// // Передел собственности и попустительство чиновников грозят превратить один из промышленных центров Зауралья в захудалый аграрный регион

Передел собственности и попустительство чиновников грозят превратить один из промышленных центров Зауралья в захудалый аграрный регион

851

Курган рейдерской славы

Заводской двор полон готовой к отгрузке ценной продукции
Заводской двор полон готовой к отгрузке ценной продукции
В разделе

Рейдеры, похоже, решили вернуть страну к традиционным, допетровским ценностям. А потому освобождают землю, занятую заводами и фабриками, под строительство ярмарочных центров и увеселительных заведений. Стремительное разорение промышленности стало проблемой всего государства. Остановить катастрофу призван недавно подписанный главой государства закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», более известный в народе как закон об уголовной ответственности за рейдерство. Эффективность этого документа нам удалось проверить на конкретном примере конфликта, разгоревшегося по поводу попытки захвата Курганского электромеханического завода.

Наше время вряд ли можно назвать мирным. По данным известной правозащитной организации «Объединённая общественная приёмная», вместе с ростом экономики начало увеличиваться и число рейдерских захватов. Причём эволюционировала и тактика передела собственности. «Чёрное» рейдерство, больше похожее на бандитизм, сегодня сошло на нет. Рейдерство «серое», при котором захватчик, отбирая предприятие, формально остаётся в рамках закона, тоже уходит в прошлое. На смену им, по образному выражению экспертов «Объединённой общественной приёмной», пришло «адаптационное» рейдерство, когда криминальный передел собственности ведётся под прикрытием якобы государственных интересов. Изобрели такой метод, как и положено, в столицах. А вот проявляются особенности «адаптационного» рейдерства нагляднее в глубинке. Дислокацию корпоративного конфликта, где обкатывался новый сценарий рейдерских захватов, нам подсказали в «Объединённой общественной приёмной». А его подоплёку мы выяснили уже на месте, в Кургане, где сегодня держит оборону старинный Курганский электромеханический завод.

Наследственная проблема

Картину происходящего удалось составить перед самым отлётом по немногочисленным публикациям в местных изданиях. В Кургане ходульный сюжет обычного рейдерского налёта быстро оброс красочными деталями. На завод нашего корреспондента пустили без разговоров. Местные чиновники заставили потоптаться в приёмных. Но сразу же выяснилось, что корпоративный конфликт начался с личной трагедии. Накануне долгих новогодних каникул, 25 декабря 2009 года, внезапно умер Александр Леонидович Батиков, генеральный директор и совладелец Курганского электромеханического завода. Собрался было на охоту, да плохо себя почувствовал. Выпил горсть таблеток, найденных женой в домашней аптечке, лёг спать и не проснулся. Акции предприятия в размере 40,43% после непродолжительных семейных споров унаследовала вдова покойного Любовь Валентиновна, женщина хваткая и боевая. Прочие наследники от ценных бумаг отказались. Скорее всего здесь свою роль сыграл точный расчёт. После себя гендиректор оставил не только добрую память и высоколиквидную собственность. Оказалось, что в бюджете предприятия зияет дыра в 5,5 млн рублей.

Трудно сказать, был ли этот приём личным изобретением покойного гендиректора или ему подсказали умудрённые опытом заводские финансисты. Сегодня многие заводчане приписывают авторство схемы одной из сотрудниц бухгалтерии. Тем не менее факт остаётся фактом: Александр Леонидович Батиков едва не разорил завод своим продолжительным отдыхом. А именно: в дефолтный 2008 год он неожиданно заявил, что 10 лет не был в отпуске. Отгулять накопившиеся «календарные дни» Батиков решил разом, приказав выписать себе соответствующие отпускные. Расчёт при этом шёл по «богатому» предкризисному году. А потому итоговая сумма могла впечатлить кого угодно. Точную сумму ущерба определила аудиторская проверка. Оказалось, что за 2008 год Батикову незаконно начислили 1 млн 217 тыс. рублей. В 2009 году он присвоил уже 4 с лишним миллиона. К тому же был выявлен крайне некрасивый факт присвоения директором колёс экспериментального вездехода, который собирали в одном из цехов завода его чересчур доверчивые подчинённые.

По теме

Милиция сообщение о многомиллионной растрате встретила без особого энтузиазма. Батиковых тут знали: в своё время супруга покойного гендиректора трудилась в ГУВД Курганской области, имея на плечах погоны подполковника. Тем не менее уголовное дело возбуждать не стали только в связи со смертью главного и единственного подозреваемого. А долг остался, и погасить его должна была законная наследница Батикова. Альтернатива, предусматривающая отказ от наследства, грозила ещё большими потерями. Да и компенсировать потери завода Любовь Валентиновна могла, только став его полноправной владелицей. Сделать это, по всем прикидкам, было несложно. После вступления в права наследования дочь и вдова Батикова становились владельцами 40,43% акций предприятия. К ним надо добавить около 1% акций, скупленных у мелких держателей. Успех начинания обеспечивал 8,9-процентный пакет акций предпринимателя Иванова, который в далёком уже 1999 году купил его у гражданина Антипина, родного отца госпожи Батиковой. Тогда ещё один 40-процентный пакет акций, принадлежащий Александру Пильникову, уже не мог играть существенной роли.

Помощь друга

Курганский электромеханический завод – предприятие известное. Один из четырёх отечественных изготовителей промышленных трансформаторов и подстанций, признанный лидер своей отрасли. Правда, с точки зрения рейдеров, главное достояние завода – не станки, коллектив и производственные корпуса, а земля. Участок в 45 тыс. «квадратов», выкупленных у государства, находится в самом центре города, на пересечении основных транспортных артерий и людских потоков, неподалёку от главной площади с традиционным Лениным и губернаторской приёмной. Цена такого куска земли, учитывая возможность застройки его очередным «торгово-рекреационным комплексом», исчислялась в миллионах. Причём долларового, а не рублёвого эквивалента. А потому действия вдовы гендиректора отчасти были продиктованы паникой.

Формально на шестимесячный срок, отведённый законом для истребования наследства, договор доверительного управления акциями Батикова был заключён с неким Иваном Лукиным. Кандидатура неслучайная: его сына Александра, сотрудника ОРЧ ОБЭП НЧ по городу Кургану, за глаза называли приятелем Батикова. Кроме того, как мы считаем, Любовь Валентиновна поспешила подстраховаться, загодя продав ценные бумаги весьма известным в Кургане людям. О таких здесь говорят с должным уважением, но без лишней симпатии. Главным интересантом, по нашему мнению, стал глава местного отделения Российского союза промышленников и предпринимателей Сергей Муратов. А на подхвате – государственный служащий и предприниматель одновременно, депутат областной думы Евгений Кафеев.

Как вспоминают заводчане, до этого момента Сергей Муратов обращался на Курганский электромеханический пару раз. Всегда по линии возглавляемого им союза. Вначале директивным тоном просил профинансировать издание книги «О партийном руководстве промышленностью в 60–80 годы прошлого века». Потом попробовал выбить денег на проведение концерта в честь безвременно ушедшей певицы Толкуновой. Впрочем, деятельность главы курганского регионального отделения Российского союза промышленников и предпринимателей выходит далеко за рамки благотворительности. Некоторые называли его рейдером. Другие, осторожничая, предпочитают употреблять избитое словосочетание «авторитетный предприниматель». Зато, как мы считаем, участие Муратова в переделе промышленной собственности Кургана особых доказательств не требует. Так, одним из первых сменил хозяев удачно расположенный «Курганприбор», на который Муратов пришёл в качестве внешнего управляющего, а стал председателем совета директоров. Следом под контроль видного общественника попал обосновавшийся в центре города завод «Кургандормаш»: здесь Кафеев и Муратов, объединившись, выкупили контрольный пакет акций. По логике развития муратовско-кафеевской «промышленной империи» следующим на очереди стоял Курганский электромеханический, чьи цеха тоже располагаются неподалёку от губернаторской приёмной. Схема та же – любым способом завладеть контрольным пакетом акций, а затем приступить к «адаптации» предприятия под торгово-развлекательные нужды.

По теме

Силовое прикрытие

Можно только предполагать, как именно между Муратовым и Батиковой была оформлена сделка по продаже ещё не полученных в наследство акций. А вот характер дополнительных соглашений легко восстановить по дальнейшим действиям Батиковой и некоторых представителей её ближайшего окружения. События приобрели динамику 1 февраля, когда «доверительный управляющий» акциями бывшего гендиректора Иван Лукин сам пожелал занять его место. Совет директоров ему резонно отказал по причине отсутствия обоснованных прав делать такие предложения. Затем Любовь Батикова сообщила главе совета директоров Пильникову о возникших сомнениях по поводу пакета акций, проданных более 10 лет назад её отцом Антипиным гражданину Иванову. А так как «должной реакции» на сомнения не последовало, через некоторое время вдова бывшего гендиректора потребовала себе пост заместителя гендиректора по финансовым вопросам и соответствующий должности оклад. Кроме того, по мысли Батиковой кресло замгендиректора по экономике должна была занять её дочь, трудившаяся на заводе простым менеджером.

В просьбе Батиковой было отказано. Молодая сотрудница коммерческого отдела явно не доросла до руководящей должности. То же самое можно сказать о её родительнице. Отставной подполковник милиции Батикова, вероятно, неплохо разбирается в технике допроса. Но производство трансформаторов и оборудования для газодобычи для неё – тёмный лес. Правда, убедить бывшую подполковницу в таких очевидных вещах оказалось непросто. Как вспоминал потом действующий гендиректор завода Пильников, дама кричала, топала ногами и грозила вмешательством больших людей. Убеждала: «Если хочешь спать спокойно…» Требовала перенести срок проведения общего собрания акционеров, упирая на то, что её акции не голосуют. Обещала неприятности. Угрозы Батиковой, как вскоре выяснилось, следовало воспринимать всерьёз. Спустя четыре дня после памятного разговора о должности и окладе на завод явились сотрудники ОБЭП. Оказывается, Батикова от имени своего отца обратилась с заявлением о хищении руководством завода пакета в 8,9% акций, которые господин Антипин 15 сентября 1999 года продал предпринимателю Иванову, для сведения, получив за это реальную крупную сумму денег. А потому обэповцы имели намерение убедить реестродержателя, ОАО «КЭМЗ», отдать им «для изучения» подлинники документов, подтверждающих продажу акций Антипиным Иванову. Копии бумаг их не устраивали категорически.

Понятно, что после такого следственного мероприятия судиться с Батиковой было бы бесполезно. Бумаги, попав в омут отечественных правоохранительных органов, имеют обыкновение бесследно исчезать. А российский арбитражный суд в силу сложившейся практики не склонен доверять нотариально заверенным копиям правоустанавливающих документов. Чем именно Батикова сумела замотивировать своих бывших коллег-милиционеров, знают только тесные кабинеты местного ОБЭП. Борцы с экономической преступностью работали плотно до 16 апреля, вызывая свидетелей и устраивая импровизированные допросы в кабинетах заводского руководства. А когда на очередном общем собрании акционеров новым гендиректором предприятия стал Александр Пильников, его лично вызвали в ОБЭП и попросили «по-хорошему» отдать оригиналы документов. По нашему мнению, действовали милиционеры по своей собственной инициативе, рискуя погонами и свободой.

Промышленность аграрного района

Рейдерство прибыльно даже в разгар кризисов. Правда, экономические неурядицы серьёзно меняют конечную цель захвата предприятий. На раннем этапе передела собственности рейдеры получали прибыть от перепродажи неправедно «отжатого» объекта. Потом захват стал лучшим способом приобретения актива для последующего привлечения инвестиций. Сегодня, когда российская промышленность переживает не лучшие времена, а большая часть инвесторов переместила свои капиталы за границу, главной целью рейдеров стали активы предприятия. Причём речь идёт не о цехах или оборудовании. Главным достоянием советских заводов стала земля.

По теме

А потому вскоре после захвата ещё вчера рентабельные предприятия идут под снос или реконструкцию. На месте заводских корпусов вырастают рынки, складские помещения и терминалы, торговые и развлекательные центры. К примеру, сегодня такую трансформацию переживает легендарный московский завод «Серп и молот», в помещениях которого владельцы попробовали обустроить офисы. В Саратове на месте авиационного завода, выпускавшего самолёты «Як», действует грандиозный рынок и строится магазин «ИКЕА». Курган готовится переместить в чистое поле некогда стратегические предприятия, на которых делали военные тягачи, системы наведения ракет, автобусы и прочую якобы, по мнению рейдеров, никому не нужную в наше время дребедень. Как мы считаем, региональные власти, как правило, такому положению дел не препятствуют. С точки зрения чиновников, это и есть адаптация старых фондов к новым условиям хозяйствования.

Никакого преувеличения здесь нет. Так, к примеру, считает Василий Жаров, глава департамента промышленности областного правительства. Его ведомство расположено напротив губернаторского корпуса, за спиной каменного Ленина. С журналистами Василий Иванович общаться не любит, хоть и обладает выправкой и внешностью отставного американского генерала из старых голливудских комедий. Стальной ёжик седых волос, пронзительный взгляд голубых глаз и щедрая на нечаянные афоризмы речь. «Регион у нас аграрный…», – заметил он при нашей первой встрече, предупреждая вопрос о судьбе знаменитых на всю страну курганских оборонных предприятий. И добавил, что «…завод этот, Курганский электромеханический, никому не нужен». В своё время председатель КГБ Вадим Бакатин сочинил книгу «Избавление от КГБ». Жаров, глава промышленного департамента, мог бы издать «Избавление от промышленности». Правда, про 4,5 гектара заводской территории Жаров не сказал ничего.

И про человека, проявляющего к ней странный интерес, тоже.

Василия Ивановича понять можно. Он по специальности зоотехник – с опытом работы на таможне. А в промышленном департаменте правительства Курганской области играет роль проводника политической воли губернатора. Назначая Жарова на нынешнюю должность, глава региона Олег Богомолов так и заявил: «Здесь хватает промышленников.

А нужен политик». Вот Василий Иванович и старается руководить индустриальным регионом под углом соответствия промышленных объектов запросам сельского хозяйства, и в особенности животноводства. Только с «ненужностью» Курганского электромеханического Жаров явно покривил душой. Завод этот нужен если не ему самому, то его хорошим знакомым, так называемым адаптационным рейдерам. К примеру, господин Муратов лично присутствовал на одной встрече областного руководства с гендиректором Курганского электромеханического. А сам Жаров посетил заводские цеха, оценив состояние и примерную стоимость имеющегося там оборудования. Понятно, что человек, ответственный за промышленность, должен позаботиться о том, куда пристроить «осиротевшие» станки. И не беда, что они принадлежат рентабельному и ещё не ликвидированному промышленному объекту…

Семейно-милицейский подряд

Объяснить истинную причину своего интереса к заводу может, наверное, только сам чиновник Жаров. Да ещё, конечно, видный общественник Муратов, семейство Батиковых и прочие охотники за собственностью. После неудачного милицейского «наезда» их количество только выросло. Антипин, Лукин, а также супруга с матерью покойного Батикова подали иск в Арбитражный суд Курганской области. Помимо требований отменить решение общего собрания акционеров истцы просили суд ввести обеспечительные меры, ограничив полномочия действующего руководства завода. Суд, рассмотрев иск, и в самом деле запретил совету директоров заключать крупные сделки. Тем временем в местных СМИ прошла настоящая пропагандистская кампания. Первой отметилась газета «Курган и курганцы», опубликовав на своих полосах заметку с душещипательным заголовком «Если друг оказался вдруг…», в которой Любовь Батикова жаловалась на неблагодарных коллег покойного мужа. Потом открытое письмо вдовы разместил интернет-портал «Курган.Ру». А 30 июня газета «Зауральский курьер» напечатала статью от имени бывшего главы департамента промышленности Курганской области Симонова с резкой критикой руководства завода. Город заполонили изготовленные типографским способом листовки. Апогеем пропагандистской кампании стало создание сайта с характерным названием «Спасём завод». Кавычки, учитывая аграрные пристрастия Жарова, появились тут явно не случайно.

По теме

Пропагандой, как учит нас новейшая история, завод не отнимешь. Для успешного «захода» на предприятие нужны силовые методы. Как пишет в своём заявлении начальнику УВД по Курганской области генеральный директор Пильников, 15 июня безутешная вдова «оказывала давление» на гражданина Федосеева, уполномоченное лицо регистратора. А именно: сказала Федосееву, что тот попал в сложную ситуацию, проведя регистрацию сделки с ценными бумагами между Антипиным и Ивановым. Батикова с гордостью сообщила Федосееву будущие окончательные результаты ещё не проведённой почерковедческой экспертизы подписанных Антипиным анкет и договора купли-продажи ценных бумаг от 1999 года. Соответственно в день оглашения итогов проведённого исследования никакой сенсации не случилось. Экспертизу проводил сотрудник отдела криминалистических экспертиз ЭКЦ УВД по Курганской области Юможапов. «Неудобные» для сличения почерка документы, включая свободный образец подписи Антипина в анкете от 1999 года, он исключил. Из «удобных» выбрал наименее чёткие. В результате такой селекции вывод Юможапова был безапелляционен: «…подписи от имени Антипина Валентина Дмитриевича… выполнены кем-то другим с подражанием какой-нибудь подлинной подписи…». Сам Антипин, признавший было на одном из заседаний суда свою подпись, после такого заключения весьма предсказуемо «потерял память».

Повторную экспертизу было решено провести в Москве. Там надёжнее. Всё-таки Батикова – бывший сотрудник ГУВД Курганской области в чине подполковника, а потому знает всех и вся в местной системе правоохранительных органов. И не только. После скандальной экспертизы в полном соответствии с обещанием вдовы у заводского руководства едва не начались неприятности. А именно: на приём к заместителю гендиректора завода пришёл некто Булат Баязитов. Солидно отрекомендовался: родственник министра МВД РФ, а по совместительству представитель региональной организованной преступности. Немногословно рассказал о необходимости сотрудничества. И многозначительно рассказал о нераскрытых заказных убийствах, к которым якобы имел отношение. Потом приезжал ещё раз и предлагал для разрешения всех проблем организовать знакомство с неким чином из спецслужб. Сам же чекист в это время, как выяснилось, терпеливо ожидал команды «авторитета» на улице. Выйти на «сцену» ему так и не пришлось.

Заводская отходная

Понятно, что при таком повороте событий руководителям завода оставалось одно – обратиться за помощью к государству. Сперва – с жалобой в прокуратуру Курганской области. Потом – с открытым письмом в адрес полпреда президента Винниченко и начальника УВД по Курганской области Тимониченко. Ответы на заявления гендиректора Пильникова пришли из ОБЭП, от замначальника УВД Курганской области полковника Половникова. Того самого, чья подпись стоит под незаконным требованием о выдаче оригиналов документов акционерного общества. Никаких нарушений в работе своих подчинённых (читай у себя самого) Половников, естественно, не обнаружил. В возбуждении уголовного дела было отказано. А, по словам Пильникова, действующий сотрудник ОРЧ ОБЭП Лукин, сын доверенного управляющего акциями покойного Батикова, даже пообещал ему за «наезды» на правоохранителей «спросить по полной программе».

К счастью, до милицейского «спроса» дело пока не дошло. Примерный план продолжения рейдерской атаки удалось узнать, поймав в мрачном здании Курганского ОБЭП полковника Половникова. Он зашёл сюда уже после обеда, по словам сурового дежурного, «работать с документами». Дело Курганского электромеханического, по словам Половникова, тоже застряло на бумажной стадии. Пока, как сообщил милицейский начальник, его подчинённые готовят очередное «отказное дело». Но сразу же, как получат результаты московской экспертизы почерка Антипина, возбудят новое уголовное производство. Слова полковника удивительным образом дополнили только что услышанный в городе слух о напряжённых переговорах Батиковой с представителями неких столичных структур. Не с этим ли связан внезапный отъезд в Москву самого Сергея Муратова, который себе на подмогу вызвал Жарова?

Степень влияния курганских «авторитетов» и рейдеров на столичное экспертное сообщество будет известна в самое ближайшее время. Ещё раньше вдова покойного гендиректора и её представительные друзья могут предпринять новый, теперь уже окончательный штурм завода. Правда, сдаваться заводчане не собираются. Просторный двор Курганского электромеханического заполнен готовыми к отгрузке трансформаторами. В цехах идёт интенсивная работа над массивными стальными конструкциями электрозатворов, новым заказом газодобытчиков. Работники старинного предприятия и тысячи членов их семей очень надеются, что «адаптационные» рейдеры не снесут завод – единственный источник их материального благополучия. А ещё – верят в российский закон и скорую помощь федеральной власти. Иначе, по их мнению, и быть не может. Ведь не зря же глава государства так много и подробно говорил о сращивании криминала, местного чиновничества и правоохранительных органов и необходимости беспощадной борьбы с рейдерством, которое, по его же словам, дискредитирует власть и «душит экономику»?

«Наша Версия» будет следить за развитием событий

Курган – Москва,

фото автора

Опубликовано:
Отредактировано: 30.08.2010 12:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх