Версия // Общество // Как полицейский из Кировска Александр Медведев одержал победу над правоохранительной системой

Как полицейский из Кировска Александр Медведев одержал победу над правоохранительной системой

6770

Ложно-понятые интересы


https://47news.ru/articles/167690/
В разделе

Недавно в Ленобласти суд оправдал полицейского, обвиняемого ФСБ и СК в принуждении наркомана к сотрудничеству, то есть к «стуку». И «крыше». Сам страж порядка, вышедший на свободу перед новым годом, уверен, что действовал «как все». В силовых ведомствах разгорелись споры, где предел дозволенного в оперативной работе, а также вспоминали расформированный Госнаркоконтроль.

Полицейского зовут Александр Медведев, ему 30 лет. Скорее всего он примет решение после отсидки в СИЗО и полного оправдания вернуться на работу в полицию. В городе Кировске Ленинградской области для здорового мужика не так много работы. Хотя Медведев и не скрывает, что обижен не только на сотрудников ФСБ, его арестовавших, на следователя СК тоже, но и на сослуживцев, некоторые из которых отвернулись в самый сложный момент. Теперь обо всем по порядку.

Общее покровительство

Капитан Кировского ОМВД Александр Медведев был задержан сотрудниками ФСБ 14 марта 2019 года по подозрению в получении взятки. В тот же день суд его арестовал. По традиции, местное управление ФСБ почти не дает комментариев прессе, отдуваться пришлось Управлению собственной безопасности полицейского главка. С ссылкой на него сообщалось, что Медведева разрабатывали с 2018 года, его подозревают в получении 20-40 тысяч в месяц с нескольких точек торговли наркотиками. СК по Ленобласти возбудил уголовное дело по ч.5 ст. 290 УК РФ («получение должностным лицом взятки в крупном размере»). Деньги с наркоторговцев он, по версии следствия, собирал «за общее покровительство и непривлечение к уголовной ответственности». При этом в постановлении о возбуждении уголовного дела указан только один человек. Он якобы отдал Медведеву за 11 месяцев 460 тысяч рублей. Пока мельком отметим, что арестованного капитана бросили по линии борьбы с наркотиками, можно сказать, случайно. Потому что неожиданно в 2016 году было упразднена Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. К этой теме мы еще вернемся, потому что она оказалась важной для дела кировского капитана.

«Больше оговаривать не хочу»

Между тем, Александр Медведев своей вины категорически не признал. Даже так называемые в уголовном деле «ложно-понятые служебные интересы» (что через дефис – в материалах дела так). Тогда ему мало кто верил, особенно в комментариях под статьями о персоне. Когда его отправили в СИЗО «Кресты», люди откровенно злорадствовали. Следком же по Ленинградской области всю весну прошлого года активно намекал в прессе, что арестованный может являться лишь низовым звеном целой наркотической мафии региона.

Однако в деле как изначально фигурировал лишь один потерпевший, так и до самого конца. Его фамилия Синочкин, он наркозависимый, был официально оформлен как информатор полиции и сообщил следствию, что за «крышу» отдает своему «куратору» Медведеву 20 тысяч рублей в месяц. Позже Синочкин изменил свои показания – взятки он полицейскому не давал, а сказанное ранее отнес к давлению на себя со стороны руководства СК по Кировску. «Больше оговаривать не хочу», - такая фраза от сексота есть в материалах уголовного дела. Которое стало стремительно разваливаться. Конечно, для межрайонных СК и ФСБ это был сильный удар. В сентябре 2019 года следствие направило уголовное дело в суд, приобщив ходатайство о прекращении уголовного преследования Медведева «в связи с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа». Мол, хоть шерсти клок. Но суд не клюнул на такую детскую хитрость. Освобождать, так полностью, по всем статьям.

По теме

Сенсационно выйдя на свободу, Александр Медведев дал несколько интервью региональным СМИ, в которых отметил: «Знаю точно, что после моего задержания работа по линии наркотиков в Кировском районе практически встала. Ни одного крупного сбыта. Все понимают, что каток может по каждому проехаться, и на моем месте никто оказаться, понятно, не готов»; «По наркозависимым иначе нельзя, эта практика не мной придумана, так работают во всем мире. Так что «ложно-понятые интересы» — это как раз интересы не мои, а службы»; «Люди из СК мне просто противны. Делают карьеру через лицемерие, идут по головам, ломают судьбы»; «После моего задержания моя дочка два месяца в садик боялась ходить. Я ее тогда отвел туда, и меня задержали. А для нее-то я пропал. Жена сказала, что папа в командировке».

«Это как с армейским уставом»

Теперь о том самом споре в силовых, юридических и общественных структурах Петербурга и Ленобласти, катализатором которых стал капитан Медведев. Не случайно последней попыткой СК хотя бы как-то наказать полицейского стала та «мера уголовно-правового характера», карающаяся лишь штрафными санкциями. Медведева как раз хотели осудить, раз взятки отпали, за те самые «ложно понятые интересы службы». Говорилось тогда и конкретнее: оперативник фактически предупреждал своего агента Синочкина об облавах на наркоманские точки взамен на информацию. Тот самый «стук».

Юрист Алексей Смирнов комментирует ситуацию в правовом поле: «Понятно, теорию тяжело на 100% воплотить в практику, это примерно как с армейским уставом. Потому бумажный частично подменяется реальным. Это к тому, что в законе об «Оперативно-розыскной деятельности», конечно, не сказано, что оперативный уполномоченный имеет право предупреждать преступника об опасности для него. Но агентов заводят, как правило, именно так. Тут Медведев прав – все оперативные службы мира имеют своих сексотов в криминальной среде. И это очень ценные сотрудники, они засекречены. А в этом громком уголовном следствие еще и умудрилось рассекретить тайного сотрудника! Это, кстати, уголовно наказуемо. Еще в защиту Медведева подчеркну, что Синочкин был официально оформлен как информатор полиции, так что тут вообще не придерешься».

Бывший оперативный сотрудник милиции, а ныне адвокат Сергей Егоров делится с «Нашей версией»: «Даже по фильмам и детям понятно, что опера имеют в преступной среде своих информаторов. Без этого никак вообще! Работа строится по принципу «каждый с каждым». Сексоты другого опера – только его, а не твои – задержал его, ну, что делать. Сядет. Поэтому сотрудничество не гарантирует «тайникам» полного освобождения от уголовной ответственности. Координация агентов происходит в редких, самых важных случаях. Но отмечу, что сотрудники милиции/полиции, порой, конечно, грешат на этом участке работы. Потому что можно присвоить себе деньги, выделяемые на «зарплаты» агентов, это практически непроверяемо; можно и дань собирать с них, тут как договорятся; да много всяких ходов…»

А вот правозащитница Вера Кузина считает, что через такие «вербовки» полицейские и превращаются в «евсюковых»: «В данном деле как информатор фигурирует наркозависимый человек, его очень просто склонить к сотрудничеству, «поломать» (справедливости ради, Синочкин не белая овечка – был судим 10 раз). Такие люди, как рассказывали мне в соответствующей среде, они как агенты уже не слишком годны – какая у них там информация? Так… А вот как понятых при всяких подкладках честным людям наркотиков, полицейским их очень удобно использовать. Вот что страшно».

16 тысяч наркополицейских потеряли работу

Напоследок про обещанный Госнаркоконтроль, ведь в статье речь идет о сексоте из наркоманской среды. Из названия понятно, что служба была придумана в 2003 году как специализированная, отвечала повестке дня, когда страна буквально «штырилась». В 2016 году была упразднена указом президента РФ. Обещалось, что большинство сотрудников просто перейдут в МВД, где будут заниматься все той же работой. Однако на деле из 37 тысяч сотрудников ФСКН 16 тысяч полицейскими так и не стали.

Между тем, тот же герой статьи капитан Александр Медведев не раз говорил, что «наркотическая» служба свалилась на него как снег на голову. До – он занимался совсем другими делами. А тут надо было срочно вникать в тему, изучать контингент, методы работы, особенности общения с наркозависимыми.

Бывший сотрудник ФСКН России по Санкт-Петербургу Сергей Павлов говорит по этому поводу: «Да, по разным причинам, но многие сотрудники нашего ведомства не были приняты в полицию, оказавшись в весьма непростой финансовой ситуации. А это уже были профессионалы своего дела, подготовленные, опытные… Конечно, ситуация с Александром Медведевым частная, не буду делать из нее тенденциозных выводов, но, но…»

Такие вот мнения, размышления и отклики нашло уголовное дело из глубокой провинции Ленобласти. А его бывшего фигуранта остается только поздравить с возвращением к шестилетней дочке. Не многим, попавшим в жернова следствия, так везет.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 29.01.2020 14:28
Комментарии 0
Наверх