// // Кто и зачем решил реорганизовать Следственный комитет при Генеральной прокуратуре

Кто и зачем решил реорганизовать Следственный комитет при Генеральной прокуратуре

1172

Следствию покажут

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Сообщения о том, что в Следственном комитете при прокуратуре (СКП) грядут массовые увольнения, скорее всего были спровоцированы паникой сотрудников этого ведомства, разглядевших в выведении за штат нескольких руководителей подразделений скорый закат организации как таковой. На самом деле начавшаяся две недели назад масштабная реорганизация СКП сокращений не предполагает. Более того, содержание ряда внутренних циркуляров комитета свидетельствует о том, что до конца года число сотрудников увеличится на 5 тыс. человек, а внутри СКП появится несколько новых управлений. Откуда же взялись слухи об отставках высшего руководства СКП и зачем реформировать структуру, менее полугода назад уже пережившую реструктуризацию? В этих непростых вопросах разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Слухи об упразднении СКП возникли не на пустом месте: неожиданно для всех за штат были выведены все сотрудники Главного следственного управления, в том числе и начальник этого подразделения Сергей Маркелов. Начальника главного управления собственной безопасности Следственного комитета Владимира Максименко отправили ещё дальше – в отставку, вместе с несколькими руководителями структурных подразделений СКП и следователями. Лишились своих кресел начальник правового управления Следственного комитета Юрий Берестнев, руководитель Управления организационно-аналитического и контрольно-процессуального методического обеспечения Людмила Куровская, а также начальник отдела по расследованию убийств Валерий Костырев. Рапорты об увольнении подали также несколько подчинённых отставников.

Но, по словам официального представителя СКП Владимира Маркина, «все проводимые в настоящее время в Главном следственном управлении и главном управлении собственной безопасности мероприятия носят рабочий характер и направлены на оптимизацию деятельности ведомства». А выведенные за штат в ходе реорганизации сотрудники ГСУ уже получили назначения в реформированном управлении.

«Реорганизация произошла лишь по той причине, что структуре понадобилось измениться в соответствии с вызовами сегодняшнего дня, – сообщил Владимир Маркин корреспонденту «Нашей Версии». – СКП был организован летом 2007 года, и за полтора года работы стало понятно, какие подразделения действуют более-менее эффективно, а какие – нет. Полгода назад мы начали работу по совершенствованию структуры ряда подразделений, укреплению кадрового состава следственного корпуса, а также структур, занимающихся расследованием уголовных дел либо обеспечивающих работу следователей. Также реорганизация коснётся и нашего ведущего подразделения – Главного следственного управления. Принято решение о создании в нём подразделений, специализирующихся на расследовании экономических преступлений и преступлений коррупционной направленности, а также преступлений против личности».

В общем, никакого разгона СКП в ближайшее время не планируется. Но откуда же взялись слухи?

Чем именно была спровоцирована чистка в руководстве СКП, вслух не говорят, ссылаясь на ведомственные инструкции, не позволяющие выносить сор из избы. Но неофициальные причины, подтверждённые несколькими следователями СКП, примерно такие. Недавно прошли коллегии СКП и Генпрокуратуры РФ с участием высших должностных лиц государства. На них СКП подвергся жёсткой критике за то, что Главное следственное управление потерпело сокрушительное фиаско в расследовании целого ряда резонансных уголовных дел.

По теме

Сначала судом были оправданы обвиняемые в убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, а совсем недавно Генпрокуратура вернула на дополнительное расследование дело о подрыве 13 августа 2007 года скорого поезда «Невский экспресс», в результате которого пострадали 60 человек. Припомнили главе СКП и то, что в прошлом году прокурорами было отменено каждое пятое постановление следователей о возбуждении уголовных дел. О неблагополучии с кадрами в Следственном комитете говорил и генпрокурор Юрий Чайка, отмечавший, что уволенные из его ведомства сотрудники немедленно оседают в комитете.

Говорят, что глава СКП Александр Бастрыкин не раз пытался договориться с подчинёнными по-хорошему, но то ли ему не хватало авторитета, то ли подчинённые считали самих себя намного влиятельнее, нежели их шеф. В общем, руководство СКП то и дело сотрясали конфликты. А глава СКП объяснял негодную работу своих подчинённых тем, что сам он практически лишён механизмов, дающих возможность контролировать кадровую политику в своём ведомстве. Скажем, приём на работу того или иного следователя невозможен без утверждения кандидатуры Управлением «М» ФСБ, отвечающим за борьбу с коррупцией в силовых структурах. И вот тут-то и начиналась межведомственная нездоровая конкуренция.

Как известно, в планах высшего российского руководства было объединение под крышей СКП всех органов ведения дознания и следствия, включая МВД и ФСБ. Но ни милиционеры, ни «спецслужбисты» с такой постановкой вопроса согласны не были. Во-первых, следствие – это влияние. Не секрет, что на уровне следствия очень легко и просто решать собственные меркантильные вопросы, и этим всегда пользовались не вполне чистые на руку руководители. Во-вторых, следствие – весьма затратная бюджетная графа, позволяющая осваивать довольно крупные суммы. А это десятки миллионов бюджетных рублей. Ну и как после всего этого согласиться с тем, что следственными действиями будет заниматься одна-единственная структура? Ни денег, ни влияния.

Косвенное подтверждение того, что «конкуренты» СК сыграли определённую роль в нынешней волне увольнений, – отставка заместителя Бастрыкина начальника главного управления собственной безопасности Следственного комитета Владимира Максименко. До прихода в Следственный комитет Максименко с полковничьими погонами на плечах трудился в должности заместителя начальника 1-й службы Управления «М» ФСБ, того самого, которое существенно ограничивает кадровые полномочия главы СКП. Но в сентябре 2007 года он ушёл на повышение в СКП. Ходили слухи, что Максименко, используя старые связи, скажем так, существенно влиял на кадровую расстановку в Следственном комитете. Хотя, по своей должности, был призван заниматься совсем другими вещами.

Бастрыкину работать со столь влиятельным заместителем было, мягко говоря, некомфортно, и Максименко долго и безуспешно уговаривали уйти – до тех пор, пока у него не случилось два заметных прокола. Первый – несанкционированная слежка за другим зампредом СКП, Игорем Соболевским, на питерской даче которого были найдены подслушивающие устройства. Скандал до поры до времени удалось замять, благо и тот, кто прослушивал, и тот, кого прослушивали, работали в одном месте и формально подчинялись одному руководителю – Бастрыкину. Но вот второй прокол был посерьёзнее, и Максименко здраво рассудил, что уж лучше отставка, нежели долгое и нудное разбирательство.

Дело в том, что два месяца назад в Санкт-Петербурге при довольно странных обстоятельствах неизвестные застрелили стажёра – соискателя должности старшего референта главного управления собственной безопасности СКП Дмитрия Марининова. Биографию убитого стали проверять несколько подробнее, нежели это сделали при жизни ответственные сотрудники СКП, и выяснилось, что в определённых кругах Марининов фигурировал как Маринэ. Иными словами, соискатель имел весьма неоднозначные связи и довольно тёмное прошлое. Но необходимые для работы в СКП рекомендации он тем не менее получил. В общем, у Бастрыкина на руках появились два козыря, и Максименко всё-таки пришлось уйти.

Но по большому счёту реформирование Следственного комитета связано не столько с устранением неудобных замов, сколько с возможным расширением полномочий СКП. Об этом давно говорят, но это расширение непросто себе представить. Дело в том, что вот уже 10 лет как идут разговоры о слиянии Минюста и прокуратуры. Сторонники подобного объединения приводят в пример США и Германию, где генпрокурор и министр юстиции – один и тот же человек.

Напомним, Следственный комитет был создан (формально при Генпрокуратуре, но по сути как вполне самостоятельный орган) именно для того, чтобы вывести следствие за рамки объединённых Минюста и Генпрокуратуры. К нему перешло право возбуждения уголовных дел, а за прокуратурой остался надзор. При этом был ликвидирован реальный надзор прокуратуры за милицейским следствием, за следствием ФСБ, наркоконтролем, то есть за большей частью следственных действий. Раньше прокурор мог сам возбуждать уголовные дела и давать обязательные указания по проведению следствия, а сейчас реальный надзор начинается с момента утверждения обвинительного заключения и решения вопроса: направлять в суд дело или нет.

В дальнейшем появилась идея реорганизовать Следственный комитет при МВД и сделать его частью единого следственного комитета. Работа, к слову, уже началась пока на «бумажной» стадии, но .

Для того чтобы следствие шло максимально эффективно (чего до настоящего времени не наблюдалось, и об этом много говорили на недавних коллегиях СКП и Генпрокуратуры), решено было дать Бастрыкину карт-бланш на кадровое реформирование комитета в соответствии с его возможным расширением – никак не сокращением. «Я не могу дать развёрнутый комментарий этой информации, – заявил сотруднику «Нашей Версии» официальный представитель СКП Владимир Маркин, – но допускаю, что это вполне возможно. Особенно принимая во внимание увеличение численности аппарата СКП, квалифицированных специалистов теперь у нас хватит».

Опубликовано:
Отредактировано: 30.03.2009 12:13
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх