдается. СМИ и раньше соблюдали правила приличия, соблюдают их и сейчас, когда на них обратило внимание государство». По сути получается, что проб-

лемы как не было, так и нет.

Представители интернет-отрасли заинтересованы в сотрудничестве с Госдумой, например, с целью популяризации программ фильтрации, которые они создают и продают. На думской площадке к ним проще привлечь внимание. В то же время СМИ заподозрили и Елену Мизулину в том, что её возросшая в последнее время активность не случайна: мол, председатель комитета хочет возглавить министерство по делам семьи. Создать такой орган недавно в письме президенту предложила зампред думского Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Екатерина Лахова.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.08.2013 14:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх