// // Олег Табаков: От отца я унаследовал иронию, переходящую в сарказм

Олег Табаков: От отца я унаследовал иронию, переходящую в сарказм

966
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Можно без преувеличения сказать, его знают все, от мала до велика. Детей радует кот Матроскин, театралов – роли Сальери, Прибыткова и Тартюфа, киноманы в восторге от его Вальтера Шелленберга, Ильи Ильича Обломова и мисс Эндрю. С особой нежностью он относится к своим ближайшим родственникам. У него четверо детей и пятеро внуков. Своих учеников он вообще радует, а также зрителей двух театров. С недавних пор в круг его интересов попал и вдумчивый читатель. Наверное, по этому беглому перечню его ролей в жизни можно догадаться, что речь идёт об Олеге Павловиче Табакове.

– Олег Павлович, с какого возраста вы себя помните?

– С самого раннего. Так случилось, что жизнь моя начиналась перед Второй мировой, но, как ни странно, война для меня оказалась счастливым временем. Я был 11-м ребёнком в коммунальной пятикомнатной квартире, но, несмотря на все скудности продовольственного обеспечения, все жители нашей коммуналки умудрялись меня, бегающего по коридору живца, подкармливать.

– Правда ли, что вы сохранили письма отцу на фронт?

– Да, правда. Мой отец пошёл на фронт добровольцем, хотя ему полагалась бронь. Но он отказался и пошёл воевать. В этот момент отец не думал о Ленине или Сталине, у него была семья, и воевать он пошёл за близких ему людей. Так как у отца было медицинское образование, то он стал начальником санитарного поезда, и многим людям этот поезд спасал жизнь. Однажды, вернувшись со съёмок «Семнадцати мгновений весны» глубокой ночью, я увидел из-под двери моего первенца Антошки свет. Подошёл, прислушался – мой отец рассказывал 12-летнему сорванцу про неорганические соединения так увлекательно, что Антон слушал затаив дыхание. И в этот момент я понял, что очень люблю этого человека, и ком подкатил к моему горлу. И ещё я был горд за него тогда, когда увидел длинную очередь пришедших попрощаться с ним людей. Отношениями с ним я очень дорожил, и поэтому всё, что было связано с отцом, те же письма, я храню, как память о нём. Маме моей было сложнее с ним общаться, чем мне. Дело в том, что с фронта отец вернулся с другой семьёй, поэтому особой радости ей наши отношения с папой не доставляли. Напротив, мне всегда приходилось эти встречи скрывать, рассказывая о дополнительных семинарах или внезапно свалившихся лекциях. Но тем не менее от своих родителей я унаследовал лучшие, как мне кажется, черты: от мамы – добродушие, от отца – иронию, переходящую в сарказм, и трезвость восприятия жизни.

– Слушаю вас, и мне вдруг вспомнилось... массовое прощание с вождём всех народов. А правда ли, что вы затевали переворот против Сталина?

– Я очень рано узнал, что творится в нашей стране. Мне тогда было около шести лет. Почти каждую ночь к подъезду подъезжала чёрная машина, в которую через некоторое время сажали человека из нашего дома и увозили в неизвестном направлении. По тому, как молилась моя бабушка, я понимал, что происходит что-то страшное. Поэтому и захотел разделаться с этим режимом. И для этого мной было создано тайное собрание. Теперь я понимаю, что всё это было глупо и нас спасло лишь то, что в этот момент «горный орёл» помер. Если бы он продолжал жить, нас бы точно замели.

Он ушёл 5 марта, а через три дня в Саратовском театре оперы и балета устроили поминки. Руководительница нашего драмкружка Дворца пионеров сделала монтаж из замечательных стихов Твардовского, Исаковского, Берггольц, Самойлова, Слуцкого. И там были такие строки: «Мы так вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе». Когда мы их начали читать с моей компаньонкой по Дворцу пионеров Нинкой Бондаренко, вдруг в звенящей тишине один за другим стали раздаваться странные звуки. Когда в зале включили свет, мне предстала такая картина: ряды зрителей в зале сильно поредели, многие из них попадали в обморок. Пожалуй, больше никогда в моей жизни мой зал не был так потрясён.

По теме

Так как у меня не получилось выступить в заговоре против вождя, я начал развиваться как нормальный советский ребёнок: был пионером и комсомольцем. В театре «Современник» продолжил шествие по постам: стал сначала секретарём комсомольской организации, затем председателем местного комитета, после парторгом, а затем Олег Николаевич Ефремов ввёл меня в правление театра. Правда, мне показалось, что это произошло рановато для меня. Остальные мои коллеги по правлению были гораздо старше, но я был активен и занимался административным сектором. И в моей деятельности были серьёзные заслуги. Одна из них – мне удалось прописать в Москве Женьку Евстигнеева.

– Как складывались ваши отношения с властью?

– Моя страна всегда была благосклонна ко мне, и все генсеки и другие высокопоставленные люди старались как-то приласкать меня. Помню случай, который со мной произошёл, когда я был директором театра «Современник». Меня пригласили к Суслову, а у него был огромный кабинет, прямо как сегодня у Владимира Владимировича с Сергеем Кужугетовичем. И вот я в этом кабинете и иду от двери до стола довольно долго, а рука Михаила Андреевича тем временем тоже проделывает путь к моей щеке. Ему захотелось ущипнуть меня, но, безусловно, ласково. Не могу сказать, что любил их так же сильно, как они меня, но это уже пустяки.

– Легко ли руководить двумя театрами: вашей Табакеркой и МХТ им. Чехова, доставшимся вам от Олега Николаевича Ефремова?

– С Табакеркой всё просто и ясно. В нашем подвале особых проблем нет, но справедливости ради нужно сказать, что мы играем не только на нашей сцене, где зал рассчитан только на 130 мест, но и до восьми раз в месяц выходим на сцены залов-тысячников, чтобы заработать себе на хлеб. По поводу МХТ у нас тоже есть некоторые достижения. Если в 2000 году, когда мне такое наследство досталось, зал этого театра был заполнен менее чем наполовину, то спустя полтора года количество зрителей выросло до 99,9%. Правда, как правило, летом у нас реализация билетов идёт плоховато, и нам с трудом удаётся выйти на 99,2%. Я полагаю, что у нас не много театров, где коллеги получают за свой труд суммы, которые получают актёры муниципальных театров Европы. Поэтому мне приходится очень стараться, чтобы мои подчинённые были способны покрывать расходы своих жён. Мне сейчас 78, но, несмотря на седины, три года назад я решил организовать свою школу. Когда ты делаешь что-нибудь для себя, ты это делаешь на порядок лучше, чем тогда, когда делаешь для дяди. Через год закончатся строительные работы нового здания подвального театра и начнётся новый этап.

Кроме того, моя профессия – легкомысленная, и поэтому допускаю, что всё ещё могу чему-нибудь научиться. А своих учеников я очень люблю. За что? Объяснить трудно. Но .

– Или книги? Когда-то многие любили цитировать Максима Горького: «Всем лучшим в себе я обязан книгам». А благодаря каким книгам вы стали таким?

– Чехова люблю, считаю его самым интеллигентным писателем на русской земле, Бориса Пастернака, молодую лейтенантскую прозу: послевоенный Бакланов, Кондратьев, Володя Богомолов. Все эти книги способствовали сохранению себя. А умение сохранить себя в наше время – это самое главное.

– Вы часто бывали за границей: ставили там спектакли, снимались в фильмах, до сих пор преподаёте. Неужели вам ни разу не предлагали остаться?

– Конечно, предлагали. Взвешивая те блага, которые мне сулили, я понимал, что в случае переезда смысла в моей жизни не будет, и отказывался. Как я мог уехать, если впитал в себя такие воспоминания! Однажды отец меня, совсем мальца, взял с собой на рыбалку, и я до сих пор помню, как отец держит в руках пакет с икрой! Поверьте, в моей жизни было много поездок и банкетов, мне даже довелось побывать в доме Петросянов, которые одни торгуют икрой по всему миру, но ничего вкуснее той икры я никогда не ел! И как я смогу бросить свою страну, на долю которой выпали такие испытания? Знаете, какой для меня главный праздник? День Победы! И я стараюсь чем могу, в том числе и материально, поддерживать пожилых людей. Когда я иду по улице и вижу, как едут олигархические машины с надписями: «Спасибо бабушке и деду за ту великую победу», эта память молодого послевоенного поколения не оставляет меня равнодушным.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 16.09.2013 15:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх