// // Иностранные компании начали скупку просторов России

Иностранные компании начали скупку просторов России

475

Пуп земли

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На планете бушует мировой продовольственный кризис. Сегодня в мире голодают около 850 млн. человек, каждые шесть секунд из-за недоедания умирает один ребёнок. И страны, в которых недостаточно собственных земель сельхозназначения, обращают свои взоры к более богатым в этом плане государствам. Некоторые из них, например Индия и Китай, для решения продовольственной проблемы даже принимают специальные программы скупки земли за рубежом. Российское законодательство запрещает продажу земель иностранцам, однако последние втихую всё же скупают отечественные сельхозугодия. В масштабах этой проблемы попытался разобраться корреспондент «Нашей Версии».

Продовольственная зависимость России от импорта усугубляется с каждым годом. Между тем, по оценкам экспертов, у нас как минимум треть некогда возделанных полей зарастает бурьяном. Но продажа российской земли иностранцам запрещена. Как в классической пьесе – «так не доставайся же ты никому!».

Но нет закона, который в России нельзя было бы преодолеть. Разумеется, точной статистики количества уже проданной за рубеж российской земли не существует. Но, по оценкам генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, даже без учёта Дальнего Востока, где давно хозяйничают китайцы, иностранцы контролируют у нас около 1 млн. гектаров пашни. Только один шведский инвестиционный фонд Black Earth Farming, по его же собственным данным, контролирует через российские компании 300 тыс. гектаров сельхозугодий.

Главный плюс российской земли – её дешевизна. Самые дорогие земли – на юге России. По словам Рылько, цена 1 гектара в Краснодарском крае может достигать 5000 долларов, тогда как в Воронежской области он стоит 700–800, в Липецкой – 320, а на Алтае – 20–40 долларов. По данным компании «Разгуляй», средняя стоимость приобретения земли в России для агрохолдинга составляет около 1000 долларов за 1 гектар плюс затраты на оформление этой земли в собственность – это ещё 400–500 долларов.

Для сравнения: в Аргентине 1 гектар стоит 4400–7800 долларов, во Франции – в среднем 5100, в Испании – 14 500, в Бельгии – 26 000, на востоке США – 13 200–32 000 долларов. При этом земля в России, так сказать, ничья, что зачастую вызывает у ответственного за неё чиновника труднопреодолимое искушение «толкнуть налево». К тому же «широка страна родная». По данным ИКАР, на одного жителя России приходится 803 тыс. гектаров пашни. Для сравнения: в США этот показатель равен 574 тыс. гектаров, во Франции – 289 тыс., в Германии – 189 тыс., в Индии – 141 тыс., в Китае – 108 тыс., то есть почти в восемь раз меньше, чем у россиянина.

По словам руководителя Московского межрегионального союза садоводов Андрея Туманова, «купля-продажа пашни – это очень криминальная сфера». Отсюда, вероятно, и до странного мизерные официальные цифры иностранных инвестиций в отечественное сельское хозяйство. Так, согласно данным Росстата, в первом полугодии 2008 года на сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство пришёлся 351 млн. долларов инвестиций из-за рубежа. А, например, на сферу оптовой и розничной торговли, ремонта транспортных средств и бытовой техники – 13,479 млрд. долларов, на операции с недвижимостью, аренду и предоставление услуг – 7,101 млрд. долларов. Иностранцы предпочитают скупать наши сельхозугодья втихую.

Земельный кодекс РФ, напомним, запрещает владеть землями сельхозназначения иностранным гражданам и компаниям, а также российским компаниям, если иностранцам принадлежит в них более 50%. Однако в отечественной практике прижились уже несколько способов обхода этого запрета. Среди наиболее популярных вариантов – использование для покупки земельного участка российских подставных физических или юридических лиц.

По теме

Ещё одна возможность обойти законодательство – продажа участка земли паевому инвестиционному фонду недвижимости. Если в нём хотя бы один пай принадлежит российскому лицу, то сделка считается законной. Дескать, российские интересы учтены.

Ну и, наконец, самый любопытный способ – создание в России «внучек» иностранных фирм. Про них в законе «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» ничего не говорится. А что не запрещено – то разрешено. Контролировать же деятельность «внучек» тем более сложно, если учитывать количество офшорных компаний, которые записаны в учредителях у большей части российских корпораций. Мало кто при оформлении сделки будет внимательно изучать родословную компании до третьего колена.

Именно по этому варианту действует, например, шведская компания Black Earth Farming – первая агрокомпания, которая призналась в скупке сельхозземель в России. Её интересы в нашей стране представляет российская «внучка» «Агро-инвест», управляющая более чем 300 тыс. гектаров в Центральном Черноземье. Холдинг занимается растениеводством и собирается развивать молочное животноводство, свиноводство и птицеводство.

На рынке «засветились» и ещё несколько иностранных компаний. Так, председатель совета директоров датской Trigon Agri Уло Адамсон признал, что его фирма контролирует 100 тыс. гектаров сельхозземель в районе Пензы и Самары. По его словам, в освоение этих земель к 2009 году будет вложено больше 100 млн. евро. А к 2010 году Trigon Agri собирается довести площадь обрабатываемых земель в России до 150 тыс. гектаров. Причём, как честно заявил Адамсон, на приобретение земли приходится наименьшая часть инвестиций компании.

Литовская Agrowill Group AB, по словам замгендиректора компании Ремигиуса Жвирблиса, через три-четыре года намерена контролировать в России до 0,5 млн. гектаров, поскольку здесь есть возможность обзавестись крупными массивами высокого качества, а издержки на обработку земли ниже, чем в Литве. Компания интересуется участками не менее 10 тыс. гектаров, желательно с уже готовой инфраструктурой для растениеводства и в Черноземье.

Наконец, по некоторой информации, один из крупнейших владельцев российских земель – казахстанская компания «Иволга-холдинг» во главе с Василием Розиновым. По словам другого землевладельца, Игоря Пинкевича, у «Иволги» в России около 500 тыс. гектаров.

Однако, по мнению экспертов, вышеперечисленные фирмы – лишь надводная часть айсберга. Стоит побывать в Приморье, чтобы убедиться: в этом регионе овощи для оптовой продажи уже давно выращивают китайцы. Недаром наше Приморье китайцы уже называют Хэй-Хан-Ше, что в переводе, говорят, означает «Северная провинция». В Свердловской и Иркутской областях местные власти тоже выражают готовность сдать Китаю в долгосрочную аренду заброшенные сельхозугодья. Рослесхоз предложил китайцам 1 млн. гектаров леса в Тюменской и Томской областях в аренду на 49 лет. А село Плотава в Алтайском крае уже года три как именуется на китайский манер – Вань Юань (после того, как некогда существовавший здесь колхоз стал китайским ООО «Вань Юань Плотава»).

Сам Китай обладает всего лишь 9% мировых пахотных земель, хотя число китайцев, работающих в сельском хозяйстве, составляет 40% общего количества фермеров на планете. Понятно, что при таком соотношении в Поднебесной крестьянам просто негде развернуться. Новая правительственная программа Китая поощряет фермеров, покупающих пашни за границей: так одновременно решаются две проблемы – увеличивается поставка продуктов и уменьшается крестьянская безработица. Уже в 2007 году Китай импортировал 60% всей потребляемой в стране сои, а сейчас ведёт активные переговоры с Бразилией о покупке земель под соевые культуры. Ведутся переговоры и в других странах Южной Америки и Африки, где земля наиболее дёшевая. А прямо под боком, между прочим, огромные просторы российской Сибири и Дальнего Востока. Невозможно подсчитать, сколько китайцев уже трудится на этих полях. Для сравнения: в маленькой Киргизии без всякой государственной программы работают на полях уже несколько десятков тысяч граждан КНР. После того как Пекин официально одобрил эту экспансию, можно быть уверенным, что поднимать сельское хозяйство Дальнего Востока будут китайцы.

В Индии тоже готовится законопроект, который позволит частным и государственным компаниям осуществлять зарубежные инвестиции, приобретая сельхозугодья за рубежом. Вся выращенная там продукция будет вывозиться в Индию. В списке стран, которые готовы сотрудничать с Индией в реализации этого проекта, числятся Мьянма, Канада, Австралия, Аргентина, Бразилия, Парагвай. В России, впрочем, индийский фермер пока зафиксирован лишь в Мещовском районе Калужской области. За пять лет работы Раджиндер Сингх уже создал там несколько сотен рабочих мест, возродив около 10 гектаров запущенной земли. Но, как говорится, лиха беда начало.

За рубежом намерены решать свою продовольственную программу и некоторые арабские страны, богатые нефтью, но бедные пищей. Например, Ливия уже активно торгуется с Украиной, пытаясь купить там несколько колхозов. Саудовская Аравия также заявила о своём намерении вкладываться в проекты выращивания домашнего скота за границей. Что же касается России, то, с одной стороны, конечно, обидно отдавать землю иностранцам. Ведь правильнее самим поднимать собственное сельское хозяйство, а не сдаваться на милость работящих соседей. Но, с другой стороны, не стоит вести себя как собака на сене. Те китайцы, корейцы, таджики и т.д., что пашут нашу землю, кормят и нас. Хороший урожай в этом году мы получили в том числе и их стараниями.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.09.2008 12:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх