// // Крупный теракт или резкий экономический спад могут стать предвестниками настоящей беды

Крупный теракт или резкий экономический спад могут стать предвестниками настоящей беды

2071

Мир на краю

Крупный теракт или резкий экономический спад могут стать предвестниками настоящей беды
В разделе

В 2015 году во всех основных центрах власти в мире обосновались чувство беспокойства и дурные предчувствия. В Пекине, Вашингтоне, Берлине, Бразилии, Москве и Токио правительства, средства массовой информации и граждане нервничают и испытывают раздражение.

Исчезает вера

Это глобальное чувство тревоги является необычным. За последние 30 лет, и даже более, была по крайней мере одна мировая держава, испытывавшая оптимизм на фоне общей депрессии. В конце 1980-х японцы все еще пожинали плоды многолетнего промышленного бума, уверенно скупая активы по всему миру. В 1990-х США наслаждались победой в холодной войне и длительным экономическим ростом. В начале 2000-х ЕС находился в приподнятом настроении после запуска единой валюты и почти двукратного увеличения числа своих членов. В прошлом десятилетии у многих вызывала уважение и восхищение растущая политическая и экономическая мощь Китая.

Тем не менее, на данный момент все крупные игроки, похоже, испытывают чувство неуверенности и даже страха. Единственным исключением, хотя бы частичным, является Индия, где бизнесмены и политическая элита по-прежнему поддерживают реформистские рвения премьер-министра Нарендры Моди.

В тоже время в Японии исчезает вера в то, что радикальные реформы, известные как абэномика, действительно смогут переломить ситуацию и поставить страну на ноги. Тревожность Японии подпитывает напряженность в отношениях с Китаем, который, стоит отметить, тоже чувствует себя гораздо менее стабильно, чем это было даже пару лет назад. Эпоха, когда правительство легко добивалось ежегодного роста в 8% или более, осталось позади. Крепнут опасения по поводу внутренней финансовой устойчивости, после потрясений на Шанхайской фондовой бирже в течение лета.

Исключения из мрака

Тем не менее, основной источник беспокойства - политический. Председатель КНР Си Цзиньпин руководит страной более динамично, но и менее предсказуемо, чем его предшественники. Страхи распространяются среди должностных лиц и деловых людей, которые боятся быть пойманными в рамках антикоррупционной кампании, в результате которой уже арестовано более 100 тыс. человек.

Замедление китайской экономики имеет глобальные последствия. В эпоху стремительного роста Китай создал бум на сырьевые товары, тем самым обеспечивая развитие и другим крупным странам, в том числе Бразилии. Теперь же, на фоне замедления Китая, бразильская экономика пошла ко дну, сократившись на 4,5%. Президент Дилма Руссефф оказалась замешана в коррупционном скандале, на фоне чего парламент предпринял попытки подвергнуть ее импичменту.

В Европе настроение также мрачное. Год был омрачен двумя кровавыми терактами в Париже. Экономический кризис, который терзал континент в течение нескольких лет, достиг критической точки в июле, когда Греция балансировала на краю исключения из еврозоны. Между тем Германия, которая считается маяком политической и экономической силы ЕС, сейчас страдает от наплыва более 1 млн беженцев, в основном спасающихся от конфликта на Ближнем Востоке. Евро ранее уже разделил Германию и страны Южной Европы, а кризис беженцев вбил клин между Берлином и восточными странами блока. Между тем Великобритания угрожает выйти из ЕС, и французские избиратели все чаще выказывают поддержку идеям крайне правых.

По теме

Если судить по экономическим показателям, то США должны быть исключением из этого мрака. Безработица составляет около 5%, страна доминирует в интернет-экономике. И все же общественное настроение угрюмое. Перспектива республиканцев, одной из двух главных американских политических партий, выдвинуть Дональда Трампа, хама и демагога, в качестве своего кандидата на пост президента, свидетельствует, что США не в ладах сами с собой. В самом деле, вся кампания Трампа – как и его главных соперников от Республиканской партии, базируется на идее, что страна переживает опасный упадок. Помимо этих локальных факторов существуют и общие причины для беспокойства. Очевидно, что мировая экономика не оправилась от финансового кризиса. Существует также широко распространенное опасение, что после многих лет высоко неортодоксальной денежно-кредитной политики может произойти еще один финансовый или экономический кризис.

Пациент скорее жив

В сфере политики и безопасности основной проблемой остается конфликт на Ближнем Востоке. Иностранные государства оказались не в состоянии восстановить порядок в регионе и обнаружили, что проблема лишь усугубляется, распространившись на Африку и Европу в виде беженцев и джихадистов.

Наиболее существенным общим фактором, который труднее всего поддается сдерживанию, является возмущение элитой по поводу социального неравенства и недовольства коррупцией. Эти настроения отчетливо прослеживаются в таких разных странах как Франция, Бразилия, Китай и США. В Америке и Европе подобные жалобы часто связаны со всепроникающими идеями национального упадка. Эти социальные и экономические опасения имеют политические побочные эффекты, порождая потребность в "сильных" лидерах, таких как Си Цзиньпин или Владимир Путин.

В связи с господствующим в мире подавленным настроением международная политическая система представляется пациентом, который никак не может оправиться от тяжелой болезни, начавшейся с финансового кризиса 2008 г. Если не будет серьезных потрясений в будущем, выздоровление наступит, хоть и медленно. Впрочем, пациент по-прежнему уязвим. Очередной тяжелый шок, например, крупный теракт или серьезный экономический спад, могут обернуться новыми, еще более серьезными, проблемами.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.01.2016 18:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх