// // Эвакуированные из Йемена российские врачи говорят о 400 раненых и десятках погибших во время салюта победившей оппозиции

Эвакуированные из Йемена российские врачи говорят о 400 раненых и десятках погибших во время салюта победившей оппозиции

805

Защита докторских

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На минувшей неделе из мятежного Йемена были эвакуированы все граждане России и СНГ, в основном врачи и их семьи, пожелавшие покинуть страну, раздираемую междоусобицей. «Наша Версия» попыталась разобраться в обстановке и выяснить, что на самом деле происходит на юге Аравийского полуострова.

– Теперь денег за постой просят, – безучастно резюмировал пилот и удалился в кабину.

Борт Министерства по чрезвычайным ситуациям уже седьмой час прочно сидел. Кажется, на территории Иордании. Доктор Слабченко, решивший эвакуироваться последним, третьим спецрейсом, теперь даже точно не скажет, что это была за страна. Но совершенно определённо что-то восточное, тут сомнений быть не может.

Ведь как всё получилось? Сначала всё гладко, но потом на аэродроме почему-то не нашлось подходящего тягача. «Не страшно, – сказали наши, – сами вырулим со стоянки». Принимающая сторона ответила отказом – не положено. Но намекнула, что за небольшой бакшиш проблему вроде как можно решить. Намёк не поняли, посидели. Продолжили переговоры. Опять не договорились. Ну разве до того, что пора бы и за стоянку платить. Результат – девять часов и вылет по личному разрешению местного руководства. Так что аэродром определённо был восточным: попробуйте поторговаться на любом рынке от Марракеша до Тегерана – вы поймёте, что доблестные лётчики из МЧС совершили очередное чудо. Вот так вот просто улететь, не заплатив, – это действительно высший пилотаж…

К моменту эвакуации Олег Слабченко успел восемь месяцев отработать анестезиологом в Центральном военном госпитале. Только приехал, освоился – началось. В основном – пулевые, редко – осколочные. Неделя затишья, а потом массовое поступление.

– Повстанцы перекрыли газопровод, идущий к столице, – вспоминает Олег. – Правительственные войска решили отбить кран. Конечно, попали в засаду, ну и результат: у нас очередные два десятка раненых.

Уже перед самым отъездом, 3 июня, произошёл взрыв в мечети, куда на пятничную молитву отправились президент Салех и его ближайшее окружение. По одной из официальных версий, лидер племени хашид (к которому, кстати, принадлежит и глава государства) шейх Садек аль-Ахмар нанёс по своему политическому противнику ракетный удар. По другой – стреляли из танка.

Слабченко уверен, что взрывное устройство было внутри здания – уж слишком нехарактерные для ракеты или снаряда были ранения: ожоги, повреждения от обломков мебели. Не говоря о поразительной точности – погибли только 7 охранников президента, а ещё порядка 30 человек, в числе которых и Салех, получили ранения.

Понимаете, воинская выучка йеменской регулярной армии, не говоря о повстанцах, вызывает большие сомнения. Даже в сугубо мирное время.

– Свадьба – пальба в соседнем квартале. Через полчаса привозят четырёх раненых. А следом прибывает и жених – тоже не попали в воздух, зацепило. – У Натальи Юрасовой, коллеги Слабченко, 10 лет отработавшей в сугубо гражданской больнице Саны, столицы Йемена, таких историй с полсотни.

По теме

Бывало, гуляющим удавалось подранить и обоих молодых. Не обходилось без трагедий – на памяти Натальи как минимум один случай, когда молодожёна спасти не удалось. На похоронах, правда, тоже постреливают, но обычно уже не так ожесточённо, без жертв.

Что изменилось после начала столкновений? По большому счёту немного. Разве что торговцы стали частенько сидеть около своих лавок с автоматами. Это не слишком вяжется с представлениями о восточном базаре и гостеприимстве, но зато отрезвляюще действует на потенциальных мародёров. Ну и золотые ряды совсем опустели, ювелиры вывезли и надёжно спрятали весь товар.

Как бы то ни было, хотя бы один «калашников» есть в каждой приличной йеменской семье. Дальше история про ружьё по Станиславскому, но с местным акцентом. Едва ли не самое большое число жертв с начала мятежа было 8 июня: оппозиция решила отпраздновать победу. Салютовали несколько часов. Более 400 раненых, десятки убитых.

– Привозили с пулями, застрявшими в черепе, – говорит Наталья. – Не понимаю, то ли рикошетили, то ли вообще с неба падали.

Тут надо уточнить, что оценки потерь правительственных сил и оппозиции с января по июнь сильно разнятся. Пока говорят, что общее число погибших не превышает 200. Но цифра явно неокончательная – на юге Йемена идут бои с исламистами, которые захватили город Зинджибар и продолжают сражаться за Таиз.

В Таизе живёт подруга Юрасовой, доктор Латифа, которая на волне дружбы с Советским Союзом училась в минском меде. На днях она звонила. Сказала, что повсюду орудуют банды мародёров, ни выйти на улицу, ни уехать из города нельзя. На крышу – излюбленное место отдыха на Востоке – лучше не выходить. Нечего делать доброму человеку на крыше, примут за снайпера и постараются пристрелить.

Из Зинджибара на сотовые йеменцев приходят короткие сообщения: 5 млн реалов за информацию, а лучше – жизнь 12 генералов, которые особенно насолили поборникам чистого ислама. По сравнению с этим обстановка в Сане и окрестностях – образец порядка.

– Во время гражданской войны в 1994 году всё было относительно понятно, – считает Манучер Абдуев, генеральный представитель ФГУП «Здравэкспорт» в Йемене. – Сейчас это не война племён, не война политиков, даже семьи делятся.

В Сане на площади Тахрир – лагерь сторонников президента. Рядом с университетом – его противники и студенты. Последние требуют продолжения революции. Они уже говорят, что оппозиционеры их предали, что именно студенчество стало движущей силой реформ, именно среди них было больше всего шахидов. В общем, дорогу молодым. Группировки с юга, по общему мнению и сторонников Салеха, и его противников, – вообще воплощение «Аль-Каиды», они в принципе не собираются сотрудничать ни с одной из сторон.

«Здравэкспорт» – последнее напоминание о былом великодушии Советского Союза. Раньше в стране работали тысячи наших специалистов, сейчас – от силы три сотни. 66 человек улетели первым рейсом МЧС, потом двумя рейсами ещё 109 и 39. 156 остались. Стрельба в столице практически прекратилась. Ну да, электричество включают всего на три часа в день, и бензина катастрофически не хватает, но пока к серьёзным последствиям это не привело. Вот и не уезжают, привыкли, обжились – средний стаж командировок российских врачей зашкаливает за пятилетку. А Манучер Зиеевич и подавно уже больше 16 лет живёт в стране, которую США считают колыбелью мирового терроризма.

Русских в Йемене любят. Причём абсолютно по делу. Достаточно сказать, что госпиталь имени Революции, где в родильном отделении шестой год работает акушеркой Марина Капорская, был подарком молодой республике от СССР. Америку ненавидят лютой, доходящей до абсурда ненавистью. Чемодан коллеги Капорской в аэропорту Саны лишился колёсиков. Содержимое не тронули, но ролики, на которых неизвестный китайский дизайнер решил написать USA, выдрали с мясом.

Марина Ивановна 9 июня уехала в Россию в отпуск, абсолютно спокойно, регулярным рейсом. Теперь хочет вернуться, но опасается, что наши власти её не пустят.

– Да, в последнее время случалось, что кто-нибудь в автобусе начинал шикать, когда видел меня в джинсах, но ему всегда тут же говорили, что ислам – для мусульман и нечего устраивать истерики. Таксисты вечно – «Руссия таман»! Мол, русские – хорошо! Роженицы – «доктор, помнишь?» – выучили, многие ведь за шесть лет у меня уже по второму-третьему разу были…

Всё время с начала мятежа Марина Ивановна ходила на работу. Случалось, что приходилось объезжать кварталы, где шли бои. Говорит, всё очень аккуратно делали: навалят камней, выставят оцепление, отгоняют гражданских, воюют. А на соседней улице – магазины открыты, дети играют. Правда, пару раз местные врачи не выходили на работу, но ничего, справлялись. Да и поток рожениц не иссякал. Понятно, что пока делать окончательные выводы слишком рано, у революции слишком маленький срок. Но сейчас всё говорит о том, что уровень вовлечённости населения в конфликт не достиг того критического уровня, когда мужчины вынуждены пренебрегать супружеским долгом.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.06.2011 11:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх