// // Миллиарды, выделяемые на возрождение сельского хозяйства, могут быть потрачены зря

Миллиарды, выделяемые на возрождение сельского хозяйства, могут быть потрачены зря

504

Посеяли деньги

2
В разделе

Введённое Россией эмбарго на поставки продуктов из США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии, как заявляется, должно привести к возрождению отечественного агропрома. Однако дорогу российскому продовольствию на прилавки магазинов могут затруднить западные санкции, введённые против Россельхозбанка, через который в нашей стране как раз и осуществляется поддержка сельского хозяйства. Хотя эксперты выражают мнение: ведущий аграрный банк всё равно работает так, что до фермеров и мелких производителей доходят сущие копейки. Основные же суммы, по-видимому, капают в карманы крупных сельскохозяйственных «баронов», похоже, научившихся тянуть миллиарды из бюджета.

Такого пристального внимания к своим проблемам российский агропром не видел уже давно. Причём внимание это проистекает с самого «верха». Стоило только вступить в действие антизападным санкциям, как глава правительства Дмитрий Медведев тут же поручил вице-премьерам Аркадию Дворковичу и Игорю Шувалову «наладить систему мониторинга за ситуацией на продовольственном рынке». Речь идёт прежде всего о контроле за действиями отечественных поставщиков с целью не допустить различных картельных сговоров и как следствие роста розничных цен на продукты питания. Основания для опасений есть: исчезновение с прилавков продукции иностранных конкурентов может позволить отечественным агропромышленникам диктовать свои условия как торговым сетям, так и государству.

Правительство традиционно поддерживало сельское хозяйство через государственный Россельхозбанк, однако в результате западных санкций он сам потерял доступ к долгосрочным зарубежным кредитам. Теперь в банке надеются на помощь государства. Только в этом году Россельхозбанк претендует на 100 млрд рублей. Однако в Минфине пока не спешат идти навстречу этим пожеланиям. И поступают, как выясняется, вполне обоснованно.

Лидер по «плохим кредитам»

Тем не менее, по словам источника в правительстве, проект соответствующего постановления уже существует – на поддержку Россельхозбанка всё же предполагается выделить средства. Правда, не 100 миллиардов, а только 75. Почему же государство не спешит помочь банку, а через него и всем крестьянам?

Причины тому есть. Прежде всего в правительстве хорошо знают, что банк является своеобразным лидером по количеству так называемых плохих кредитов: на начало августа просроченная задолженность по ним составила более 130 млрд рублей. В самом банке столь печальные цифры объясняют общим снижением деловой активности в российской экономике, уже упомянутыми санкциями, а также «неритмичностью доведения субсидий до производителей». Это, конечно, верно, но лишь отчасти – проблемы у банка, призванного финансировать отечественных производителей продуктов питания, возникают не впервые. Так, в конце прошлого года государство было вынуждено выделить Россельхозбанку аж 30 млрд рублей в рамках докапитализации, напоминает начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования (БКФ) Максим Осадчий. При этом аграрный банк ещё и активно занимал недостающие средства за рубежом. «У него рекордная для госбанков зависимость от зарубежных источников фондирования, – отмечает аналитик. – На 1 августа доля зарубежных пассивов составила 26,3%». И вот теперь банку, находящемуся не в самом лучшем состоянии, предстоит обеспечить подъём российского сельского хозяйства за счёт государственных денег. Средств таких в бюджете скорее всего нет, а значит, единственным источником, выходит, остаётся Фонд национального благосостояния. Ресурсы которого, во-первых, не безграничные, а во-вторых, предназначались совершенно для других целей.

След денег теряется в тумане

По теме

В связи с этим возникает вопрос: предположим, правительство выделит деньги – куда они пойдут дальше? Наша попытка проследить всю цепочку финансирования от правительства до простого фермера успехом не увенчалась. Самыми открытыми оказались федеральные ведомства: согласно сайту Министерства сельского хозяйства, за первое полугодие 2014 года всего на поддержку регионального агропрома из федерального бюджета в виде субсидий было выделено более 11 млрд рублей, причём регионы успели освоить примерно половину этих средств. Далее начинаются сплошные загадки: на сайтах практически всех региональных министерств или комитетов сельского хозяйства информации о конкретных суммах, выделенных тому или иному производителю, не удалось найти. Так, в Курской области гордо перечисляют количество племенного скота, закупленного за счёт субсидий, но при этом почему-то не указывают, какие предприятия были осчастливлены этой самой субсидией. В Ростовской области список счастливчиков опубликовали, но зато без конкретной финансовой информации. Подобное умолчание становится понятным, если взглянуть на тех, кто возглавляет крупнейшие предприятия АПК в основных сельскохозяйственных регионах, – зачастую это депутаты областных заксобраний. Формально тут никакого нарушения закона нет: многие депутаты работают в региональных парламентах на неосвобождённой основе и вполне могут вести успешный бизнес, даже если являются членами профильных комитетов. На деле же это может оборачиваться неприкрытым лоббизмом, при котором субсидии, похоже, получают те, кто их и распределяет. Так, в Белгородской области господдержкой пользуется ООО «ГК Агро-Белогорье», которое возглавляет депутат областной думы Владимир Зотов. В Алтайском крае депутат Сергей Бенслер является гендиректором ООО «Колос», также получающего субсидии из бюджета. В Башкирии сразу четверо народных избранников владеют предприятиями АПК, исправно получающими господдержку. При этом во всех случаях речь идёт о крупных агропромышленных холдингах, а вовсе не о мелких фермерских хозяйствах – до них средства господдержки почти не доходят.

Господдержка впрок не идёт

Подобное положение дел можно попытаться объяснить тем, что крупное предприятие в отличие от фермера способно накормить сразу целый регион, к тому же себестоимость продукции там, по идее, должна быть меньше, а прибыль больше. Но практика показывает, что многих крупных производителей сельхозпродукции никакая господдержка не удовлетворит. Так, один из лидеров российского агропрома – холдинг «Русагро» – задекларировал в прошлом году чистую прибыль в размере 3,2 млрд рублей. Но это не мешало гендиректору компании Максиму Басову жаловаться, что государство в лице РСХБ и Минсельхоза не субсидировало холдингу 800 млн рублей для покрытия процентов по инвесткредитам. А ведь помимо федеральных есть ещё и региональные программы поддержки АПК.

Нельзя сказать, что на федеральном уровне этой проблемы не видят. С 2008 года в рамках нацпроекта «Сельское хозяйство» были увеличены вложения в строительство молочных ферм и молокозаводов, что привело к росту производства молока. В результате производители начали конкурировать между собой и снижать цены, чтобы удержаться на рынке. Как следствие стали снижаться и закупочные цены, а государство компенсировало производителям молока выпадающие доходы. С этого года Минсельхоз от подобной практики планировал отказаться, но ещё зимой столкнулся с яростным сопротивлением отраслевых лоббистов, утверждавших, что в большинстве стран уже давно отказались от рыночного регулирования молочного рынка. При этом один из самых известных представителей агропромышленного лобби сенатор Сергей Лисовский утверждает, что Россия сможет обеспечивать себя всей необходимой сельхозпродукцией через три года – при условии сохранения введённых санкций против зарубежных поставщиков. Пока же, по его словам, необходимо создание оптово-распределительных центров, которые помогут отечественным производителям пробиться со своей продукцией на полки крупных торговых сетей.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.08.2014 15:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх