// // Из-за засухи в России возрождается запрет на вывоз продовольствия из региона

Из-за засухи в России возрождается запрет на вывоз продовольствия из региона

655

В Москву за колбасой!

Крупный неурожай может вызвать возрождение регионального сепаратизма в России
Фото: ИТАР-ТАСС
Крупный неурожай может вызвать возрождение регионального сепаратизма в России Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Засуха из-за катастрофической жары, ставшая нежданной бедой Центральной России этим летом, заставляет власти некоторых субъектов РФ ограничивать вывоз продовольствия за пределы своих территорий. Аргументами в пользу такого решения служат и ажиотажная скупка продуктов потребителями, и нежелание федерального центра помогать субъектам РФ преодолевать последствия стихийного бедствия. О возрождении продовольственного регионального сепаратизма на российских просторах рассуждает корреспондент «Нашей Версии».

В конце 90-х Россия уже переживала подобное явление. В 1999 году ограничения на вывоз продовольствия действовали почти в 20 субъектах РФ: например, в Ставропольском и Краснодарском краях, Ростовской, Воронежской, Курской областях... Более того, тогдашний курский губернатор полковник Александр Руцкой постановил считать контрабандой сельскохозяйственную продукцию, вывезенную из края без специальных документов. Сотрудники милиции, обнаружившие такой груз, получали премию в размере 5% конфискованной продукции. Остальные 95% передавались госпредприятию «Областная продовольственная корпорация». А продать продукцию в Курской области можно было только одним способом – сдать её в областной фонд продовольствия по ценам почти вдвое ниже рыночных.

Некоторые главы субъектов РФ, дабы не нарваться на гнев федерального центра, поступали хитрее. В частности, экс-губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко ввёл систему, по которой разрешение на вывоз зерна и продуктов его переработки получали только те хозяйства, которые не имели долгов перед краевой администрацией за товарные кредиты в виде ГСМ и удобрений. Хитрость состояла в том, что хозяйств, не бравших кредиты у края, практически не было. К тому же на получение разрешения требовалась не одна неделя, а действовало оно всего лишь 15 дней. Казалось бы, в эпоху нынешнего «унитарного федерализма» подобное своеволие провинциальных властей уже невозможно. Однако голод не тётка, и нынешнее стихийное бедствие заставило кое-кого из них отбросить страх.

Первой ласточкой стала Омская область. Совет безопасности области принял решение ужесточить контроль над вывозом сельскохозяйственной продукции за пределы региона. На заседании областного Совбеза обсуждалось, что в условиях неурожая сельхозпродукции в европейской части России неизбежны увеличение спроса и стремительный рост цен на зерно. К тому же это, дескать, наверняка спровоцирует местных производителей на продажу не только излишков, но и части основных запасов главного продовольственного сырья.

Возглавляющий Совбез Омской области губернатор Леонид Полежаев заявил: «Необходимо привести в действие механизм, исключающий саму возможность возникновения дефицита продовольствия, ажиотажного спроса на любой продукт питания, взвинчивающего его цену. Мы должны пойти на самые крайние меры, но обеспечить гарантированную продовольственную безопасность на территории региона, невозможность неконтролируемого вывоза за его пределы. Хлеб на столе омичей должен быть».

Какими путями это будет обеспечиваться, публично в СМИ не разглашалось. Но можно не сомневаться, что у омских и других региональных властей, традиционно контролирующих большую долю потребительского сектора в подшефных им субъектах РФ, для этого найдутся необходимые рычаги.

По слухам, вслед за омичами на путь продовольственного сепаратизма может ступить и руководство Самарской области. За последнее время в этом поволжском регионе уже резко взлетели цены на муку и крупы. Например, в Тольятти они подорожали в 1,5–2 раза, а в Самаре розничная цена гречки поднялась с 19 до 50 рублей.

По теме

Самарский губернатор Владимир Артяков, выступая на первом заседании межведомственной рабочей группы по борьбе с засухой под руководством первого зампреда правительства РФ Виктора Зубкова, заявил, что региону требуется поддержка из федеральной казны размером в 7 млрд рублей. Кроме того, Артяков попросил Зубкова «без конкурса» выделить области 300 тыс. тонн зерна из государственного интервенционного фонда. Однако в ответ глава Минсельхоза Елена Скрынник констатировала: «Не всегда заявленные регионами данные по ущербу соответствуют действительности. Самарская область документы прислала лишь на 2,6 млрд, из которых экспертиза подтвердила необходимость только 1,7 млрд рублей».

Получается, что федеральное правительство готово удовлетворить запросы руководства области только менее чем на четверть. У губернатора просто может не остаться других способов погасить продовольственный пожар, кроме как действовать нерыночными методами, в том числе запретительно-сепаратистскими.

Не лучше продовольственная ситуация складывается и во многих других регионах. Чрезвычайная ситуация по засухе уже объявлена в 23 субъектах РФ: Астраханской, Белгородской, Рязанской, Оренбургской, Саратовской, Самарской, Воронежской, Челябинской, Волгоградской, Пензенской, Нижегородской, Ульяновской, Тамбовской, Кировской и Курганской областях, в Забайкальском крае, республиках Удмуртия, Чувашия, Калмыкия, Марий Эл, Башкортостан, Татарстан и Мордовия. Если бы правительство и решило компенсировать всем ущерб, на это потребовалось бы около 120 млрд рублей и более 40 млн тонн зерна – впятеро больше, чем имеется сейчас в государственном интервенционном фонде. Всего на регионы, пострадавшие от засухи, предусмотрено пока 35 млрд рублей. Первые 10 млрд будут выделены уже в августе, а ещё 20 млрд трёхлетнего льготного кредита правительство предоставит ближе к зиме, когда определят размеры ущерба. Но уже очевидно, что эта сумма тоже лишь на четверть покроет потребности субъектов РФ.

Увеличение цен на муку, например, зафиксировано в Нижегородской, Московской, Тверской, Орловской областях, Башкортостане, Чувашии. Во многих регионах стоимость муки и гречки растёт на 15% в неделю. Так, в Тамбовской области цена перловой крупы поднялась за неделю на 18%, а гречки – на 15%. В Казани за неделю гречневая крупа подорожала на 22,9%, пшеничная мука – на 8,9%. В Рязани гречка подскочила с 35 до 56 рублей, а рис – с 30 до 40–43 рублей за килограмм. Как пишут местные СМИ, по заверениям работников прилавка, это не последнее подорожание круп в этом году. Похожая ситуация складывается и с поставками производителей. Так, предприятия Тульской области отгружали в июне муку в Москву по цене 4,2 рубля, а в июле – уже по 7 рублей за килограмм. В результате стоимость хлеба и других хлебобулочных изделий может увеличиться примерно на 20–30%.

Руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев дал поручение территориальным органам ведомства усилить работу по контролю за ситуацией на продовольственных рынках. До 10 августа территориальные управления должны отчитаться по росту цен на социально значимые продукты.

Что не позволено быку, позволено Юпитеру. За это время в стране будет создан необходимый запас зерна, чтобы в меньшей степени зависеть от превратностей погоды. Как заметил председатель правительства Владимир Путин, «запас карман не тянет».

Для отечественных сельхозпроизводителей это не самая радостная новость. С учётом относительно невысоких цен на зерно на внутреннем рынке предприятия АПК прежде имели возможность подзаработать за счёт экспортных контрактов. Глава Российского зернового союза Аркадий Злочевский считает: «Это решение нанесёт серьёзный вред рынку. Перед введением таких мер нужен временной лаг для выполнения уже имеющихся обязательств. Что делать с зерном, которое уже в порту? Ведь ни возможности, ни механизма обратной отгрузки у нас нет. От такого резкого решения может пострадать репутация России как надёжного поставщика зерна».

Руководитель аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов констатирует: «В стране сильнейший неурожай по пшенице и гречихе, которая в товарных объёмах производится в основном в пострадавших от засухи Поволжье и на Алтае. В стране низкие переходящие запасы гречихи, а возможности её импорта весьма ограниченны. Это поздняя культура, уборка которой в основном приходится на осень. Поэтому ажиотаж продолжится до сентября, когда прояснится объём потерь нынешнего урожая».

Впрочем, председатель Комитета Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению Дмитрий Ананьев придерживается противоположной точки зрения: «Мне хотелось бы провести аналогию с ситуацией, которая была на финансовых рынках полтора-два года тому назад, когда люди ринулись из банков изымать депозиты. Через пару месяцев всем стало понятно, что в банковском сегменте оснований для беспокойства нет. Самое худшее, что может быть на рынке, – это паника. Обогатиться на покупке нескольких мешков и запастись гречкой либо другими крупами не удастся, а создать панические настроения и тем самым дестабилизировать рынок можно легко. Я думаю, что по отношению к росту цен на продукты питания нужно занимать выдержанную, спокойную позицию. Вряд ли что-то там будет происходить сверхъестественное. Для этого фундаментальных оснований нет».

Опубликовано:
Отредактировано: 16.08.2010 12:09
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх