// // Отар Кушанашвили – специально для «Нашей Версии» о «лишних людях» на российской эстраде

Отар Кушанашвили – специально для «Нашей Версии» о «лишних людях» на российской эстраде

564

Музыкальный шлак

ИТАР-ТАСС
ИТАР-ТАСС
В разделе

Российский шоу-бизнес – фабрика бездарностей. Это распространённое мнение поддерживает подавляющее большинство наших сограждан. Поддерживают, но продолжают настойчиво слушать звуковые экзерсисы Тимати. Засматриваться на «однояйцевых» выпускников «Фабрики звёзд». Подпевать в машине «Виа гре». Заучивать наизусть тексты Кати Лель... За без малого 20 лет безупречного творчества музыкальный гуру «Нашей Версии» Отар Кушанашвили всего этого хлебнул с избытком. Сейчас он уже не может кружить глаголом голову молоденькой звезде только потому, что пьёт водку с его (её) продюсером. И вот наконец Отар решился расставить все точки над i: без обиняков рассказать читателям «Нашей Версии», кто есть кто. Психически неуравновешенным звёздам читать не рекомендуется!

Я отвергаю инсинуацию в необъективности: я ходил на концерт Максим в «Б1». Я уже окрестил её «Шатуновым в юбке» – всё подтверждает мою правоту. Субтильная, но сильная, и вот это вот народное, с придыханием произносимое «сама пробивалася» – это есть, но как только такой цветок выходит замуж и начинает играть в матрону – гуд-бай, огонь погас.

Я хочу любить, вожделеть свободную барышню, мне не нужна чужая.

С другой стороны, в том же клубе выступал одноглазый полпред Преисподней – Мэрилин Мэнсон. Он поворачивался к публике пятой, плевал в публику, публика визжала от восторга.

Поскольку ММ поёт так же, как М, то есть никак, оба концерта прошли на ура, всем Меладзе на зависть.

Ни он, ни она не имеют представления, что подлинная музычка – та, что фоном звучит во время наших перманентных разборок с нашими внутренними безднами.

Хотите узнать, что именно я имею в виду? Сходите в апреле на Эроса Рамазотти, а в июне на Рода Стюарта; попутно поймёте, как это я, живя в мучительных обстоятельствах, порождённых экономической политикой нашего правительства, всё время улыбаюсь.

Как Его Сиятельство, нравный человечище Филипп Киркоров, которого я спросил сначала, почему он перестал снимать клипы, а после попросил подвести итоги десятилетия нового века. Мы сидели в позлащённом ультрамариновыми лучами прожекторов холле барвихинского СПА-отеля, и ФК на первую часть вопроса ответил, что снимать никто не умеет, все помешаны на баблосе, творчества ноль, а что итогов – он был первый, первым остаётся.

А где агрессивно атаковавшие нас братья – Грим и Кристовские? Находятся в поле интенсивной деконструкции, горки укатали. Первые, рыжики, не поделили славу, вторые, так внешне смотрится, устали друг от друга, прежняя метафористика ушла, осталось сплошное занудство.

Он вдохновенно, энергично продаёт воздух, но именно что энергично. Он покоряет западных – правда, истинных! – звёзд сумасшедшим размахом, те верят, что он – фигура. Отсюда — коллаборации со Снуппи Догги Догом (который на вид и впрямь ни дать ни взять дог догом, только завалящий).

И это меня, такого же шарлатана, восхищает!

Весь прошлый год он сотрясал воздух разговорами про проекты мирового уровня: на эти дела он мастер, самый обаятельный в нашем совхозе прожектёр. Боюсь, он и вправду убеждён, что 50 Сent – это артист, тогда как означенный персонаж есть дутое чмо, которому самое место выступать в мурманском доме офицеров на дискотеке для выпускников средней школы № 666.

Бестолковые мальчуковые (слово-то какое мерзкое!), то есть бойз-группы по всем статьям забиты насмерть «Иванушками», которые, как бы над ними ни подтрунивали, самим фактом своего существования способствуют стабилизации кровяного давления.

Непонятный коллектив «Дискотека Авария», которые в определённый момент зачем-то заставили самих себя поверить в то, что они высококонцептуальные, не знают, это очевидно, что делать: в качестве героев они нелепы, а хулиганство, стяжавшее им славу, полагают пустым занятием.

По теме

Вообще, как только герои масскульта задумываются о своём культе, они записывают такие альбомы, как Арбенина и «Сплин». В которых ничего, окромя претензии, нет. Но сами-то артисты такой тон превосходства в общении с нами, смердами, считают уместным.

На канале МТV я как-то назвал 99% артистов образца 2009 года чмырями, редисками, нехорошими людьми, беспомощными шифровальщиками пустоты. Сейчас, признавая за собой некоторую устную беспечность, в целом всё равно настаиваю на такой беспощадной оценке.

Как были они – без малого поголовно – ходячими клише мезозойской эры, так и остались.

Предмета разговора нет, если самый востребованный артист в стране Стаc Михайлов, про которого Собчак на «Золотом граммофоне» сказала, что «ни х... не знает, кто это такой», а один авторитетный человек, о-о-очень авторитетный, уверял меня, что он – божий посланец; плюс в караоке его песенки по частоте исполнения на втором месте – после Лепса.

Проблема с подавляющим большинством полпредов шансона, что они устроены так, что им лучше всего удаётся сентиментальная блатная лирика (бандиты – самые сентиментальные люди, вы не знали?). Главный гламурный бесёнок тысячелетия Сергей Зверев, весь в... космическом наряде, спел при мне очень важным людям... Как вы думаете, какую песню? Не пытайтесь даже угадать. «Владимирский централ» он спел. На строчке «...этапом из Твери, зла немерено» я чуть не лишился рассудка. Не удивлюсь, если в этом году Никита Малинин, прославившийся песней «Котёнок», дабы возвернуться, споёт песню «Котофеич» про условного, а может, и доподлинного вора в законе.

Разговоры о Баскове, которого заделали эстрадным авторитетом, ни с того ни с сего даровав ему звание народного, априорно предполагают густую иронию. Вам не кажется, что это невозможная неловкость – когда артисту, ещё ничего, по гамбургскому, в жизни не сделавшему, не спевшему ни единой ладно знаковой, но хотя бы отменной песни, преподнесли титул, который иным фигурам давался кровью и потом?

Но, доложу я вам, у Б. медный лоб и сильнейшее забронзовевшее лобби. Пропагандируя каждым жестом, всяким словом лёгкое отношение к себе и к жизни, он сам, паче чаяния, в высшей степени обидчивый и, есть такое у меня подозрение, злопамятно-стукаческий. Я как-то написал, что НБ ради красного словца и златого тельца готов на всё. Разве это, мать вашу, не очевидно? И потом, я и сам ради двух означенных категорий если не на всё, то на многое готов. Но народный подошёл ко мне на празднике Кати Лель и высказал всё: мол, во-первых, почему позволяю себе критику, во-вторых, хрен со мной, народ его всё одно боготворит. Я улыбнулся и в отместку закружил в танце Фёдорову, натужный альянс с коей принёс нашему герою дополнительные баллы.

А вот Валере Меладзе народного не дают, просить он не умеет и в третий день нового года пишет мне sms: «Работать хочу!» А до этого, надо заметить, у него случился ажно целый день отдыха. Надо же какой долгий отпуск! Я ему настрочил ответ: мол, не в армии, ты заслужил роздых; он гневно (имитируя, конечно, гнев): отдых от чего?

Но зачем поощрять умных певцов, от песен которых в мозги начинает поступать кислород? Так, глядишь, можно спровоцировать ненужную благородную химическую реакцию у легиона?

На радио «Сити-FМ», высокохудожественно болтая с Яной Поплавской, я – к слову пришлось – сказал, что Вика Дайнеко, по всему видно, барышня милая, с сердцем большим, с голосочком приятственным, но, как бывает, блёклая. Что она одна из тех, кто повергает меня в эсхатологическое состояние.

Тут же звонит народный артист Вьетнама, любимец миллионов Андрей Григорьев-Аполлонов (а он, надо расширить ваше представление, заступник за всех артистов, что твоя Лера Кудрявцева): зачем-де девушку изобидел? Хорошо, молодые да ранние, со словарями не дружат, так бы до суицида юный цветок довёл.

Я ответил ему, что: коль скоро сама Уитни Хьюстон (а для меня это был главный, генеральный, узловой концерт года), некогда полная силы и огня, повергла меня своей беспомощностью в уныние, не дружа со вкусом, да что там – с нотами, что уж говорить о Вике Дайнеко!

Этот стихийный анализ шоубизнесового шлака без рассказа о том, как избыточный ценитель коньяка Лёня Агутин упал, схватившись за сердце, за кулисами КДС, а над ним склонилась Анжелика-Маша, едва сдерживая рыдания, – пожалуй, и не анализ вовсе. Ему стало худо, и я увидел беспомощного товарища и невероятно, извините, красивую в момент отчаяния маленькую женщину, объятую ужасом.

Я не собираюсь спорить, я утверждаю: то, как боялась потерять Лёню жена, кажется мне важнее всех песен на Земле.

Или естественным продолжением песни.

Песни о любви, вы угадали.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.02.2010 11:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх