// // Как синхронизируется жизненный путь «Уралкалия» и его бывшего владельца Дмитрия Рыболовлева

Как синхронизируется жизненный путь «Уралкалия» и его бывшего владельца Дмитрия Рыболовлева

1776

Комбинации калия

Российский миллионер Дмитрий Рыболовлев
Российский миллионер Дмитрий Рыболовлев
В разделе

Российский миллионер Дмитрий Рыболовлев и компания «Уралкалий» уже давно живут раздельными жизнями. Но удивительным образом спустя шесть лет эти раздельные жизни оказались снова синхронизованы. Любое важное событие в крупнейшем российском производителе калийных удобрений отзывается эхом на судьбе бывшего фактического владельца «Уралкалия».

29 августа состоится внеочередное собрание акционеров корпорации «Уралкалий». Среди прочих вопросов есть один, который сформулирован как «одобрение крупной сделки, в отношении которой имеется заинтересованность». А затем - спустя ровно месяц - состоится еще одно (не менее внеочередное) собрание акционеров, которое будет рассматривать вопросы о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров.

Рождение нового гиганта?

Компания активно готовится к этому собранию - собирает свои акции. Нынешний совет директоров «Уралкалий» принял решение разместить на рынке биржевые облигации на $800 млн. Затем эти же облигации будут переданы в залог в банк ВТБ, в обмен на 12,61% акций «Уралкалия» (на ту же самую сумму), которые находятся в залоге банка с сентября 2015 года.

Почему «рыночные покупатели» будут выполнять решение совета директоров? Наверное, потому, что они очень ценят советы совдира калийного гиганта. А может просто потому, что речь идет схемной сделке.

Консолидация акций - стратегическая задача «Уралкалия», которая решается уже не первый год. С марта прошлого года на выкуп 38,4% собственных акций компания потратила уже $3,9 млрд.

О том, что ведутся подготовительные работы к какой-то стратегической операции, можно судить и на основании недавней сделки - в начале июля группа «Онэксим» Михаила Прохорова продала принадлежавшие ей 20% компании бизнесмену Дмитрию Лобяку - белорусскому предпринимателю и однокурснику Дмитрия Мазепина. Второе обстоятельство играет решающую роль, так как Дмитрий Мазепин контролирует 85% акций другого гиганта рынка удобрений (азотных) - корпорацию «Уралхим», которой принадлежит 19,99% акций «Уралкалия». Эту покупку «Уралхим» оформлял вместе с «Онексим» в декабре 2013 года - после настоящей войны президента Белоруссии Лукашенко с Сулейманом Керимовым и его командой. В общей сложности обе структуры приобрели тогда более 41% «Уралкалия», назначив гендиректором компании выходца из «Уралхима» Дмитрия Осипова.

С учетом всех этих фактов, несложно предположить, что грядет объединение двух минеральных монстров - азотного и калийного.

Калий – навсегда

Всевозможные «комбинации» - обязательный элемент мирового рынка удобрений. Сбытовые монополии, слияния и поглощения , активное использование рычагов политического и просто административного давления здесь чрезвычайно прибыльны и позволяют с лихвой окупить издержки на войны и стратегические комбинации.

Рынок калийных месторождений не просто подтверждение этого правила, это его доказательство. Дело в том, что в мире есть лишь несколько крупнейших месторождений калийных руд. Соответственно, их разработка ведется в Канаде, России, Белоруссии, Израиле, Узбекистане и Германии. 80% запасов руды, используемой для калия, приходится всего на три страны - Канаду, Россию и Белоруссию. При таком раскладе любые перемены на уровне предприятия способны изменить мировой баланс спроса и предложения продукции, необходимой для сельского хозяйства.

По теме

Нынешний «Уралкалий» - это также результат «бизнес-сложения». В 2011 году в одну корпорацию были слиты активы двух компаний – «Уралкалия» и его главного конкурента компании «Сильвинит». Обе разрабатывают одну и ту же группу месторождений и когда-то (до 1983 года) были одним предприятием. В 90-е годы у компаний была совершенно разная история. «Сильвинит» представлял собой пример классической трансформации советского предприятия в бизнес-корпорацию, а его директора (Петра Кондрашева) в миллиардера. «Уралкалий», наоборот, был приобретен случайным для отрасли человеком (Дмитрием Рыболовлевым). Несмотря на разный жизненный путь, у обеих компаний в 90-е годы было одно общее обстоятельство. А именно работа через одну сбытовую компанию, носившую «скромное» название - Международная калийная компания компания (МКК), которую в 1992 году создал директор калийного подразделения советского внешторгового объединения «Агрохимэкспорт» Анатолий Ломакин. Особую роль в этой комбинации сыграл Григорий Лучанский - один из пионеров постсоветского бизнеса, снискавший славу первого частного экспортера удобрений из СССР. Считается, что Лучанский контролировал калийный терминал в Вентспилсе, через который экспортировалось в то время большая часть пермских удобрений.

Контролируя «последний метр» логистического плеча на Запад, Григорий Лучанский, таким образом, мог влиять на обе компании, независимо от того, кто и какими пакетами акциями там владел. Соответственно, основным достижением Рыболовлева стал его уход из-под этой «опеки». В 2005 году он заключает соглашение с белорусами и создает другую сбытовую компанию - Белорусскую калийную корпорацию, в результате чего на рынке возникает новая ситуация - три крупнейших производителя работают через две сбытовые структуры. Впоследствии президент Белоруссии Александр Лукашенко называл этот период «золотыми временами».

Неудивительно, так как квоты в этой Белорусской калийной корпорации в полном соответствии с ее названием были распределены в пользу белорусов (в любой сбытовой монополии квоты определялись производственными возможностями, а не реальными экспортными поставками). Итогом этой комбинации стала новая калийная война, разгоревшаяся на этот раз между «Уралкалием» и президентом Белоруссии Александром Лукашенко в 2010 году. Но в ней Рыболовлев уже не участвовал. В июне 2010 года он продал контрольный пакет акций пулу инвесторов во главе с Сулейманом Керимовым. По словам того же Лукашенко, Рыболовлев плакал на встречах с ним и жаловался, что на него «наехали и придушили», заставив продать бизнес.

Выходные пособия

За свое детище Дмитрий Рыболовлев получил $5,3 млрд. После чего настало время больших покупок. Список приобретений внушителен.

Сразу после продажи контроля в «Уралкалии» Рыболовлев приобрел 9.7% акций Bank of Cyprus - крупнейшего банка островного государства. Сумма сделки составила 222 млн евро. Эксперты пытались понять смысл приобретения. Версии были разные - от намерения опосредованно завладеть частью российского Юниаструм-банка до простого желания сделать таким экстравагантным образом депозит в Кипрском банке.

Следующие покупки были еще более экстравагантными.

В декабре 2011 года на официальном сайте футбольного клуба «Монако» появилась информация о том, что владельцем 66,67 процента акций клуба стал российский бизнесмен Дмитрий Рыболовлев. По условиям соглашения, предприниматель инвестирует в развитие «Монако» 100 миллионов евро в течение четырех лет.

В том же 2011 году за $88 млн на имя дочери миллиардера Екатерины был куплен пентхаус на Манхэттене (это была самая дорогая сделка на тот момент в Нью-Йорке).

За 100 миллионов были куплены острова Скорпиос и Спарти, которые принадлежали семье Онассисов. На Скорпиосе в 1968 году проходила свадьба судовладельца Аристотеля и бывшей первой леди США Жаклин Кеннеди, там же расположена семейная усыпальница Онассис.

К этому списку следует прибавить поместье Дональда Трампа в Палм-Бич. Приобретенный, правда, еще в 2008 году особняк хорошо вписывается в список активов миллиардера.

Футбольные матрешки

Самое простое объяснение этой странной цепочки приобретений - использование их в качестве маскировки для выплат «спящим партнерам» и прочим «неразговорчивым» и неформальным участникам «Уралкалия». Но может быть нечто и более необычное – например, желание потратиться.

В пользу первого говорит участившаяся статистика приобретения футбольных клубов на Западе российскими богачами. После таких покупок обычно следовал активный трансферный цикл - продаж-покупок футболистов по высоким ценам.

Ситуация стала настолько типично-нетипичной, что в мае этого года в Европе даже была проведена операция «Матрешка», в рамках которой португальская полиция разгромила транснациональную преступную группу, состоящую в основном из российских граждан и занимавшуюся отмыванием денег, используя футбольные клубы Португалии.

Самого Дмитрия Рыболовлева даже допрашивали по вопросам отмывания в Монако. Поводом для допроса стали приобретения картин по высоким ценам. Это классика жанра - самая распространенная операция для оправдания высоких и малопроверямых выплат. Дмитрий Рыболовлев приобрел 37 произведений искусства общей стоимостью в 2 миллиарда долларов - колоссальные деньги для такого рода операций.

И, судя по масштабам этих покупок, история бывшего владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева еще далека от завершения.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.08.2016 10:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх