// // Кто заинтересован в ликвидации промышленности в депрессивном регионе

Кто заинтересован в ликвидации промышленности в депрессивном регионе

1006

Курганский синдром ТРК

4
В разделе

Власти промышленного Уральского региона составили негласный список «обречённых заводов», место которых займут очередные торгово-развлекательные комплексы (ТРК). Ликвидация промышленных объектов, сопровождаемая массовым увольнением рабочих и служащих, откроет дорогу коммерческому «освоению» пока ещё занятых цехами земельных участков. Как мы считаем, контролировать эти денежные потоки будет известная в области команда региональных рейдеров, пользующаяся полным доверием и содействием курганских властей.

Курган вполне годится на роль среднестатистического российского города. Климат здесь суровый, народ изобретательный, а нравы простые, несмотря на мрачную славу курганской криминальной группировки. Может быть, поэтому кортеж здешнего представителя высшей государственной власти насчитывает всего два автомобиля не самых дорогих моделей. Зато уведомление, подписанное заместителем губернатора Василием Жаровым, было выдержано в торжественном «державном» стиле. Руководители Курганского электромеханического завода приглашались в Овальный зал здешнего «белого дома», для обсуждения публикации «Нашей Версии». Причём руководить совещанием курганского «партхозактива» должен был сам губернатор области Олег Алексеевич Богомолов.

Официальный «разбор полётов», к сожалению, не состоялся. В последний момент, за сутки до назначенного срока, совещание отменил сам губернатор. Тем не менее судьба Курганского электромеханического завода всё же стала предметом горячего обсуждения на самом высоком областном уровне, высветив характерные особенности передела здешней собственности в интересах местной власти.

Мастерство художественной адаптации

Нынешние неприятности КЭМЗ, как уже писала «Наша Версия», начались в самом конце 2009 года. Вначале скоропостижно скончался гендиректор и совладелец завода Александр Батиков. Вскоре после этого коллеги покойного, устроив ревизию, обнаружили недостачу 5,5 млн рублей, которые Александр Леонидович выписал себе в качестве отпускных. Компенсировать мужнины «отпускные» должна была законная наследница гендиректора и акционера. Вместо этого отставной подполковник МВД Любовь Валентиновна Батикова решила стать на заводе полной хозяйкой. Для этого по мысли вдовы гендиректора было достаточно добавить к унаследованным 41,0625% акций предприятия 8,9% акций предпринимателя Иванова, который 10 с лишним лет назад купил их у господина Антипина, родного отца мадам Батиковой. Операция по изъятию у законного владельца проданных ему акций началась в начале февраля, когда Любовь Валентиновна потребовала себе пост заместителя гендиректора по финансовым вопросам и соответствующий должности оклад. Получив отказ, загадочно уточнила: «Я могу сказать, что ты мне отказал?» Смысл такого вопроса, адресованного вдовой гендиректору КЭМЗ Пильникову, прояснился, когда на завод явились сотрудники ОБЭП, предъявив заявление Батиковой о якобы имевшем место хищении руководством предприятия пакета акций у господина Антипина. Родственник госпожи Батиковой, вспомнив через 10 лет о когда-то принадлежавших ему ценных бумагах, лично в переговоры с руководством предприятия вступать не стал. Зато милицейские коллеги безутешной вдовы потребовали отдать им «для изучения» подлинники документов, подтверждающих продажу акций господину Иванову.

По теме

Лихая атака ОБЭП была отбита юристами предприятия. А потому, разочаровавшись в эффективности «милицейского прикрытия», семейство покойного гендиректора с примкнувшим к ним доверенным управляющим Лукиным подало иск в областной арбитраж. На заседаниях суда Антипин путался, поэтому окончательным аргументом для разрешения спора должны были стать результаты почерковедческой экспертизы. Провести её поручили некоему господину Юможапову, сотруднику отдела криминалистических экспертиз ЭКЦ УВД по Курганской области. Большую часть документов с подлинной подписью Антипина он забраковал. Зато бумаги, на которых отец полковника Батиковой вывел совсем уж невообразимые каракули, были приняты им за образец. Вывод эксперта был безграмотно категоричен: «подписи от имени Антипина Валентина Дмитриевича… выполнены кем-то другим…». Повторную экспертизу провёл эксперт Российского центра судебно-медицинской экспертизы Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития». И – не оставил камня на камне от заключения господина Юможапова. Тем не менее окончательная точка в деле ещё не поставлена. Впереди – выступление самого эксперта, который будет отвечать на вопросы истцов. Возможна и так называемая комиссионная экспертиза. Но логика и здравый смысл не на стороне вдруг потерявшего память Антипина.

Никакой волокиты, обычная практика арбитража. Главное, чтобы в судебный процесс не вмешался пресловутый «административный ресурс». К сожалению, есть все основания не только предполагать, но и утверждать, что госпожа Батикова ещё до судебного разбирательства и официального вступления в права наследования продала акции завода известным курганским предпринимателям, бизнес которых прямо связан с лавинообразным и беспощадным «окультуриванием» промышленных предприятий. А именно: 41,0625% пакета акций ОАО «Курганский электромеханический завод» в результате сомнительной сделки перешёл к Сергею Николаевичу Муратову, здешнему влиятельному предпринимателю. Поэтому госпожа Батикова, официально всё ещё числящаяся одним из основных акционеров ОАО КЭМЗ, имеет все основания заявлять, что от неё «...уже ничего не зависит».

Глава Курганского объединения «Союз промышленников и предпринимателей» Сергей Муратов и его деловой партнёр, депутат областной думы Евгений Кафеев, интересовались не только попавшим в юридический переплёт Курганским электромеханическим заводом. В своё время господин Муратов мастерски вошёл в число владельцев богатого землёй завода «Курганприбор», начав восхождение к посту председателя совета директоров с должности внешнего управляющего. Похожим образом, после переуступки контрольного пакета акций, в частных руках Муратова и Кафеева оказался завод «Кургандормаш». Хватка этих бизнесменов уже стала частью здешнего городского фольклора. Муратова в Кургане знают даже пенсионеры, бесконечно далёкие от проблем местной промышленности. Программные заявления промышленника, опубликованные в статье «Мы русские – какой восторг» курганской газеты «Новый мир», сделали бы честь самому искреннему российскому патриоту. Правда, к повседневной деятельности партнёров эта риторика не имеет никакого значения. Бывшие выпускники сельскохозяйственных учебных заведений при активной поддержке бывшего зоотехника, а ныне главы промышленного департамента областного правительства Жарова всерьёз занимаются прибыльным делом «адаптации» курганской оборонки к рыночным российским реалиям, превращая заводы в торгово-развлекательные комплексы. А заодно сколачивают собственную промышленную империю. Никакого противоречия тут нет. Свои собственные предприятия Муратов и Кафеев «адаптировать» не собираются: «…там же работают люди», а их «…нельзя выбрасывать на улицу». Зато прочие промышленные объекты, попав в поле зрения неразлучных деловых партнёров, рано или поздно меняют «специальность». Как мы считаем, в своей многотрудной деятельности Муратов и Кафеев пользуются полным расположением власти. Постепенный передел собственности идёт по некоему заранее продуманному плану. Причём областное руководство играет в нём не последнюю роль.

По теме

От первых лиц

Губернатор Богомолов не так простодушен, как кажется. Местные острословы не зря зовут его по инициалам: БОА, намекая на самого опасного тропического удава-поглотителя. К примеру, до сих пор в области не ужилась ни одна сетевая торговая компания, включая неприкасаемую в прочих регионах «Монетку». Зато процветает сеть магазинов «Метрополис», которую народная молва упрямо связывает с персоной первого лица. Живой интерес высокого начальства к судьбе завода заметен по тону официальной переписки чиновников среднего звена. В ответах чиновных персон на заявления руководства завода сквозит нарастающая растерянность. Первый ответ гендиректор Пильников получил из ОБЭП от замначальника УВД по Курганской области полковника Половникова. Милиционер, подписавший, на наш взгляд, явно незаконное требование о выдаче оригиналов документов, нарушений в действиях своих подчинённых не нашёл, о чём и сообщил в коротких рубленых фразах.

А вот ответ, подготовленный в бюрократически-абсурдном стиле сотрудником полпредства Владимиром Кржевицким и подсунутый на подпись заместителю полномочного представителя президента РФ в Уральском федеральном округе, гласит: «Проводится доследственная проверка о незаконном завладении Ивановым Е.Г. акциями завода, принадлежащими умершему генеральному директору завода…». По каким причинам чиновник дезинформирует и дискредитирует наместника главы государства, ни словом не упоминая о забывчивом предпринимателе Антипине, с которым в реальности и судится Иванов, отстаивая свои законные права на приобретённые 10 лет назад акции? В этом ответе ключевая фраза – ложь, выгодная рейдерам. А прокуратура Курганской области в лице начальника управления по надзору за расследованием преступлений господина Родюкова «разъясняет», что обращение «…о попытке рейдерского захвата предприятия со стороны Батиковой Л. В. и иных лиц… поступило в прокуратуру и рассмотрено». Причём по нему уже «принимались исчерпывающие меры прокурорского реагирования». Хотя бы назвали одну из мер…

По нашему мнению, абсолютным рекордсменом в деле составления отписок стал господин Белых, следователь по особо важным делам СУ СКП Курганской области. Отвечая на заявление уполномоченного регистратора Федосеева, он отметил, что в отношении самого автора заявления проведена проверка, но, по её материалам, в возбуждении уголовного дела было отказано, что тот, в свою очередь, может обжаловать. Процессуальная инновация сотрудника Следственного комитета, наверное, заслуживает самого пристального внимания. Рецепт простой: получив заявление о совершённом преступлении, проведи проверку не факта, а самого заявителя. И, если что найдёшь, привлекай того к уголовной ответственности, а не найдёшь – гони его в шею с его заявлением о совершённом преступлении. Эффект получается замечательный: количество заявителей (в том числе находящихся на свободе) резко сократится, пропорционально снизятся и областные статистические показатели по количеству зарегистрированных (совершённых) преступлений. Сарафанное радио сработает молниеносно: курганцы – впереди всей России. И рейдерство у них адаптационное, и следствие инновационное... Заявители бегут не в прокуратуру, а от неё: преступников всё равно искать не будут, а самого – затаскают.

Глава местной исполнительной власти предпочёл до времени в переписку не вступать. Зато журналиста из столицы, прибывшего на губернаторское обсуждение своего материала, принял без промедлений. Строгая охрана областной правительственной резиденции даже не стала спрашивать документы. Олег Богомолов был раздражён, но словоохотлив. «Мы не потеряли ни одного промышленного предприятия!» – твёрдо сказал губернатор. И, немного подумав, добавил: «Кроме завода колёсных тягачей». Но там, по словам главы области, вовсю налаживает производство компания «Микрон». Сергей Муратов, по словам губернатора, ни к каким рейдерским захватам не имеет отношения. Равно, как и его партнёр по бизнесу Евгений Кафеев. И нет ничего особенного в том, что государственный чиновник, председатель комитета по экономической политике областной думы, открыто занимается коммерцией, занимая пост председателя правления банка «Кетовский». «Он же дело делает!» – с нажимом произнёс губернатор и строго посмотрел из-под густых бровей. Впрочем, по словам Богомолова, гендиректор электромеханического Пильников – тоже хороший человек. «Вот только зря он весь этот скандал с Батиковой поднял…»

По теме

Промышленное поле боя

Как именно развивается бывший военный завод колёсных тягачей, который когда-то выпускал БТРы и ракетовозы, знает каждый житель Кургана. Теперь на его месте расположились огромный супермаркет «Гипер Сити» и всё тот же «Метрополис». Сходит на нет подконтрольный Муратову и Кафееву завод «Кургандормаш». И только Курганский завод деревообрабатывающих станков отчасти сохранил свою былую «плотницкую специальность»: в его цехах торгуют пиломатериалами и краской. Правда, в пересудах участников выставки явственно звучали нотки оптимизма. «Мешают работать?» – риторически спрашивал один курганский промышленник у другого. «Но и вы в списке…» – отвечал тот. «Да. Я знаю, но мы после вас!» – усмехался первый…

К сожалению, оптимистический настрой коллег гендиректора КЭМЗ Пильникова был несколько преждевременен. В нашей стране подобного рода конфликты разрешаются не только путём арбитража. По давней рейдерской традиции за первыми судебными исками непременно следует так называемый заход на предприятие. Разведывательный штурм Курганского электромеханического был назначен на предпраздничные ноябрьские дни. Передовым отрядом выступали юристы и аудиторы, которым господин Муратов в качестве потенциального совладельца дал команду провести тщательную проверку предприятия. «Тараном» штурмового отряда выступила формальная наследница акций Батикова. Конечно, достаточными знаниями о производственном процессе, бухгалтерском учёте и деловых партнёрах завода, живо интересовавших «серийного промышленника» Муратова, вдова не располагала. Зато при поддержке муратовских юрисконсультов она вполне справилась с подготовкой письменного требования к руководству КЭМЗ о предоставлении документов общества и снятии с них копий. Небольшая осечка только отчасти испортила благостную картину «возвращения хозяйки»: Батикова так и не смогла доходчиво объяснить, с какой целью должна быть проведена затеянная Муратовым ревизия. На наш взгляд, не сумела она обосновать и необходимость созыва очередного общего собрания акционеров, в повестке дня которого будет значиться вопрос о досрочном прекращении полномочий генерального директора КЭМЗ, совета директоров и ревизионной комиссии предприятия. И уж совсем было непонятно, зачем понадобилось акционеру завода, коей якобы считается Батикова, дезорганизовать деятельность собственного рентабельного и набирающего обороты предприятия…

Впрочем, было бы странно ждать от рейдеров объяснений во время начатой ими атаки. Арбитраж, что бы ни говорили о влиянии «административного ресурса» на российскую систему правосудия, вряд ли поддержит неправую сторону. А потому «коллекционер» курганских предприятий, потратив многие миллионы на скупку акций завода и лоббирование права застройки его территории, желает получить контроль над предприятием ещё до судебного решения. Да и времени на «зачистку» заводских площадей от рентабельного производства осталось не так уж и много. Мы считаем, довести до банкротства успешное предприятие не так уж и просто. Тем более что в процессе «освобождения территорий» под очередной торгово-развлекательный комплекс господину Муратову рано или поздно придётся выйти из тени, перестав прятаться за женскую спину. И, может быть, ответить перед курганской общественностью за фактически ликвидированную оборонку, и людей, которых «нельзя выбрасывать на улицу». А ещё растолковать землякам собственное понимание так часто цитируемого им высказывания Наполеона о том, что нация, которая не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Чьи же интересы представляет радетель государственности, нанося урон Российской армии?

Курган – Москва

Опубликовано:
Отредактировано: 15.11.2010 12:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх