// // Правоохранительные органы вдвое занижают количество преступлений

Правоохранительные органы вдвое занижают количество преступлений

778

Счёт на убой

Милиция ставит рекорды, умалчивая о происшествиях
Фото: ИТАР-ТАСС
Милиция ставит рекорды, умалчивая о происшествиях Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На протяжении нескольких последних лет считалось, что преступность в России резко идёт на спад. Официальные рапорты звучали всё бодрее, и под конец прошлого года, вероятно в ознаменование 280-летия угрозыска, МВД отрапортовало, что раскрываемость преступлений достигла рекордных 97%. Реакция президента страны не заставила себя ждать, но для правоохранительных органов она прозвучала как гром среди ясного неба. Дмитрий Медведев заявил дословно следующее: «Нет веры в эту статистику, брехня это зачастую». Дело в том, что уже 10 лет в НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ ведут скрупулёзный анализ официальной статистики преступлений и о своих выводах ставят в известность руководство страны. Корреспондент «Нашей Версии» побеседовал с авторами исследования и узнал, что в нём содержатся поистине сенсационные данные.

Число преступлений, отражённых в официальной статистике правоохранительных органов, существенно меньше числа совершённых реально – вот главный вывод, к которому пришли создатели труда с сугубо научным названием «Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности». Взять хотя бы убийства. До сих пор считалось, что их число стремительно снижается, но оказалось, что занижается официальная статистика. Отчётность, к примеру, свидетельствует, что в 2001 году в России было официально зарегистрировано 34 200 убийств, а в 2009 году – всего 18 200. Но выясняется, что в том же году количество заявлений об убийствах в правоохранительные органы составило 45 100. При этом число неопознанных трупов, по данным НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, достигло 77 900, а количество лиц, пропавших без вести и так и не найденных, выросло за год до 48 500 человек. В НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ провели свой пересчёт числа убийств, происшедших в 2009 году, и вместо цифры в 18 200 получили другую – 46 200! Как говорится, почувствуйте разницу: выходит, официальная статистика занижена почти в два с половиной раза!

Причём руководитель группы научных работников НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ профессор Сергей Иншаков рассчитал, что при официально зарегистрированных в позапрошлом году 3 млн преступлений фактически их было совершено не менее 26 миллионов. А в предстоящее десятилетие учёные прогнозируют увеличение общего количества преступлений: к 2020 году их число дойдёт до 30 млн в год.

Впрочем, не исключено, что и эта статистика не до конца отражает сложившееся положение вещей. Дело в том, что исследователи из НИИ Академии Генеральной прокуратуры оперировали лишь региональными сводками и находили нестыковки в статистических данных, только и всего. При этом реальное количество совершённых, но так и не зарегистрированных преступлений могло отличаться ещё в два – два с половиной раза. Для примера возьмём Северо-Кавказский федеральный округ (СКФО): именно статистические данные по этому региону Дмитрий Медведев и назвал брехнёй. За 10 месяцев прошлого года на территории СКФО было зарегистрировано 64 тыс. преступлений. Данные и так не ахти, ибо при снижении в стране количества умышленных убийств на 13% (разумеется, лишь на бумаге) в округе их количество возросло на 5% (тоже на бумаге), а общая раскрываемость снизилась примерно на 10%. Но по Северо-Кавказскому региону собрали ещё и альтернативную, так называемую мониторинговую статистику, пользуясь неформальными контактами в низовом звене правоохранительных органов. И цифра получилась совсем другая: 119 тыс. преступлений против «официальных» 64 тысяч. Так что Дмитрий Медведев, говоря о том, что «парадная» статистика на Северном Кавказе «лукавая», был совершенно прав.

Группа Иншакова была отнюдь не единственной, уличившей правоохранителей в подтасовке данных. О вопиющем несоответствии официальной статистики реальности свидетельствуют и данные других учёных. Причём показательно, что эти научные группы не были связаны с правоохранительными органами и их исследования лежали не в плоскости борьбы с преступностью, а были сугубо экономическими и медицинскими.

По теме

Скажем, в Уральском научно-практическом центре медико-социальных и экономических проблем здравоохранения год назад провели исследование под руководством доктора медицинских наук Юрия Кузьмина и научного сотрудника Анны Колчиной. Учёные, работающие в сфере медицинской социологии, также приходят к весьма печальным выводам. Проанализировав случаи умышленного травматизма только в Челябинской области, учёные сделали неожиданный для них самих вывод: убийства, скрытые и зарегистрированные, главная причина смерти от травм в России.

В последние годы в структуре смертности людей трудоспособного возраста травмы и отравления занимают первое место: у мужчин они являются причиной смерти каждого второго умершего, у женщин – каждой третьей. Потеря трудоспособности в результате травм и смертность в их результате, по мнению исследователей, не имеют тенденции к снижению и занимают одно из первых мест во многих регионах России. При этом темпы роста уровня смертности вследствие этих причин гораздо выше, чем, скажем, от заболеваний системы кровообращения, органов дыхания и пищеварения, новообразований и другой патологии. В общей статистике смертности населения нашей страны от травм на первом месте находится «смертность от повреждений с неопределёнными намерениями» – 23% всех случаев! А ещё 16% таких происшествий впоследствии прямо квалифицируются как убийства. Но самое интересное уральские учёные припасли «на закуску». Оказывается, почти в 88% случаев травмы причинялись с помощью ставшего нарицательным «тупого твёрдого предмета», в 10,8% случаев – острых предметов и в 1,2% – огнестрельного оружия. Ничего себе травматизм!

Если кто-то считает, что в Москве со статистикой не проделывают тех же трюков, что и на Урале, – не заблуждайтесь. Ещё пять лет назад группа исследователей из ФГУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» под руководством профессора Юрия Михайлова исследовала медико-социальные различия смертности населения в Москве и составила социальный портрет жителя Москвы, умершего в трудоспособном возрасте. Выяснилось, что 64,2% социально адаптированных людей, умерших в возрасте 20–29 лет, погибли от травм. Характер травм, как и на Урале, определялся пресловутым «тупым и твёрдым предметом». В группе умерших бомжей и алкоголиков доля погибших от травм была, что примечательно, значительно меньше и составила 53,3%. Но никто не квалифицировал такие травмы как убийства!

Самое примечательное то, что согласно выкладкам медиков в среднем по России смертность 20–40-летнего населения от «повреждений» – опять тот самый «тупой и твёрдый предмет»! – достигает 70%. А максимальный «недоучёт» смертности от убийств практикуется в Астраханской, Воронежской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Костромской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Оренбургской, Орловской, Ростовской, Рязанской, Тамбовской, Тульской, Ульяновской областях, республиках Мордовия и Татарстан, Хакасия, а также в Москве.

Давая оценку «альтернативной» статистике преступлений, доктор юридических наук, советник председателя Конституционного суда Владимир Овчинский особо отметил, что недоучёт статистических данных значительно опаснее, чем принято думать. «Безнаказанность приводит к тому, что по стране бродят сотни тысяч ненаказанных убийц, насильников. На начало второго десятилетия XXI века в результате многолетнего накопления нераскрытые насильственные преступления, совершённые на территории нашей страны, включают в себя около 45 тыс. убийств (покушений на убийство), 105 тыс. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, 120 тыс. умышленного причинения вреда средней тяжести, 56 тыс. лёгкого вреда здоровью, 86 тыс. побоев, 10 тыс. изнасилований. Эти цифры отражают только зарегистрированные преступления. Что касается незаявленных, укрытых преступлений, то здесь эти цифры надо увеличивать в разы». Возможно ли изменить ситуацию? Учёные считают – возможно. Они предлагают внести изменения в уголовно-процессуальное законодательство, закрепив следующее положение: началом расследования должна служить не процессуальная норма о возбуждении уголовного дела, а заявление, сообщение о преступлении. Такие заявления и сообщения и должны составлять уголовную статистику. Кроме того, необходимо совершенствовать систему судмедэкспертизы. А для этого нужны всего две вещи: воля чиновников и денежные средства.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.02.2011 11:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх