// // Почему интересы России за рубежом всё чаще представляют непрофессиональные дипломаты

Почему интересы России за рубежом всё чаще представляют непрофессиональные дипломаты

470

Послиное дело

2
В разделе

Новым послом Российской Федерации на Украине станет Михаил Зурабов. Экс-министр здравоохранения и социального развития заменит на этом посту бывшего главу концерна «Газпром», экс-премьера Виктора Черномырдина. Любопытно, что ни тот ни другой никакого отношения к МИДу, где, собственно, и должны взращивать «чрезвычайных и полномочных», никогда не имели. Впрочем, в этом ситуация в России не слишком отличается от общемировой моды. Например, в США должность посла нередко становится формой благодарности новоизбранного президента за активную помощь в избирательной кампании. В России пока такие случаи единичны, но, судя по всему, и она уверенно движется в этом направлении. Корреспондент «Нашей Версии» заинтересовался вопросом, почему в последнее время нашу страну за рубежом всё чаще представляют люди, не имеющие никакого отношения к дипломатической службе.

Новым послом Российской Федерации на Украине станет Михаил Зурабов.

Экс-министр здравоохранения и социального развития заменит на этом посту бывшего главу концерна «Газпром», экс-премьера Виктора Черномырдина. Любопытно, что ни тот ни другой никакого отношения к МИДу, где, собственно, и должны взращивать «чрезвычайных и полномочных», никогда не имели. Впрочем, в этом ситуация в России не слишком отличается от общемировой моды. Например, в США должность посла нередко становится формой благодарности новоизбранного президента за активную помощь в избирательной кампании. В России пока такие случаи единичны, но, судя по всему, и она уверенно движется в этом направлении. Корреспондент «Нашей Версии» заинтересовался вопросом, почему в последнее время нашу страну за рубежом всё чаще представляют люди, не имеющие никакого отношения к дипломатической службе.

Для начала отметим, что при всей пышности формулировки «чрезвычайный и полномочный посол», его права и обязанности строго регламентированы. Главная из них – выполнять поручения московского начальства и информировать его о том, что происходит в стране пребывания. Согласно положению «О Чрезвычайном и Полномочном После РФ в иностранном государстве» в круг его обязанностей входит «оказание содействия государственным органам и при необходимости общественным объединениям и представителям деловых кругов РФ в установлении контактов с государственными органами, общественными объединениями и представителями деловых кругов государства пребывания». То есть, говоря проще, умение вовремя свести эмиссаров из России с нужным человеком или организацией. «Чрезвычайный и полномочный» должен также «поддерживать контакты» со всеми официальными лицами в «государстве пребывания», формируя у них «позитивное отношение к инициативам РФ на международной арене», участвовать в «подготовке визита официальных делегаций РФ», «осуществлять контроль за выполнением» международных договоров. Ну и, наконец, эмиссары должны защищать «права и интересы граждан РФ с учётом законодательства государства пребывания».

Впрочем, самолично отечественные послы если и защищают российского гражданина, то уж никак не рядового. Например, бывший эмиссар РФ в Израиле Александр Бовин рассказывал, как помог президенту банка «Российский кредит» Виталию Малкину. Личному самолёту финансиста не разрешали посадку в Тель-Авиве по причине того, что дело происходило в субботу, когда «правильный еврей» не работает. Дело разрешилось благополучно только благодаря приятельским отношениям Александра Евгеньевича с министром транспорта Израиля. Помог бывший журналист Бовин, по его словам, и нынешнему депутату Госдумы, а тогда ещё просто певцу Иосифу Кобзону: «Сижу утром у себя в резиденции, пью кофе. Звонит какая-то женщина и говорит: только что прилетел Кобзон и отправлен в аэродромную каталажку. Я сразу позвонил главному редактору русскоязычной газеты «Вести», имеющему в Израиле большие связи, потом президенту, а затем своему подчинённому, чтобы он сидел рядом с Кобзоном, пока того не выпустят. Через два часа Кобзона освободили, и он улетел в Москву».

По теме

Но в целом никакой политической самодеятельностью в работе послов и не пахнет. Назвать эту работу нудной и рутинной мешают только некоторые блага, радующие жизнь посла. К ним относятся бесплатное проживание на вилле-резиденции, машина с флажком, квартира в Москве, зарплата в валюте, бесплатные отдых, лечение, авиаперелёт на родину и обратно, штат прислуги посольства, непременно включающий горничную и садовника… Кроме того, всем эмиссарам обеспечены дипломатическая неприкосновенность и освобождение от уплаты всех местных налогов, включая налог с продаж.

Впрочем, зарплату российских «чрезвычайных и полномочных» шикарной никак не назовёшь. В зависимости от «престижности» места пребывания она делится на три категории. Самые высокие оклады у послов в Великобритании, Индии, КНР, США, Франции, ФРГ и Японии, а также у постоянного представителя России при ООН. Они получают 2730 долларов в месяц. «Чрезвычайные и полномочные» в государствах и международных организациях второй категории, например в других государствах Европы, получают 2580 долларов. Те же, кому достались страны «третьего сорта», получают 2340 долларов в месяц. Причём до 2002 года, когда президентским указом жалованье всех российских эмиссаров было увеличено в 1,5 раза, оно было и того меньше.

И хотя «чрезвычайные и полномочные» живут, как мы уже говорили, практически на всём готовом, приходится удивляться тому, как они на эту сумму могут позволить себе и своим семьям не только нередко носить одежду и украшения лучших модельеров, но и иметь некоторые другие блага. Так, бывший посол России во Франции, а ныне министр культуры Александр Авдеев, согласно его декларации о доходах, приобрёл в центре Парижа квартиру площадью 38 квадратных метров. По данным риелторов, работающих с недвижимостью в Париже, цена квадратного метра там составляет около 3 тыс. евро. Следовательно, цена квартиры зашкаливает за 100 тыс. евро.

На первый взгляд может показаться, что постоянные протокольные мероприятия, составляющие чуть ли не большую часть рабочего времени послов, должны скрашивать их жизнь. У дипломатов есть даже такой анекдот: уходящий на пенсию посол не может пожать руку, потому что его пальцы автоматически сжимаются по форме бокала. Но бывший посол РФ во Франции Юрий Рыжов уверял, что эти бесконечные тусовки ему так надоели, что он, как правило, незаметно уходил с приёма через другой, служебный, выход. И этот случай отнюдь не единичный.

Как правило, карьера посла движется, словно поезд по заданному маршруту со строго определённым набором остановок. Выпускник МГИМО, МГУ, Института стран Азии или Африки, пришедший на работу в МИД, для начала оказывается на должности референта. Дальнейшая последовательность должностей для дипломатов была прописана ещё Петром I в Табели о рангах: атташе, третий секретарь, второй секретарь, первый секретарь, советник, посланник, посол. Кроме того, у всех рангов, кроме атташе и посла, есть дробление на второй и первый классы. Временной промежуток между рангами, как правило, составляет три-четыре года. Такими карьерными дипломатами являются подавляющее большинство российских эмиссаров. Однако и в советские годы, и тем более в современной России из этого правила были исключения, и довольно частые.

Должность чрезвычайных и полномочных послов, которую карьерные дипломаты достигали, ступенька за ступенькой перемещаясь по служебной лестнице, доставалась «на блюдечке с голубой каёмочкой» непрофессионалам – тем, кого сами дипломаты называют политическими назначенцами.

Самая частая разновидность последних – это отставные политики. Для многих из них посольство становится почётной синекурой, где было бы неплохо досидеть до пенсии. Особенным успехом в этом отношении пользуются тихие европейские страны. Например, послом в Финляндии с 2006 года является бывший министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев. Бывший директор Института атомной энергии им. И.В. Курчатова академик-физик был отправлен в отставку, уступив руководство «Росатомом» более молодому Сергею Кириенко. И не беда, что в Финляндии нет ни одной атомной АЭС. Новоиспечённому дипломату в финской тиши легче отвлечься от ностальгии по своей родной ядерной физике.

По теме

Впрочем, бывали случаи, когда российские политические распри достигали послов-неофитов и в самых тихих уголках Европы. Так, впавший в немилость к Борису Ельцину его пресс-секретарь Вячеслав Костиков в 1994 году был назначен послом РФ в Ватикане и по совместительству при Мальтийском ордене. Казалось бы, трудно найти более подходящую обитель для опалы. Однако уже спустя два года Костиков был извлечён из этого убежища и вновь отправлен в отставку. Виной тому стала его смелая «разоблачительная» книга мемуаров. В итоге Костикову пришлось вернуться к своей прежней журналистской работе.

В конце 90-х годов этот политик, пользовавшийся особым доверием Бориса Ельцина, считался одним из наиболее вероятных кандидатов в его преемники. Однако кремлёвская карта легла по-другому. И бывший начальник отдела кадров КГБ СССР, а затем директор Федеральной пограничной службы России и председатель Государственного таможенного комитета РФ отправился «послить» в Данию. Но прошло четыре года – и Бордюжа вернулся в родные пенаты, став генеральным секретарём Организации Договора о коллективной безопасности. А на посту посла РФ в Дании его сменил другой бывший высокопоставленный кремлёвский политик – многолетний помощник экс-президента РФ по международным вопросам Дмитрий Рюриков, и поныне пребывающий в Копенгагене.

Любопытно, что и в советские годы именно это маленькое королевство использовалось с целью трудоустройства отставных чиновников. Так, в 1970 году в Копенгаген отправился экс-глава столичной парторганизации Николай Егорычев. А в 1986–1989 годах «послить» в Дании был назначен бывший лидер ЦК ВЛКСМ Борис Пастухов. Впавших же в немилость политиков в советские годы отправляли в не столь симпатичные с точки зрения европейского комфорта страны. Например, заклеймённый Никитой Хрущёвым за участие в антипартийной группе Вячеслав Молотов был назначен «чрезвычайным и полномочным» в Монголию.

Уже в наше время в ту же Монголию был отправлен бывший губернатор Иркутской области Борис Говорин, всю жизнь проработавший в структурах исполнительной власти Иркутска и области. Но это всё же редкое исключение из правила. В современной России должности послов в развивающихся странах Азии и Африки, как и прежде, преимущественно удел профессиональных дипломатов. Исключением стало разве что назначение в 1997 году послом в Танзании бывшего главы Чечено-Ингушского рескома КПСС, а затем Верховного Совета АССР Доку Завгаева. Ссылка этого политика в далёкую Африку, а не в Европу, вероятно, была вызвана раздражением Кремля тем, что Завгаев не смог предотвратить в подшефной ему республике приход к власти Джохара Дудаева и её переименование в независимую Ичкерию.

Впрочем, Завгаев явно извлёк пользу из своего пребывания в Дар-эс-Саламе. Можно только гадать, строя разнообразные гипотезы, каким образом в 2004 году опытный партхозработник с высшим сельскохозяйственным образованием неожиданно перебрался из африканской глуши сначала в кресло замминистра иностранных дел, курирующего «административно-хозяйственные и финансовые вопросы», а всего через какие-то полгода – и на пост генерального директора МИД РФ!

Ещё одним примером удачного возвращения во властные структуры из «длительной загранкомандировки» является нынешний губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Бывший председатель Комитета Верховного Совета СССР по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства, а ранее первый секретарь Ленинградского обкома ВЛКСМ в 1991 году отправилась руководить посольством на острове Мальта. В 1997 году её новой страной пребывания стала Греческая Республика. Однако командировка оказалась непродолжительной. Уже в следующем году Матвиенко триумфально вернулась с берегов Эллады на высокую должность заместителя председателя правительства РФ, которую занимала в течение последующих пяти лет.

Не столь впечатляющей, но всё же вполне удачной была карьера уже вышеупомянутого Пастухова. Отправленный в отставку с поста председателя Госкомитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, он шесть лет оттрубил послом в Дании и Афганистане. Но думские выборы в составе блока ОВР вернули его в федеральную власть. Пастухов возглавил Комитет Госдумы по делам СНГ, затем – Министерство по делам СНГ, а в настоящее время он занимает почётную должность старшего вице-президента Торгово-промышленной палаты России.

По теме

Но самым необычным примером такого рода, пожалуй, стала история Леонида Драчевского. Первый зампред Госкомитета СССР по физической культуре и спорту в 1996 году был назначен послом РФ в Польше. Пробыл он в Варшаве два года. А затем бывший главный тренер сборных команд СССР по академической гребле стал министром РФ по делам СНГ, а потом и полпредом президента в Сибирском федеральном округе.

Встречались в современной российской истории и неслыханные в советские время случаи, когда успешную карьеру делали дипломаты вне связи с родным МИДом. Один из самых ярких примеров – история с бывшим послом РФ в Словакии Сергеем Ястржембским, который в 1996 году был назначен пресс-секретарём президента. Кстати, сменил он на этом посту вышеупомянутого Костикова, сосланного в Ватикан. А профессиональный дипломат, бывший посол РФ в Люксембурге, Болгарии, Франции и Монако Александр Авдеев в 2008 году стал министром культуры.

И, напротив, бывает так, что у некогда успешных федеральных чиновников не складывается дипломатическая карьера. Ярким примером стал, например, бывший саратовский губернатор Дмитрий Аяцков. В 2005 году он был назначен чрезвычайным и полномочным послом России в Белоруссии. Однако вскоре Аяцкова угораздило дать несколько публичных «ценных советов» властям этой страны, после чего президент Белоруссии Александр Лукашенко отказался давать согласие на подтверждение полномочий экс-губернатора.

На замену Аяцкову прислали другого бывшего главу региона – Александра Сурикова. Профессиональный инженер-строитель, он вынужденно «переквалифицировался» в дипломаты, проиграв выборы в Алтайском крае юмористу Михаилу Евдокимову. Пока он продолжает занимать пост «чрезвычайного и полномочного», однако белорусские власти уже не раз делали ему внушения.

Любопытно, что и предшественником двух экс-губернаторов на посту посла РФ в Белоруссии тоже был не профессиональный дипломат, а бывший главный инженер Щёлковского биокомбината, народный депутат РСФСР Александр Блохин. Свою первую «посольскую практику» он проходил в 1995–2000 годах в Азербайджане. И, видимо, успешно, поскольку в настоящее время служит послом РФ в Австралии и по совместительству в тихоокеанских островных республиках – Фиджи, Вануату и Науру.

Помимо Белоруссии, Азербайджана и теперь уже Украины особой популярностью у новоиспечённых «послов с политическим прошлым» пользуется Латвия. С 2004 года интересы РФ в этой балтийской стране представлял экс-министр топлива и энергетики России Виктор Калюжный. От тягот жизни на чужбине ему помогал отвлечься тот факт, что именно в Латвии находятся крупнейшие портовые терминалы для нефтяных танкеров, загружающихся там российской нефтью для отправки в Европу и Америку. Кому ж ещё, как не Калюжному, наблюдать за этим увлекательным процессом. Однако затем его заменил на посту эмиссара России в Латвии экс-председатель Центризбиркома Александр Вешняков.

Кстати, в послы переквалифицировался и его предшественник на посту главы Центризбиркома Николай Рябов. В благодарность за правильно проведённые президентские выборы-1996 он получил место «чрезвычайного и полномочного» в Чехии. Однако вскоре последовал скандал. Рябов дал телеинтервью, в котором пригрозил запретом на поставку российского газа в случае вступления Чехии в НАТО. Чехи испугались настолько, что тут же сами отказались от поставок газа из России и заключили политически надёжный контракт с Норвегией, хотя её газ был дороже российского. Спешно приехавший Черномырдин уже не смог исправить ситуацию. Упущенную выгоду «Газпром» оценивал тогда в 5–5,5 млрд. долларов. А Рябов был направлен послом России вначале в Азербайджан, а затем в Молдавию.

Политические назначения имели место и в среднеазиатских республиках СНГ. Так, интересы РФ в Таджикистане до марта с.г. представлял экс-министр по делам национальностей, бывший депутат Госдумы и член Совета Федерации Рамазан Абдулатипов, сменивший на посту посла Максима Пешкова – правнука знаменитого писателя Максима Горького. А российским эмиссаром в Казахстане с 2003 по 2006 год был экс-руководитель аппарата правительства, депутат Госдумы и председатель исполкома движения «Наш дом – Россия» Владимир Бабичев.

Порой послами назначали и представителей политической оппозиции. Так, в 1994 году «чрезвычайным и полномочным» в Мексике и по совместительству в Белизе был назначен депутат Госдумы от «Яблока» Евгений Амбарцумов. А в позапрошлом году представителем России в НАТО стал лидер партии «Родина» Дмитрий Рогозин. Перспективный политик популистского толка Рогозин был надолго удалён из российского политического пространства. К тому же, по интересному совпадению, именно с этого момента отношения России и НАТО испортились, что всегда можно поставить в вину и самому Рогозину, хотя он в этом и не слишком виноват.

Наконец, ещё одна нетрадиционная разновидность послов – это бывшие спецслужбисты. Разумеется, органы разведки всегда и везде работают под прикрытием посольств, но, как правило, это не делается открыто, во всяком случае, не на уровне «чрезвычайных и полномочных». Но в 1999 году в Литву, а затем в Молдавию «послить» отправили экс-замдиректора Службы внешней разведки (СВР) Юрия Зубакова. А с 2004 года посольство РФ в Индии возглавляет сам экс-директор СВР Вячеслав Трубников. Любопытно, что именно в этой стране в 70-е годы, будучи сотрудником ПГУ КГБ СССР, он работал в «длительной зарубежной командировке». Кстати, послом РФ в соседнем с Индией государстве Шри-Ланка стал Андрей Шебаршин – сын ещё одного замдиректора СВР Леонида Шебаршина. А бывших разведчиков, как известно, не бывает.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.06.2009 12:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх