// // На Волге орудуют три десятка ваххабитских группировок – больше, чем в Чечне и Дагестане

На Волге орудуют три десятка ваххабитских группировок – больше, чем в Чечне и Дагестане

904

Астраханство

Взрывы в Волгограде были спланированы в Астрахани
Фото: ИТАР-ТАСС
Взрывы в Волгограде были спланированы в Астрахани Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Недавние взрывы у зданий Академии МВД РФ и ОГИБДД в Волгограде, как выяснилось, готовили астраханские приспешники ваххабизма. Как и предупреждали эксперты, экстремистская зараза поползла с Северного Кавказа на восток России. Вдруг выяснилось, что на территории мирной, если не сказать сонной, области действует порядка 3 тыс. активных боевиков и 17 организаций, которые во многих странах мира считаются экстремистскими, – от пресловутых «Хизб ут-Тахрир» и «Джамаат таблиг» до пантюркистской «Нурджулар», которая в самой Турции запрещена. Навскидку это больше, чем в Дагестане, где чуть ли не каждый день что-то взрывают.

Взрывы в Волгограде прогремели 26 апреля, а 7 мая были задержаны первые подозреваемые. Задержания сопровождались серией обысков – волгоградские правоохранители проводили их одновременно по нескольким десяткам адресов, – от которых и потянулась цепочка до самой Астрахани.

Выяснилось, что убитый при задержании лидер подрывников Умар в паспорте именовался Андреем Антоновым 30 лет от роду, а среди его подельников были и русские, и казахи, и башкиры. Начальник отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Астраханской области Михаил Муранов полагает, что «своими актами устрашения обвиняемые хотели добиться того, чтобы сторонники радикального ислама никак не преследовались, чтобы радикальному исламу была дана возможность развиваться и расширяться на территории Астраханской области и других субъектов России», но на самом деле всё гораздо проще. Ваххабитских группировок в Астраханской области насчитывается порядка трёх десятков (17 международных и примерно столько же доморощенных). Они вынуждены конкурировать между собой за право получать финансовую помощь из Турции, Иордании и Арабских Эмиратов от неправительственных структур, традиционно спонсирующих российских ваххабитов, – фондов «Тайба», «Аль-Харамейн», «Аль-Игаса» и т.п. Денег в последние годы дают всё меньше, а желающих получать их становится всё больше – вот и приходится делать громкие выходы из-за печки в расчёте на то, что на Ближнем Востоке заметят и помогут материально.

Казалось бы, откуда в Астраханской области взяться ваххабитам? Да, Северный Кавказ поблизости. Но Астрахань не Махачкала и даже не Нальчик, и мусульман там не так уж много: больше чем две трети населения области – русские. Да и те мусульмане, что есть, казахи и казанские татары, отнюдь не поголовно являются приверженцами радикальных идей. Скорее наоборот. Откуда же взялась питательная среда для исламского радикализма?

Когда в 1990 году друг и сподвижник Джохара Дудаева Аюб Омаров, известный в «авторитетной» среде как Аюб Астраханский, создал одну из первых в области дагестанских «бригад», идея прикрыться религиозным «зонтиком» показалась ему беспроигрышной. Возьмут за горло правоохранители – можно закричать на всю страну, мол, душат сторонника «чистого ислама». На эту уловку впоследствии многие купились, трактуя разборки между «бригадами» дагестанцев как сугубо идейные трения между ваххабитами и тарикатистами. Но дело было вовсе не в идеях, а в доходах. В преступном бизнесе, который прикрывался исламом, как зонтиком. Сам Омаров вспоминал, что изначально во всей Астраханской области «нашлось пятеро ваххабитов». А уже через год их было ни много ни мало 300 человек.

По теме

Омаров дал возможность своим боевикам создать автономные ячейки по всей области. Но бурная деятельность «ваххабитов» Омарова натолкнулась на противодействие конкурентов-дагестанцев, условно считавшихся «тарикатистами», на стороне которых выступило региональное духовное управление мусульман Астраханской области. Религиозная дискуссия переросла в перестрелки, во время которых погибли несколько человек с той и другой стороны. В 1999–2000 годах религиозная община, или, если угодно, бандитская «бригада» Омарова была разгромлена совместными усилиями правоохранительных органов, «тарикатистов» и Астраханского муфтията. Но семена ваххабизма проросли, упав на благодатную почву: многие вчерашние бандиты, промышлявшие убийствами предпринимателей и рэкетом, поняли, что можно заработать и по-другому. Достаточно лишь удачно сменить вывеску, объявив себя борцами за «чистую веру», и найти себе спонсоров побогаче. Потому-то среди астраханских ваххабитов так много лиц не кавказской, а вовсе даже славянской национальности – деньги не пахнут, и какая разница, как тебя будут при этом звать, Андрей или Умар…

…Постепенно в Астрахани набрала силу группировка – то ли бандитская, то ли всё-таки религиозная, обосновавшаяся под крылом ныне запрещённой в России международной экстремистской организации «Джамаат таблиг». И, как заметил начальник отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Астраханской области Михаил Муранов, многие представители местного криминалитета впоследствии оказались в рядах этой организации. В том числе и этнические русские.

Астраханские «ваххабиты» хоть и переквалифицировались для вида из борцов за дензнаки в борцов за идею, то и дело попадались на каких-то сомнительных операциях. Три года назад чуть ли не в полном составе была осуждена местная ячейка ваххабитской организации «Нурджулар»: Магомеда Васаитова, Ису Мизаева, Рамзана Мизаева, Сергея Какалова, Руслана Имашева и Марса Мусагалиева осудили за «куплю-продажу и эксплуатацию лиц, прибывающих в Россию на заработки», иными словами, за работорговлю. Торговали идейные ваххабиты своими единоверцами – узбеками и таджиками. Кого-то продавали насовсем, кого-то сдавали в аренду на строительные работы. Всех «ваххабитов» признали виновными в торговле людьми и осудили по ст. 127.1 УК РФ на сроки от 3 до 4 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В отношении ваххабитов завели уголовное дело по части 2 статьи 183 Уголовного кодекса Республики Казахстан – «контрабанда». Мелковато для ваххабитов. Образ астраханского бен Ладена выходит какой-то уж больно стяжательский.

Кстати, о Казахстане. Именно близость границы и возможность сравнительно беспрепятственно перемещаться из России и обратно, пережидая разного рода напасти и неприятности, сыграла немалую роль в том, что окопалось ваххабитское – уже без кавычек – подполье именно в Астраханской области. Когда ячейки тех же «Джамаат таблиг» и «Нурджулар» приезжали инспектировать представители вышестоящих организаций, для них это было дополнительным стимулом прикармливать своих местных сподвижников – очень удобное расположение обеспечивало мобильность. Натворил дел в России – отсиделся в Казахстане. А потом назад.

Расчёт оказался верным: мало того что астраханским ваххабитам удавалось отдохнуть и подлечиться на безопасной казахской территории, они ещё создали там свои ячейки. Дарын Мубаров, один из лидеров астраханского «Нурджулара», и вовсе перебрался в Актюбинск, где создал немалую ячейку численностью 1500 человек. Совершивший на днях акт самоподрыва в Актюбинске 25-летний Ракымжан Макатов считался учеником Мубарова. А покровительствует шейху Дарыну, если верить казахской прессе, депутат мажилиса Казахстана Бекболат Тлеуханов. Дружит шейх Дарын и с местным актюбинским «авторитетом» Айбеком Кузайдаровым. Эти два человека обеспечивают тёплый приём и полную безопасность тем астраханским ваххабитам, которым необходимо отсидеться подальше от российских правоохранительных органов. И маршрут Астрахань – Актюбинск продолжает эксплуатироваться до сих пор. Возможно, именно по этому маршруту от правоохранителей улизнули участники «ваххабитской бригады» Андрея Антонова.

«Проблема ваххабизма разрастается, и мы об этом давно предупреждали, – поведал корреспонденту «Нашей Версии» заместитель председателя Госдумы Владимир Жириновский. – От Северного Кавказа щупальцы этого спрута потянулись на восток, скоро они дотянутся до Урала такими темпами, а попутно доберутся и до Казахстана, и до Украины. На фоне общей политической радикализации общества – ничего удивительного, я считаю. Радикальный ислам вместо традиционного ислама суннитского толка – то же самое происходит и в политике, обществом востребованы радикальные идеи. Это от бедности, от жизненной неустроенности – посмотрите, кто идёт в астраханские «ваххабиты». Там же и вчерашние «братки», и прочие сомнительные личности. И просто безработные, для которых это возможность подзаработать. Я не думаю, что нам удастся эту проблему решить быстро, но решать её надо. Как решать – это вопрос».

Опубликовано:
Отредактировано: 30.05.2011 13:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх