Версия // Конфликт // Алексей Чекунков, Ирина Макиева и Виталий Милявский без толку потратили миллиарды рублей на «институты развития»

Алексей Чекунков, Ирина Макиева и Виталий Милявский без толку потратили миллиарды рублей на «институты развития»

4538

Не в коней корм

В разделе

На прошлой неделе в правительстве заявили о реформе так называемых институтов развития. Это красивое название было некогда придумано для структур, призванных распределять бюджетные деньги на стратегические проекты – подъём из руин депрессивных городов, освоение отдалённых территорий и т.д. При этом сами они ничем не рисковали, зато себя не обделяли. Смотрим, кто жирел, распределяя бюджетную помощь регионам и предприятиям.

В рамках объявленной реформы решено ликвидировать НКО «Фонд развития моногородов» (ФРМ), АО «Фонд развития Дальнего Востока и Арктики», а также АО «Особые экономические зоны».

Кормились на бедных городах

В советские годы моногорода были привязаны к единственному предприятию, которое позже или загнулось, или попало в руки жадного собственника. Масштаб явления впечатляет: моногородов насчитывается более 300, и в них живут 10% россиян.

Над проблемой моногородов правительство бьётся уже лет 10, но она всё никак не решается. В «тучные годы» моногорода пытались просто залить деньгами: давали кредиты и субсидии на развитие местного бизнеса. В 2010–2011 годах из федерального бюджета на это было выделено 11,5 млрд рублей, но из них 1,7 млрд не было освоено. Тогда решено было создать специальную структуру, которая показала бы местным, как надо «осваивать» федеральные деньги. Так появилась НКО «Фонд развития моногородов». Как видно из названия, структура негосударственная и под ограничения в связи с госзакупками не подпадает. При этом, хотя учредил её банк ВЭБ.РФ, деньги она получала напрямую из бюджета – от 2,5 до 6 млрд ежегодно. Всего с момента основания в 2014 году фонд освоил 22,26 миллиарда. Причём 1,3 млрд – на зарплаты сотрудников и содержание офисов.

Такое транжирство время от времени критиковала Счётная палата. Несмотря на то что ситуация в моногородах ухудшалась, сотрудники фонда стабильно получали зарплату в 200–300 тыс. рублей, а гендиректор Ирина Макиева – по миллиону рублей в месяц. Причём это была не основная её работа: она занимает должность заместителя председателя ВЭБ.РФ, то есть самого Игоря Шувалова. Выходит, что на одну только зарплату Макиевой уходило полтора-два годовых бюджета небольшого городка. Суммарные же расходы на персонал превышали бюджет такого города, как Пикалёво.

На доклады Счётной палаты в правительстве долго закрывали глаза. А в прошлом году аудитор Сергей Агапцов, который вёл это направление, внезапно досрочно уволился и перестал выходить на связь с журналистами. Фонд же всё время сдавал красивые отчёты, судя по которым федеральные деньги осваивались до копейки и с толком. Только на услуги по обучению муниципальных чиновников в «Сколково» тратилось до миллиарда рублей в год. Причём аналогичные программы переподготовки в большинстве вузов стоили в 10 раз меньше. Вам тоже приходят на ум слова «откат» и «распил»?

Восточная сила

С критикой «институтов развития» Дальнего Востока «Наша Версия» выступала в № 26 от 6 июля. Это три структуры-близнеца: Фонд развития Дальнего Востока и Арктики, Корпорация развития Дальнего Востока и Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике. Через них шло государственное финансирование инвестпроектов на Дальнем Востоке и в Арктике.

По теме

Это в общей сложности более сотни миллиардов рублей ежегодно. Претензии к «институтам развития» имела и Счётная палата: сотрудники получают большие зарплаты вне зависимости от результатов их деятельности, утверждали аудиторы.

Однако позиции ответственных за это направление чиновников пока только усиливаются. Александр Козлов ушёл из Минвостокразвития только затем, чтобы возглавить Минприроды. А освободившееся место министра занял Алексей Чекунков – тот самый, что со дня основания, то есть последние шесть лет, руководил Фондом развития Дальнего Востока и Арктики.

Если предположить, что в своё время фонд создавали для того, чтобы трудоустроить Чекункова (тогда ему было 34 года), то нынешняя ликвидация этой конторы вполне своевременна. По слухам, все три дальневосточных «института развития» теперь будут объединены в одну структуру, что выглядит логично.

Кто же мог пролоббировать такое мощное продвижение молодого управленца Алексея Чекункова по службе? Вся его карьера после окончания МГИМО связана с Российским фондом прямых инвестиций. А его руководитель Кирилл Дмитриев, выпускник Стэнфорда, имеет очень мощный лоббистский ресурс. Недаром же он входит в советы директоров РЖД, Газпромбанка, «Транснефти», «Ростелекома» и «Россетей». Дмитриев также является членом делового совета БРИКС от России наряду с такими тяжеловесами российской экономики, как Сергей Чемезов и Игорь Шувалов. В последнее время РФПИ на слуху как бенефициар проекта по созданию прививки от коронавируса.

О зарплате Алексея Чекункова на должности руководителя фонда мы пока можем только гадать. Однако на посту министра он вынужден будет подать декларацию за этот год. Не исключено, что он в свои 40 лет окажется одним из самых богатых членов правительства.

Над зонами

Компания, которая управляет развитием особых экономических зон (ОЭЗ), существует с 2005 года. Однако её история едва не закончилась ещё в 2016 году. Тогда активисты ОНФ заметили злоупотребления в закупках АО «ОЭЗ» и нажаловались по этому поводу самому президенту. Владимир Путин поручил надзорным ведомствам проверить работу компании. Итог оказался шокирующим. Вышло, что на развитие ОЭЗ государство неэффективно потратило 186 млрд рублей (это при том, что сами зоны принесли в бюджеты всего 40 млрд). Только на разработку различных концепций, оплату консультационных и маркетинговых услуг по созданию и управлению ОЭЗ к тому времени было списано 578,7 млн рублей. Однако все эти результаты умственного труда оставались только на бумаге и никак не использовались. В то же время администрации зон себе в убыток сдавали в аренду имущество и крутили на банковских счетах государственные миллиарды, вместо того чтобы использовать их по назначению. В результате скандала 10 из 33 действующих зон были закрыты, но управляющая компания выжила.

Решение о полной её ликвидации было принято два года спустя на совещании у тогда ещё вице-премьера Виталия Мутко. Но его исполнение отсрочили на два года, чтобы компания успела передать имущество зон регионам. Все эти непростые для АО «ОЭЗ» времена на посту её гендиректора находился непотопляемый Виталий Милявский, уволенный только этой весной. Последний опубликованный акционерным обществом бухгалтерский отчёт касается 2018 года. В нём все старые болезни – многомиллионные убытки от сдачи имущества в аренду, миллиардные убытки от продаж, а общий убыток составил 19,5 миллиарда. На оплату труда работников ушло 0,4 млрд при среднесписочной численности персонала 75 человек. Если в цифры не закрались ошибки, то выходит, что средняя зарплата на этом «успешном» предприятии составляла 444 тыс. рублей в месяц.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.11.2020 11:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх