// // «Оптимизация» здравоохранения приводит к гибели детей

«Оптимизация» здравоохранения приводит к гибели детей

1163

Смерть по ошибке

5
В разделе

Если верить официальной статистике, детская смертность в России за последние 30 лет снизилась в три раза. Эта оптимистичная статистика не учитывает, однако, смертность детей от внешних причин, среди которых – неоказание медицинской помощи. Этот печальный показатель в России – один из самых высоких в мире. Минздрав проводит мониторинг всех случаев детской смертности до 18 лет. Однако этот «мониторинг» для родителей, потерявших ребёнка, слабое утешение.

История Глеба Байко короткая и страшная. Малышу был год и два месяца, когда его мать обнаружила у сына небольшое уплотнение в районе груди. Утром следующего дня поехали к врачу. После осмотра хирурги настояли на операции. В краевой детской больнице заверили, что она будет несложной, и сразу назначили день: 4 июля. Через три дня после операции Глеба не стало… Из заключения судебно-медицинской экспертизы Красноярского краевого бюро СМЭ: «После безрезультатно проведённых реанимационных мероприятий Байко Глеб, возраст 1 год и 2 месяца, скончался в 5 часов 50 минут. …Дефекты тактики и лечения Байко Г., допущенные в хирургическом отделении КГУЗ «Красноярская краевая детская больница», способствовали ухудшению состояния больного».

Этой истории суждено было превратиться в настоящий детектив всероссийского масштаба. Его действующими лицами помимо родителей погибшего малыша станут многие высокопоставленные чиновники федерального уровня. Однако, чтобы наказать виновных, да что там – просто передать дело в суд, даже личного распоряжения руководителя Следственного комитета России окажется недостаточно. Отписки чиновников перевесят аргументы следователей и экспертов, которые вынесут заключение: «Действия (бездействие) лечащего врача-хирурга состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти Байко Г.А.».

Родителям погибшего мальчика удалось добиться возбуждения уголовного дела только три года спустя после его смерти. Но это оказалось только началом долгого и сложного пути к справедливости. В качестве подозреваемых по уголовному делу фигурировали хирург Красноярской детской краевой больницы Павел Зеленый и причастный к смерти мальчика хирург Михаил Шароглазов.

Из показаний матери скончавшегося Глеба Байко: «После завершения операции 04.07.2008 г. нас сразу же перевели в палату. Сначала врач П. Зеленый нас заверил, что операция прошла хорошо, кисту он удалил… После операции Глеб спал, в 17 часов ему поставили обезболивающее, в 18 часов мы заметили, что у него ещё прорезался зуб. В 18 часов хирург Зеленый ушёл, на дежурство вышел Шароглазов. Перед уходом мы поинтересовались у Зеленого, будут ли какие-либо назначения, на что он ответил, что не видит показаний для того, чтобы что-то назначать. Ночью я проснулась от тяжёлого дыхания Глеба, у него поднялась температура до 39,5… Шароглазов, заступив на дежурство, ни разу нас не осмотрел... В 5.30 у Глеба началась рвота желчью, вздутие живота, он брыкал ногами. Врач ни разу не заходил. В 6 часов у Глеба уже посинели губы, он отказывался есть, пить, температура была 38°С, тело стало бордового цвета... Мы показывали медсестре его, она сказала, что всё пройдёт. После чего медсестра ушла в 8 часов, врач по-прежнему не приходил. В начале 10-го пришёл врач Зеленый, осмотрел Глеба, никакой тревоги не забил, назначил болеутоляющее и свечи «парацетамол». Он рекомендовал открыть окошко, проветрить помещение, а от него самого исходил запах алкоголя. Я сказала врачу, что с ребёнком что-то происходит. Никакой реакции не последовало… В 22 часа мы уже начали требовать с Зеленого каких-либо активных действий. Через несколько минут пришёл реаниматолог в палату. После осмотра Глеба понесли в реанимацию… В 3 часа ночи меня вызвали в реанимацию. Врач сказала, что ребёнок в тяжелейшем состоянии, у него не работают почки, печень увеличена, сердцебиение 200–300, давление – 0. Ребёнок был вздутый. Глеб скончался 7.07.08 г. в 5.50».

По теме

Впоследствии в своих показаниях «врач высшей категории» Павел Зеленый засвидетельствует: «У Байко Г.А. прорезался зуб, поэтому подъём температуры списали как реакцию на зуб». В показаниях хирурга Михаила Шароглазова, прилагающихся к заключению судмедэкспертизы, говорится: «О перечисленных родителями симптомах я слышу впервые».

«Врачи, действия, а точнее бездействие, которых привели к смерти моего сына, до сих пор трудятся на своих местах и не отстранены от должности», – рассказывает отец погибшего мальчика Андрей Байко. – «Павел Зеленый был отправлен в отпуск, его как будто спрятали от следователей. Потом его послали на курсы повышения квалификации, он подтвердил «высшую врачебную категорию». Второй хирург, М. Шароглазов, и вовсе оказался недосягаем для следствия. Немудрено: ведь он – сын известного в Красноярском крае хирурга-ортопеда».

Уголовное дело потонуло в бессмысленных отписках красноярских чиновников разных уровней. Апелляция к тогдашнему губернатору края Александру Хлопонину осталась без ответа. Омбудсмен Павел Астахов на обращение родителей погибшего мальчика тоже не ответил, за него отписал заместитель руководителя его аппарата: дескать, вопрос не в нашей компетенции.

Преступления без наказания?

Однажды отец погибшего мальчика дозвонился на горячую линию руководителю СК РФ Александру Бастрыкину. Тот мгновенно откликнулся и пригласил его в Москву. Ознакомившись с документами, Бастрыкин дал личное распоряжение досконально изучить материалы дела, дать оценку действиям врачей и квалифицировать в соответствии с УК РФ. После дополнительных следственных мероприятий действия врача Павла Зеленого были переквалифицированы следователями на часть 2 статьи 293 УК РФ (халатность, неисполнение служебных полномочий, повлёкшие за собой смерть человека). Однако руководитель СК России предупредил отца погибшего мальчика: «Дела о врачебных ошибках, как правило, идут трудно. Но в вашем случае, мне кажется, есть достаточный материал для передачи дела в суд. Давайте попробуем».

Отец погибшего мальчика Андрей Байко рассказывает: «Ночью, когда у моего сына поднялась температура и ему стало хуже, дежуривший «врач первой категории» Михаил Шароглазов спал. Сменивший его Павел Зеленый дежурил последний день перед отпуском, от него исходил запах алкоголя. После смерти сына документы в больнице спешно подделали, хотя неоспоримы два факта: незадолго до операции Глебу сделали прививки, в результате которых ослабевает иммунитет. В краевой больнице перед операцией этого не только не учли – даже не посмотрели историю болезни Глеба. После операции антибактериальную терапию не назначили и не провели. При этом краевой красноярский Минздрав не видит в действиях или бездействии врачей состава преступления, там ограничились лёгкими административными взысканиями».

А вот вывод, к которому приходит профессор Владимир Юрчук в заключении № 15 ГУЗ «Красноярское краевое Бюро судебно-медицинской экспертизы».: «На основании анализа медицинской документации… можно сделать вывод о том, что причиной летального исхода явилось развитие в раннем послеоперационном периоде тяжёлого ригидного сепсиса… сопровождающегося септическим шоком. Наиболее вероятными источниками возникновения сепсиса можно считать… инфицирование больного в раннем послеоперационном периоде». Вопрос: где могло произойти инфицирование ребёнка, если пределы отделения краевой детской больницы он не покидал?

«Ещё нарожаете»

7 июля этого года истёк срок давности по статье ст. 293, ч.2 УК РФ, на которую было переквалифицировано уголовное дело по факту смерти Глеба Байко после распоряжения, данного следователям руководителем СКР Александром Бастрыкиным. На основании экспертизы, проведённой в мае этого года в Петербурге, следователи усмотрели в истории Глеба Байко признаки состава преступления по п. 2 ст. 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, которые повлекли по неосторожности смерть человека). Но уголовное дело снова застыло. «Как мне стало известно, краевой суд не видит обвинительного приговора по данному делу, скорее всего будет оправдательный приговор», – рассказывает Андрей Байко.

По теме

…Кто-то из врачей Красноярской краевой детской больницы, пытаясь утешить родителей, потерявших сына, сказал: «Что вы так переживаете, ещё нарожаете». В семье Байко действительно есть старшая дочь, недавно появился на свет сын. Однако семья продолжает добиваться справедливости. «Я продолжаю бороться для того, чтобы в отношении других детей не повторилась трагедия Глеба. Я убеждён, что наш случай – показательный, его исход должен показать отношение государства к здоровью детей», – считает отец погибшего мальчика Андрей Байко.

По официальным данным, в течение первого года жизни дети умирают чаще всего от удушья вследствие неквалифицированного родовспоможения, далее идут врождённые пороки развития и неквалифицированная медицинская помощь. Согласно сводкам Следственного комитета РФ, с начала 2014 года в регионах России зафиксировано уже полтора десятка случаев, когда были возбуждены уголовные дела или начаты процессуальные проверки по фактам врачебных ошибок, приведших к тяжёлым последствиям.

Медицина под общественным контролем

Случаи возбуждения уголовных дел и вынесения обвинительного приговора судом по фактам врачебных ошибок, совершённых врачами в отношении детей, единичны. Всего в 30 тыс. рублей оценил суд моральные страдания жительницы Чистополя Фираи Кравцовой и её сына, родившегося инвалидом из-за неверных действий врачей Чистопольской райбольницы. Эксперты страховой компании установили, что «неверная тактика ведения беременной, необоснованное родовозбуждение привели к стремительным родам и повысили риск рождения ребёнка в состоянии асфиксии».

В Башкирии возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) по факту гибели двухлетней девочки после инъекции антибиотика. Девочка умерла в результате анафилактического шока на лидокаин. Врачи не учли вероятности аллергической реакции.

Только после сюжета в программе одного из федеральных телеканалов было возбуждено уголовное дело по факту ошибки во время хирургической операции, которая привела к органическому поражению мозга 8-летнего жителя Новгородской области Паши Архипова. Помог резонанс в СМИ. В результате дело взял на особый контроль председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, мальчика наблюдает теперь главный детский невролог Северо-Западного федерального округа. Рискну, однако, предположить: если бы не громкий сюжет на телевидении, ни от чиновников, ни от правоохранителей мы не дождались бы ровным счётом ничего, кроме отписок. Существующая система контроля над здравоохранением, похоже, явно не справляется со своими функциями. В результате люди начинают создавать альтернативные системы общественного контроля над здравоохранением.

Минздрав переходит в режим всё более жёсткой экономии

Зафиксированные случаи врачебных ошибок являются лишь верхушкой айсберга. Реальное количество смертей и других тяжёлых заболеваний из-за непрофессионализма и невнимательности наших медиков несоизмеримо больше. Минздрав с каждым годом переходит в режим всё более жёсткой экономии. Объединение детских поликлиник, превращение их в чьи-то филиалы сопровождается сокращением числа специалистов. Главной проблемой российского здравоохранения стала недоступность не то что лечения с помощью современного оборудования – просто лечения. Кого-то отказываются прикреплять к поликлинике: нет мест. Кто-то, нуждаясь в экстренной помощи, неделями дожидается приёма: врачей сократили, очереди выросли. В результате вместо нормального обследования ребёнок часто в авральном режиме получает «высокотехнологичную» помощь, часто находясь уже в тяжёлом, запущенном состоянии. Вот всего несколько печальных последствий такой «оптимизации» только за 2014 год.

В деревне Ромаши Афанасьевского района Кировской области следователи выясняют обстоятельства гибели 9-месячной девочки от пневмонии. Медик, принявшая вызов, вместо того чтобы отправить бригаду к больному ребёнку, давала матери по телефону, без осмотра, рекомендации по поводу лекарств. В результате девочка умерла от двусторонней пневмонии.

Преображенская прокуратура направила в суд уголовное дело в отношении врача-хирурга одной из московских детских больниц, обвиняемого в халатности, повлёкшей смерть ребёнка. Врач не провёл полный комплекс необходимых медицинских мероприятий и не обеспечил осмотр полуторагодовалого мальчика.

В Суздале трёхлетний ребёнок впал в диабетическую кому из-за неверно поставленного диагноза. В состоянии комы ребёнок был перевезён в областную детскую клиническую больницу, где специалисты пытались спасти его жизнь в реанимации.

По данным Росстата, за 15 лет число больниц и амбулаторно-поликлинических учреждений в России уменьшилось в два раза, причём поликлиник – более чем на 6 тысяч. Вместо них, как сообщает министр здравоохранения Вероника Скворцова, в 2014 году в стране должно быть открыто более 850 фельдшерско-акушерских пунктов. Чем они помогут больному ребёнку, кроме зелёнки и аспирина?

Здоровье человека закладывается с детства. По статистике, в 55 лет человек имеет столько же шансов умереть, сколько и новорождённый. Но в пенсионную реформу у нас принято вкладывать деньги, а в детей – не принято. Сегодня средняя пенсия в России в 10 раз больше, чем пособие по уходу за ребёнком. Плюс бесплатные лекарства для пенсионеров. Конечно, политиков можно понять: пенсионеры – самая активная часть электората. А дети, они ведь голосовать не ходят и в митингах не участвуют... «Оптимизация здравоохранения» должна направить освободившиеся средства на повышение зарплаты врачам и на высокотехнологичную помощь. Но главное в лечении детей – не только больницы и современная аппаратура. Главное – это профессиональные детские врачи, в которых есть сердце. Для которых на первом месте не зарплата и гонорар, а желание помочь ребёнку, вылечить, выходить.

От редакции. «Наша Версия» берёт под контроль расследование уголовного дела по факту смерти Глеба Байко. О ходе расследования мы будем информировать читателей.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.08.2014 16:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх