// // Евгений Петросян: Это у вас не хватает ни ума, ни культуры

Евгений Петросян: Это у вас не хватает ни ума, ни культуры

963
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Народный артист Евгений Петросян с 18 лет на сцене. В советское время он чаще всего делал одиночные номера, сейчас руководит целым спектаклем под названием «Кривое зеркало». В последнее время на эту телевизионную передачу обрушилось много критики, но Евгений Ваганович умеет ответить оппонентам. Иногда даже резко…

–Ваши передачи критикуют, но ведь в них не всё так плохо и тоже есть, что называется, золотые зёрна. Говорю вам это уже как зритель…

– За что они меня критикуют?

– За то, что таких передач слишком много и они не всегда смешны.

– Вы хотите, чтобы я начал оправдываться?

– Нет, но хотелось бы, чтобы вы ответили на вопрос.

– Что за глупости! Во-первых, меня не много. Вы считаете, сколько меня? Я бываю, ну… я не знаю… раз в месяц… Мне неинтересен этот разговор, и я совершенно не собираюсь оправдываться перед вами.

– А зачем оправдываться? В одном интервью вы мне сказали (когда разговор шёл о путешествиях в длинные зимние выходные), что никуда не поедете, потому что призваны поднимать настроение тем людям, которые не могут себе позволить поехать в Таиланд. По-моему, вы и делаете это.

– И что вы хотите, чтобы я сказал?

– Скажем, о вашем отношении к сегодняшнему телевидению, к сериалам…

– Да я и телевизор-то почти не смотрю и не являюсь специалистом. Почему вы это хотите выяснить у меня? Я и понятия не имею, что там делается.

– А свои передачи отсматриваете?

– А вы их видели?

– А как же! Почему нет? «Кривое зеркало»…

– И что, вам не нравится?

– В целом передачи ничего. Особенно нравится Саша Морозов. Правда, кое-кто и удивляет. Всё думаю, и как они туда попали?..

– И что вы от меня хотите? Вот вы спрашиваете: про вас плохо говорят...

– Да, была критика…

– Какая критика? «Кривое зеркало» – это единственный телевизионный театр миниатюр в самых лучших традициях дореволюционного российского искусства. А для того, чтобы критиковать, нужно быть в этом деле специалистом.

– Но в Интернете вы по этому поводу, что называется, пикировались…

– И что дальше?

– Практически ничего.

– Вот именно. Знаете, я не собираюсь участвовать в некой пикировке каналов. Одному каналу что-то не нравится, другому нравится, а я здесь при чём? А у вас, у всех газетчиков, не хватает ума во всём объективно разобраться! Вы в основном нечестные люди.

– Зачем же вы так говорите, не зная меня? Я немногим младше вас, задаю деликатные вопросы…

– Какие деликатные? Вы говорите, что вам не нравится «Кривое зеркало». Нравится – не нравится. У вас не хватает ни ума, ни культуры для того, чтобы понять, где и что лежит…

– Вот я и хотел, чтобы вы ответили на вопрос, а вы всех мажете одним миром. Априори настроены по-боевому, и непонятно из-за чего…

– Потому что вы настроены к поверхностному анализу. За последние 25 лет я не встречал в газете художественного видения. Всё какое-то казало-мазало. И мне это очень жаль, потому что раньше были какие-то разборы, а специалисты писали, что-то разбирая и советуя. Всё было очень конструктивно. А что происходит сейчас?

– Возможно, и время стало другое. Вы же сами видите…

– Только не надо пенять на время! Малокультурье – это не время, а это пена, которая всё равно сойдёт. Всё это ужасно! Вот вы придираетесь к юмору, а надо придираться к газетам. Вас надо менять в корне, то есть вам надо изменяться в сторону культуры.

По теме

– То есть всем газетчикам, а не лично мне?

– При чём здесь вы? Вам надо изменить прицел и разбирать произведение художественно, а не заниматься сплетнями.

– Какие сплетни? Я задал вопрос, на который вы могли бы ответить…

– Голубчик, а что вы…

– Какой я вам «голубчик»?! Мне, извините, 50 с лишним лет. Я же не говорю о вашем актёрском уровне, который, извините, ниже плинтуса!

– Вот оно что…

– А что, думаете, не видно? В большинстве идёт самое настоящее кривляние.

– Ох ты, боже мой!

– Да, ох ты, боже мой! И вы просто попали в струю.

– Так у нас разговор не пойдёт.

– Так и давайте хорошо поговорим. Мы же хорошо начали. А потом вы сказали, мол, ни ума, ни культуры…

– Я же не вас лично имел в виду, но часто читаю статьи, к которым у меня масса претензий с точки зрения грамотности.

– Скажите, а можно ли в таких регулярных передачах, как «Кривое зеркало», всегда держать высокую планку? Да, «бабки» безумно талантливы, и на них держится огромная часть передачи, но ведь не все такие…

– Артист, как и любой человек в любой профессии, должен стремиться к высокой планке. Это же естественно.

– Я часто звоню Владимиру Винокуру, и он всегда отвечает корректно, шутит, импровизирует и не говорит, что «все вы, газетчики, такие» и что у них ни ума и ни культуры…

– Не все, но очень многие, будучи не в курсе наших театральных событий и традиций, с точки зрения профессионала, делают очень наивные выводы.

– А какая аудитория вам ближе, скажем, почти камерная, как в Театре эстрады, или же как у «Кривого зеркала»?

– «Кривое зеркало» – это типичный театр миниатюр, рассчитанный на зрителя в зале. И смех, который там звучит, не искусственный, а естественный.

– Не подмонтированный, как на иных каналах…

– Мы заранее, ещё до съёмки, выезжаем на 8–10 концертов, и всё, что для зрителя не смешно, конечно, убираем. Мы ответственно готовимся ко всему. Если у нас что-то не получилось, то мы либо дальше додумываем, либо сокращаем. Мы за взаимодействие артист – зритель и зритель – артист, и мнение зрителя для нас очень дорого.

– У вас ориентация именно на реакцию зрителя? А бывает так, что на каком-то моменте зрители не засмеялись, но вы видите, что это перл, и оставляете эпизод?

– Да, оставляю. Всё перепроверю и посмотрю, в чём сам ошибся или ошибся зритель. То есть наотмашь я ничего не делаю.

– Кто в ваших спектаклях играет большую роль – авторы или актёры? Или это неразделимо?

– Это неразделимо и находится в едином балансе. В одном случае что-то вытягивает артист, в другом – автор. Так ходит канатоходец, и его перекладина балансирует то туда, то сюда. А равновесие есть. Так что этот баланс держится, и называется он художественным эффектом.

– Но иногда актёр (сам видел) рассказывает абсолютно несмешной анекдот и делает так, что он вдруг становится смешным.

– Я не думаю, что совсем несмешной анекдот можно сделать очень смешным. Можно просто смешно сыграть образ, который будет иметь косвенное отношение к анекдоту. Но если в нём нет юмористического смысла, то, как его актёрски ни разукрась, смешнее не станет. Скорее вам будет приятно смотреть на артиста. Это опять же, что называется, балансировка. Есть выражение, что, мол, артист такой талантливый, что может сыграть телефонную книгу. Но это лишь художественный образ, а на самом деле это гипербола.

– Как и Чехов говорил, что может написать о чернильнице. У вас постоянный состав авторов или он меняется?

– У нас постоянный и авторский, и актёрский состав. Но я рад, если у нас выступит, например, Владимир Винокур, как он это делал на бенефисе Христенко или на моём юбилее. Но Владимир Винокур в «Аншлаге», а я артиста переманивать не стану. Он – у себя, а я – у себя. У них своя система подготовки, а у нас – своя. У них каждый артист готовит номера порознь. А у нас – спектакли, которые мы все вместе три недели репетируем, причём иногда с утра до ночи.

– А молодых привлекаете? Как с обновлением кадров?

– Если появятся молодые и талантливые, то приму с удовольствием. К нам всегда приходят и авторы и артисты.

Конечно, молодых актёров сейчас много, но не все идут на эстраду. Но, надеюсь, придут. Это же естественный природный процесс, и всё равно появятся люди, которым нравится именно этот жанр. Я не верю в то, что наш жанр увянет.

– Вы видите свой спектакль и весь его состав, скажем, на дне рождения у какого-то олигарха? Что называется, для узкой группы лиц. Вам поступали такие предложения?

– В таких обстоятельствах наши спектакли не будут иметь успеха, потому что они рассчитаны на концертный зал. Мы в таких условиях не выступаем.

– Но они и зал могут снять. К тому же гонорары посулить…

– Пусть приглашают отдельных артистов. Они свободные люди, и если захотят, то выступят и перед олигархами. А я стараюсь не делать этого, потому что не умею выступать тогда, когда люди едят.

– А когда эти два классных парня, «новые русские бабки», откроют личико?

– Да уже были случаи, и не единожды, когда они открывались. Они, как и все актёры, выступающие в маске, имеют одну и ту же проблему. Маска становится любимой, и актёр её уже боится сменить, думая, что разрушит иллюзию. Но я уверен, что актёру всё равно надо победить маску и сыграть ещё что-то, кроме неё.

Александр Саргин
Опубликовано:
Отредактировано: 20.01.2010 11:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх