// // Освоение космоса поручили писателям

Освоение космоса поручили писателям

621

Пушечное мясо на луну

Освоение космоса поручили писателям
В разделе

В связи с юбилеем первого полёта человека в космос мы вновь и вновь вспоминаем советских космонавтов и создателей ракет и космических кораблей – Гагарина, Титова, Цандера, Королёва, Грушко и т.д. Много пишут и о тех, чью работу окружала завеса секретности. А вот вклад, который внесли в дело мировой космонавтики люди, чьи имена были хорошо известны миллионам, остаётся неоцененным. Между тем можно без всякого преувеличения сказать, что прорыв в области ракетостроения и освоения космоса в 1920–1930-е годы готовился не только изобретателями, но и писателями-фантастами, и учёными-популяризаторами. И произошёл он именно там, где они были наиболее активны, – в СССР и Германии.

«С Земли на Луну» и «Вокруг Луны» Жюля Верна, «Первые люди на Луне» Герберта Уэллса – это лишь самые известные из фантастических романов, в которых описывались межпланетные путешествия. О космических полётах писатели мечтали и раньше, но после публикации в 1865–1869 годах дилогии Жюля Верна книги о них стали появляться всё чаще, а подробности выписывались всё тщательнее. Многие фантасты не просто констатировали факт полёта – они детально разбирали все его технические подробности. Фантастические романы стояли в это время в одном ряду с трудами пионеров космонавтики: подчас очень трудно было понять, где художественный вымысел, а где научная гипотеза. Не случайно самые горячие сторонники освоения космоса в 1920–1930-е годы, рассказывая о перспективах межпланетных путешествий, рассматривали вместе изобретения учёных настоящих и выдуманных.

Популярные книги Якова Перельмана – «Занимательная физика», «Занимательная математика» и т.д. – штудировались советскими школьниками с неослабевающим интересом на протяжении многих десятилетий. Они переиздаются и до сих пор, а вот самый главный и некогда самый знаменитый труд Перельмана незаслуженно забыт. Между тем его книга «Межпланетные путешествия», впервые опубликованная в 1915 году, за 20 лет выдержала десять изданий и была знакома всем будущим конструкторам ракетной техники.

Именно уверенность Перельмана в скорой осуществимости пилотируемых космических полётов заставляла учёных выбирать свой путь в науке, а намеченные им возможные пути освоения космоса воспринимались как руководство к действию. Эпиграфом к книге Перельман поставил слова Альберта Эйнштейна: «Мыслимо, а следовательно, возможно, что человек полетит когда-нибудь до отдалённейших светил». «Мысль о полётах в глубины вселенной и достижении иных миров автор не считает праздной мечтой. Она полна высокого интереса для науки и для жизни. Было время, когда признавалось невозможным переплыть океан; нынешнее всеобщее убеждение в недосягаемости небесных светил, в сущности, не более обосновано, нежели вера наших предков в недостижимость антиподов, – отмечал Перельман. – Практическое же разрешение этой грандиозной задачи, невыполнимое сейчас, может осуществиться не в столь далёком будущем».

В своей книге Перельман анализировал описания космических путешествий в фантастических романах Верна и Уэллса («Первые люди на Луне», кстати, выходили на русском в переводе Перельмана и с его пояснительными примечаниями). Ход был придуман замечательный: литературная увлекательность знакомых с детства текстов заражала исследовательским азартом, жаждой открытия, а их художественная убедительность помогала подходить к на первый взгляд фантастической проблеме как к реальной. «Научный разбор романа Жюля Верна не есть поэтому столкновение действительности с фантазией. Нет, это соперничество двух родов воображения – научного и не научного. И победа остаётся на стороне науки вовсе не потому, что романист слишком много фантазировал. Напротив, он фантазировал недостаточно, он не достроил до конца своих мысленных образов, – утверждал Перельман. – Созданная им воображаемая картина межпланетного путешествия страдает неполнотой, недоделанностью. Нам придётся восполнить эти недостающие подробности, и не наша вина, если упущенные детали существенно изменяют всю картину».

По теме

Перельман обращал внимание на ключевые проблемы, возникающие при полёте в космос, писал о силе притяжения, трения, перегрузках и т.п. Предлагал он и некоторые пути решения – например, указывал на целесообразность запуска космических кораблей из района экватора. Проанализировав различные проекты межпланетных путешествий, Перельман приходил к выводу, что единственный действительно осуществимый полёт – с помощью ракеты, разработанный Циолковским. И осуществим он пусть и не сегодня, но «в более или менее близком будущем».

Книга Перельмана с лёгкостью воспринималась читателями самого разного возраста: основы будущего ракетостроения стали доступны не только специалистам, но даже школьникам – тем, кто и осуществил в 1961 году запуск первого пилотируемого космического корабля. Во многом именно под влиянием Перельмана проблема межпланетных сообщений воспринималась как крайне актуальная. В разных городах СССР возникали занимающиеся ею специальные кружки. Перельман принимал самое деятельное участие и в организованной в 1924 году Секции межпланетных сообщений при Военно-научном обществе Академии воздушного флота, которая вскоре превратилась в Общество изучения межпланетных сообщений.

А ещё «Межпланетные путешествия» сыграли огромную роль в привлечении внимания к проблемам освоения космоса властей. Руководители советского государства в ту пору по большей части были не слишком обременены научно-техническими знаниями, а вот о Верне и Уэллсе слышали все. В результате среди членов Общества изучения межпланетных сообщений были и государственные деятели, в том числе Феликс Дзержинский.

В 1929 году выходит очень напоминающая «Межпланетные путешествия» книга Германа Ноордунга (его настоящая фамилия была Поточник), впоследствии переведённая на русский под названием «Проблемы путешествия в мировом пространстве». Без Ноордунга не было бы скорее всего Вернера фон Брауна – отца сначала немецкой ракетной программы, а затем и американской.

Литература и наука в буквальном смысле слова работали друг на друга: учёные черпали идеи у фантастов, а те – у изобретателей. В предисловии к изданному в 1930 году тиражом в 50 тыс. экземпляров переводу фантастического романа «Лунный перелёт» Отто Вилли Гайля Перельман писал: «Он технически реален. Перед нами не утопия, не фантазия, а повесть о будущем – быть может, уже не столь далёком. Весь роман – художественная популяризация проекта межпланетного путешествия, тщательно разработанного германским физиком профессором Германом Обертом».

Дело Перельмана продолжил Николай Рынин, выпустивший в 1928–1932 годах девять (!) книг под общим названием «Межпланетные сообщения», которые за границей называли «знаменитой русской космической энциклопедией». Предваряя рассказ о последних научных достижениях, Рынин детально, с рисунками и схемами, рассматривал проекты космических кораблей, придуманных десятками писателей-фантастов, а не только Верном и Уэллсом.

К необходимости изучения идей художественной литературы Рынин пришёл, уже будучи серьёзным учёным и пилотом-практиком. Перельман называл его «тройным пилотом»: в 1910 году Рынин поднялся на аэростате на рекордную высоту – 4600 метров, а затем летал ещё и на самолёте и дирижабле. Уже в 1909 году он читал курс лекций по воздухоплаванию и авиации, а затем создал аэродинамическую лабораторию, строил центрифуги для изучения перегрузок и т.д. и т.п. Именно Рынин на Всесоюзной конференции по изучению стратосферы в Ленинграде в 1934 году заявил о необходимости использования реактивного двигателя. На той же конференции прозвучал и доклад Сергея Королёва «Полёт реактивных аппаратов в стратосфере», по сути, развивавший положения Рынина. И всё же именно на «энциклопедию, которая была ценным пособием для всех, кто начинал работать в области ракетной техники» указывал, отмечая роль Рынина в развитии отечественной космонавтики, академик В.П. Глушко, создатель двигателей для ракет-носителей, выводивших на орбиту искусственные спутники Земли и Луны, и пилотируемых кораблей «Восток», «Восход» и «Союз».

Перельман умер от истощения в 1942 году в блокадном Ленинграде, в том же году в эвакуации в Казани скончался так и не оправившийся после блокады Рынин. И именно в 1942 году и именно в Казань, где при авиазаводе № 16 было конструкторское бюро тюремного типа, переводят для работы над ракетными двигателями С.П. Королёва. Совпадение, больше подходящее для фантастического романа? Но, может, фантастика иногда приближается к пониманию реальности ближе, чем наука? Во всяком случае, поклонники Жюля Верна не устают напоминать, что в 1969 году американский космический корабль «Аполлон-9», который по размеру и весу напоминал снаряд героя дилогии о полёте на Луну и также стартовал с полуострова Флорида, приземлился в 4 километрах от того места, что указал писатель.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.04.2011 13:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх