// // Почему судебная система забуксовала на деле Зиринова

Почему судебная система забуксовала на деле Зиринова

9864

Чекист Уманский ждёт Зиринова в Ростове

4
В разделе

Верховный суд России перенёс рассмотрение дела «банды Зиринова» из Краснодара в Ростов-на-Дону, где оно будет слушаться в Северо-Кавказском окружном военном суде. Своё желание изменить место проведения процесса Генеральная прокуратура мотивировала тем, что на Кубани у бывшего депутата краевого Законодательного собрания Сергея Зиринова якобы имеется множество влиятельных покровителей. Однако чуть позднее прокуроры отказались от своего же ходатайства, и, казалось, данная тема закрыта.

Но высшая судебная инстанция страны удивительным образом соглашается с отозванными доводами прокуратуры и переносит территорию подсудности из Краснодарского края в соседний регион. Для практикующих юристов смена места суда абсурдна, если угроза безопасности участников процесса не подтверждена фактами, но только не для тех, кто жаждет расправы над кубанским бизнесменом. Похоже, дело переносится поближе к тем, кто принимал непосредственное участие в его организации, раскрутке и подальше от свидетелей. Обвинение в отношении Зиринова разваливается на части, из-за чего правоохранителям теперь приходится срочно искать выход, чтобы сохранить лицо и честь мундира.

По версии следствия, «банда Зиринова» свыше 10 лет занималась отъёмом бизнеса на Черноморском побережье Кубани, убивая тех, кто не соглашался добровольно расстаться с имуществом. Серьёзное обвинение, не правда ли? Кроме самого Сергея Зиринова были задержаны и будто бы его сообщники – Карник Асланян, Эдуард Паладьян, Амар Сулоев и Анастас Тильгеров, а также помощник председателя Ставропольского краевого суда, кандидат юридических наук Евгений Александрович. Дело получилось громкое, правоохранители едва ли не дудели в фанфары, рапортуя об обезвреживании опаснейшей банды. «Сливая» некоторые неоднозначные детали следствия, общественное мнение удалось накачать негативом до отказа. Однако не зря старая пословица рекомендует до срока не говорить «гоп». Обвиняемые, которые, казалось, должны были бы под тяжестью «установленных» следствием грехов взмолиться о пощаде и умолять о минимально возможном сроке, не намерены сдаваться и требуют судить их судом присяжных.

Вроде бы странное решение: простые граждане плохо относятся к бандитам и убийцам и, по идее, априори должны иметь негативный настрой. Однако подсудимые надеются как раз на независимость «народного жюри», намереваясь рассказать присяжным о многочисленных нарушениях закона, допущенных, по их мнению, в ходе следствия, о надуманности обвинения, о нелепости озвученных следствием мотивах и прочее, и прочее, чего в тёмных застенках тюрьмы им не давали делать следователи. А перечислять их можно будет долго. Только подумайте, как будет выглядеть следствие, подогревавшее общественность новой информацией о «банде» чуть ли не еженедельно, если вскроются реальные мотивы дела, а Зиринова придётся выпустить с извинениями? А такое весьма возможно.

На теле 60-летнего Паладьяна нашли ожоги от ударов током

А дело трещит по швам уже сейчас. Даже краткий перечень нарушений, составленный защитниками «бандитов», занимает 15 полных листов. Здесь и нарушение процессуальных правил при рассмотрении ходатайств, и нарушение норм УПК РФ при назначении экспертиз, и многое другое. Отдельно стоит сказать о нарушениях прав, с которыми столкнулись сами адвокаты, о чём уже писала «Наша Версия» (№ 13 (488) от 6.04.2015. – Ред.) – их просто не пускали на встречи к их подзащитным. Речь, как вы понимаете, идёт о защитниках, которых выбирали сами обвиняемые, тогда как адвокаты, назначенные государством, имели беспрепятственный доступ. Однако насколько они были заинтересованы в том, чтобы помочь восторжествовать истине, легко можно предположить. К примеру, у Эдуарда Паладьяна менее чем за полгода сменилось 6 адвокатов, которые назначались органом следствия. При этом ни один из них не вступил в дело в полном объёме прав защитника и не оказал своему клиенту никакой помощи.

По теме

Впрочем, всё это, похоже, ещё далеко не самое страшное из того, что довелось пережить Паладьяну в камере. 60-летнего торговца подержанными автомобилями взяли за то, что он якобы перепродал автомобили, на которых, возможно, в последующем кем-то были совершены преступления. Понятное дело, что, попав в камеру, естественной реакцией пожилого человека было искреннее удивление – чего вообще от него хотят все эти серьёзные люди в мундирах? Хотели ясно чего – показаний. И, кажется, добывать их готовы были любым путём.

В материалах дела присутствует обращение к следователю, написанное собственноручно Паладьяном. «В ходе предварительного расследования на протяжении нескольких месяцев в отношении меня осуществлялись пытки и другие недозволенные методы ведения следствия, – пишет он. – А именно: применялось физическое насилие, оказывалось моральное и психологическое давление с целью получить от меня признательные показания. Меня убеждали, что жаловаться бесполезно и что лучше признать то, в чём меня обвиняют, и подписывать то, что мне предлагают для подписи. В противном случае живым я отсюда не выйду».

Подумаешь, скажете вы, сенсация, да любой задержанный преступник сразу начинает кричать, что такие-сякие следователи пытали его, несчастного, чтоб обелить себя! Да, такое случается нередко. Но одно дело, когда об этом говорит сам последственный, и совсем другое, когда свидетельствуют документы.

Обратимся к акту освидетельствования, составленному заведующим Абинским отделением СМЭ ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Сергеем Поповым, имеющим высшую квалификационную категорию и 33 года профессионального стажа. Начиная осмотр, эксперты своей подписью подтверждают, что извещены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Что же пишет Попов по итогам освидетельствования Паладьяна, состоявшегося примерно спустя неделю после его задержания? «Обнаружены телесные повреждения в виде отдельных ссадин на тыльной поверхности 3–4–5-го пальцев левой кисти, кровоподтёка в области ногтевой фаланги 5-го пальца левой кисти… ссадин на передней поверхности коленных суставов, ссадин на правом плечевом суставе, спине, левом локтевом суставе, кровоподтёка и ссадины в поясничной области слева, которые были причинены действием тупых твёрдых предметов».

Ну мало ли, опять скажете вы, что случилось – может быть, ударился в камере о нары, страдая во сне от угрызений совести. И такое может быть. Однако же те, кто знаком с изнанкой работы правоохранительных органов, скажут: такие травмы очень похожи на те, какие остаются, если между пальцами зажать карандаш и долго сжимать. А ещё если загонять под ногти стержни шариковой ручки и бить по коленям резиновым шлангом. Следов почти нет, но боль адская.

Спустя неделю Паладьян добивается нового освидетельствования. Результаты его оказываются ещё интереснее. Помимо ссадин эксперт Виктория Кузелева обнаруживает у него на теле «повреждения в виде локальных ожогов в области верхних конечностей». «Данные повреждения образовались от действия электрического тока», – определяет она.

Интересно, где в камере 60-летнего Паладьяна могло так ударить током? Причём поясняется, что «указанные повреждения могли возникнуть около 1–2 недель до проведения настоящей медицинской экспертизы», однозначно говоря, что электрические ожоги Паладьян получил после задержания, уже будучи в изоляторе временного содержания.

Полковник ФСБ знает толк в борьбе с преступностью

По теме

В связи с этим защитники собираются обратить внимание присяжных – многие показания подсудимых, возможно, были получены в результате физического воздействия. Естественно, что, если в конце концов дело «банды Зиринова» развалится, с плеч полетит немало погон. Чьих конкретно? Да может, и полковника ФСБ Уманского.

Он лично руководил операцией по захвату ещё одного «члена банды». 38-летний чемпион мира по боям смешанного стиля Амар Сулоев был задержан 26 марта 2013 года в одном из санаториев Ессентуков.

В Ессентуки Сулоев приехал на автомобиле Аudi А6. Его-то и хватилась супруга задержанного чемпиона после ареста мужа. Сам он в ходе свидания пояснил ей, что понятия не имеет, где же сейчас находится дорогая машина, а равно и его часы «Тиффани» стоимостью около 450 тыс. рублей. В полном неведении супруга оставалась пять месяцев – до начала августа, пока, по её словам, ей не позвонил некий Булат, якобы представившийся сотрудником ФСБ, и не сообщил: Аudi стоит на стоянке краевого управления.

Сулоева приехала в Краснодар. Машина действительно стояла в гараже у чекистов. Однако, осмотрев её, женщина обратила внимание: прежде машина находилась в идеальном состоянии, теперь же протекторы на колёсах облысели и почему-то оказалась сломанной крышка бензобака. Также выяснилось, что пробег на одометре значительно вырос.

Что произошло? Сулоева обратилась с заявлением в следственный отдел по Краснодарскому гарнизону. И в ходе расследования, к немалому удивлению Сулоевой, Уманский заявил, что её муж сам попросил его перегнать машину на стоянку ФСБ. Также Уманский признал, что ключи от Аudi всё это время находились у него: он же отвечал за сохранность авто. Но он, естественно, и подумать не мог о том, чтобы использовать машину в личных целях, и вообще автомобиль не покидал гаража!

Однако позже из базы данных АИПС «Автомобиль» ГИБДД были получены любопытные сведения: оказывается, 6 июля машина с номером, принадлежащим Аudi Сулоева, была замечена в Новороссийске. Как это могло произойти, если в это время она должна была находиться в гараже у чекистов, а ключи от неё лежали у Уманского в сейфе? А следствие не нашло в действиях чекиста состава преступления и отказало в возбуждении уголовного дела по статьям «Кража» и «Превышение должностных полномочий». Машину принципиальные Сулоевы себе таки вернули, правда, изуродованную и накатавшую около 20 тыс. километров (что подтвердили при техосмотре, проведённом сразу после возврата). И данные ГИБДД – это сухие факты. Но после них, пожалуй, менее невероятной представляется другая история: по словам супруги Сулоева, якобы она видела дорогущие часы своего мужа на руке следователя, а вернуть их будто бы предлагали за компенсацию, вернув в итоге со сломанным механизмом завода. Схожая непонятная ситуация возникает и с кредиткой, исчезнувшей у Сулоева в момент задержания. И таким же чудесным образом «потерялись» данные с камер на банкоматах Сбербанка России, так что выяснить, кто и где снимал почти 130 тыс. рублей, тоже невозможно.

Кстати, чекист Уманский уже не первый раз оказывался в неоднозначных ситуациях. Два года назад сразу несколько изданий, включая правительственную «Российскую газету», написали о беспределе, с которым столкнулся краснодарский юрист Виталий Семёнов. В своё время, как писали СМИ, он продал за 30 млн рублей земельный участок под строительство местному коммерсанту Павлу Хуртину. Однако денег не получил и отправился в суд. В суде стороны достигли мирового соглашения, но денег Семёнов всё равно не получил. В результате пришлось снова обращаться к Фемиде. Но неожиданно дело приняло новый поворот – по сообщениям СМИ, Хуртин обратился в ФСБ с заявлением, будто Семёнов вымогает у него деньги.

Правда, Следственный комитет, куда было передано дело, отказал в уголовном преследовании юриста. «Через пару месяцев следователь Следственного комитета вызвал меня, – писала «Новая газета». – У него в кабинете был сотрудник ФСБ Олег Уманский. Сказал, что мои дети останутся сиротами. А чтобы этого не было, я должен забыть про Хуртина». Однако Семёнов нашёл в себе силы судиться дальше. И что же?

По теме

20 ноября 2012 г., как сообщали «Аргументы недели», Виталия ночью забрали из дома чекисты. «Вначале как свидетеля по уголовному делу, но буквально сразу Семёнов стал обвиняемым и был заключён следователем УФСБ в ведомственное СИЗО. 5 декабря Виталию Семёнову изменили меру пресечения на домашний арест. К семье он был доставлен в подавленном состоянии, с побоями и следами от неизвестных инъекций», – сообщает издание.

Для чего мы всё это рассказываем? Наверное, для того, чтобы стало ясно: как ни крути, а ситуация «рыцари без страха и упрёка» против «зловещей банды убийц» к данному уголовному делу, похоже, не имеет никакого отношения.

Последний шанс правоохранителей

Но маховик уголовного преследования уже запущен, и остановить его теперь, выходит, себе дороже? Значит, надо, что называется, «дожимать клиента», благо способов в арсенале много?

Одним из них следствие уже насладилось сполна. Уголовное дело в отношении «банды Зиринова» несколько раз передавалось из одного органа в другой, дойдя от управления следственного комитета по Анапе до Следственного комитета России, и всё под строгим сопровождающим оком ФСБ РФ. Одновременно постоянно менялись следователи. Всего таковых было порядка 40 (!) в составе четырёх следственных бригад. В чём смысл такого усиления и перетасовок? Ведь даже если вспомнить печально известную, много лет державшую в страхе Москву ореховскую преступную группировку, на счету которой было 18 убийств, расследованием её похождений занималась всего одна бригада Мосгорпрокуратуры. А тут вроде бы всего три эпизода – и такое внимание…

С одной стороны, всё понятно – дело непростое. С другой – пока бумаги ходят по инстанциям, Зиринов со товарищи продолжают сидеть в камерах. А это тоже способ заставить несговорчивых обвиняемых подумать, не стоит ли начать признаваться во всех земных грехах, вплоть до убийства Кеннеди. «К тому же тот факт, что дело расследуется непосредственно в Следственном комитете России, не только придаёт ему статусность, но и открывает более широкие возможности, – полагает адвокат Андрей Толстых. – По моему мнению, это побуждает не так придирчиво относиться к нарушениям, допущенным на этапе следствия – всё-таки сама Москва ведёт дело!»

Кстати, самого Зиринова, как сообщали СМИ, также отправляли в столицу. Произошло это, видимо, от отчаяния. Ведь уже отрапортовали о раскрытии дела, а обвиняемые – вот незадача! – никак не хотят признавать своей вины и на корню рушат надежды на новые звёздочки и ордена. Столичным СИЗО хотели поставить точку. Спецблок ФСБ следственного изолятора «Матросская тишина», видимо, должен был сказать, что отступать псевдоглаварю уже некуда. В Москве Зиринов провёл три месяца. Его даже не допросили – спрашивается: зачем тогда возили в Первопрестольную? После, поняв, что всё равно добиться признания от него не удастся, предпринимателя вернули обратно, так и не сумев сформировать в мнении общественности образ «главаря мафии», который поражает масштабами кровавых преступлений и изощрённых коррупционных схем.

И вот теперь перевод места слушания дела из Краснодара в Ростов, похоже, даёт правоохранителям последний шанс. Манёвр куда как многообещающий. Возможно, в Ростове формируется более контролируемая почва для суда. Ведь часть свидетелей обвинения наверняка вряд ли сможет ездить за 400 километров из Анапы, и тогда будет достаточно просто зачитать их показания, данные в ходе расследования. Конечно, есть возможность заслушать их с помощью видеоконференции, но, поговаривают, оперативники ФСБ уже якобы готовятся до начала трансляции «поздороваться» со свидетелями и пожелать им говорить всю «правду». А если кто-то и приедет в суд, то в Ростове нынче очень кстати несёт службу тот самый бывший подполковник Уманский, ставший после «дела Зиринова» полковником, а теперь мечтающий, наверное, о генеральских погонах. Туда он переместился, видимо, после излишней засветки в делах по Семёнову и Сулоеву. Так что готовьтесь: суд идёт!

Анна Ставицкая, адвокат Сергея Зиринова:

– Дело в отношении Зиринова ещё в феврале 2015 года было передано на рассмотрение в Краснодарский краевой суд. Генеральная прокуратура РФ вдруг решила, что в Краснодарском суде это дело не может быть рассмотрено, и 11 марта направила в Верховный суд РФ ходатайство об изменении территориальной подсудности дела. Меня в этом ходатайстве сильно веселило, что Генеральная прокуратура, не стесняясь, «опустила» суд: типа суды такие продажные, что их изначально и без всяких доказательств можно в чём угодно подозревать. Каких-либо доказательств наличия угроз со стороны обвиняемых кому-либо из участников процесса или судьям прокуратура не привела.

Потом она по каким-то своим соображениям одумалась и отозвала ходатайство, обосновав свой отказ тем, что из Следственного комитета РФ поступила информация об отсутствии угроз в адрес участников процесса и даже приложила к своему отзыву заявления потерпевших об отсутствии этих самых угроз.

С точки зрения уголовно-процессуального кодекса вопрос об изменении территориальной подсудности Верховный суд РФ может рассматривать, только если есть ходатайство Генеральной прокуратуры РФ, а если такое ходатайство отозвано, то и предмета рассмотрения нет. Но нашему Верховному суду РФ отсутствие ходатайства вовсе не препятствие. У ВС, видимо, свой уголовно-процессуальный кодекс. Мне-то без разницы, в каком суде доказывать невиновность моего клиента, а он реально невиновен. Хоть на Луне, если Верховный суд нас туда пошлёт.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.04.2015 15:10
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Правда Чистая 15.01.2016 15:08

    Начало дела, которое без ходатайства перевели из Краснодара в Ростов уже поставило это разбирательство под большой вопрос, сначала отстранили Ставицкую - главного защитника, теперь отравили Амара, вот какой прозвал творится, в наших судах, а это причем не обычный, а военный суд. Страшно представить, что происходит в остальных судах, если такое позволяется в этом.

Еще на сайте
Наверх