// // Вступление России во Всемирную торговую организацию откладывается на неопределённый срок

Вступление России во Всемирную торговую организацию откладывается на неопределённый срок

380

Не ВТО, что надо

Боевые действия в Южной Осетии дали повод начать новый торг вокруг возможного членства России в ВТО.
Фото: ИТАР-ТАСС
Боевые действия в Южной Осетии дали повод начать новый торг вокруг возможного членства России в ВТО. Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

После войны в Южной Осетии стал очевидным тот факт, что во Всемирную торговую организацию (ВТО) Россию если и примут, то не скоро. Стать участником этой международной организации наша страна пытается ещё с 90-х годов прошлого века. А минувшей весной и российские и западные чиновники уверяли, что переговоры по присоединению России к ВТО находятся в заключительной стадии. Мол, летом, в самом худшем случае осенью, этот вопрос наконец-то будет решён. Сейчас риторика наших западных партнёров резко поменялась. Корреспондент «Нашей Версии», в свою очередь, задался вопросом: а так ли нам нужна эта организация?

Россия ведёт переговоры о вступлении в ВТО с 1993 года. На сегодняшний день в эту организацию входят 153 страны, и Россия единственная из крупных экономик, остающаяся за её бортом. Но для обретения членства согласно правилам организации необходимо договориться с каждой страной в отдельности. С этим и возникло большинство проблем. Если вопросы экономического характера удавалось более-менее утрясать, то со странами-членами, испытывающими неприязнь к России чисто политического характера, договариваться было крайне проблематично. Новые претензии к России постоянно выдвигали то Грузия, то страны Прибалтики. Вдобавок Украина недавно влилась в ряды этой организации – значит, и с ней придётся договариваться. При нынешних непростых отношениях между нашими странами на лёгкие переговоры рассчитывать не приходится.

После войны в Южной Осетии вопрос о вступлении России в ВТО окончательно приобрёл политическую окраску и стал инструментом «наказания» непослушной России за войну с Грузией. Так, министр торговли США Карлос Гутьеррес заявил, что своими действиями Россия «поставила себя в очень сложную ситуацию». «До сегодняшнего дня США были сторонниками российской интеграции в международное сообщество, – сообщил министр. – Мы приняли Россию в «большую восьмёрку» и приветствовали её стремление вступить в ВТО. Теперь же всё это находится под вопросом».

При этом ещё не так давно Гутьеррес весьма позитивно отзывался о перспективах превращения России в полноправного участника международной торговли. Так, министр заявлял о необходимости скорейшей отмены поправки Джексона – Вэника и, по словам министра финансов России Алексея Кудрина, выражал намерения американской стороны продвигать переговоры по ВТО.

Реакция России не заставила себя ждать. Один из главных сторонников присоединения России к ВТО, первый вице-премьер Игорь Шувалов, так выразил своё разочарование в позиции партнёров по переговорам. «Чтобы оказаться в ВТО, мы сделали всё, разве только не станцевали. На какие только компромиссы не соглашались, так нет – всё мало», – заявил вице-премьер.

Но одними словами Россия не ограничилась. Она приостановила действие ряда обязательств, которые приняла на себя ранее в надежде, что её усилия по присоединению к ВТО будут оценены. Сейчас у России порядка 60 базовых двухсторонних соглашений, которые должны вступить в юридическую силу лишь после вступления в ВТО. Однако часть договорённостей российская сторона начала выполнять, не дожидаясь официального принятия в организацию.

«Мы иногда брали на себя обязательства не юридически обязывающими документами, а разного рода письмами и протоколами, имея в виду, что в юридическую силу они вступят после присоединения к ВТО. В них часто речь шла о пошлинных и квотных позициях, – пояснил действия российского правительства Шувалов. – Каждый раз, когда Россия что-то предпринимала, нам сразу напоминали: этого делать нельзя, это нарушение договорённостей. А сейчас мы думаем так: зачем нам себя ограничивать какими-то правилами, если они себя сами ограничивать не хотят? Мы хотим жить на паритетных началах».

По теме

Забавно, но после недавнего ограничения на поставку куриных окорочков из США американская сторона упрекнула Россию в нарушении правил ВТО. Хотя именно благодаря усилиям Вашингтона принятие в эту организацию откладывается до лучших времён. По мнению главного санитарного врача Геннадия Онищенко, «это менторство, граничащее с хамством».

Впрочем, от идеи вступления России в ВТО окончательно отказываться никто не спешит: переговоры продолжаются, хотя в свете недавних заявлений, кажется, что больше по инерции. Так, на текущей неделе в Женеве даже пройдут многосторонние консультации в рамках процесса присоединения к ВТО. Но очевидно, что рассчитывать на скорое присоединение к ВТО не приходится. По словам Шувалова, перспективы «вступления России в ВТО в течение нескольких месяцев или одного года мы не видим». Но существуют и более пессимистичные прогнозы: ждать придётся ещё не меньше пяти лет.

Не меньше ясности и в вопросе, хорошо это или плохо. Ведь у вступления в ВТО есть как свои плюсы, так и свои минусы. И что перевешивает – экономисты спорят до сих пор.

«Вступать или не вступать в ВТО, зависит в первую очередь от условий, на которых нас принимают в эту международную организацию, – считает руководитель Национального института развития Сергей Глазьев. – Пока что они далеки от сбалансированных».

В первую очередь на товары сырьевой группы. Недавно Финляндия, являющаяся членом организации, заявила, что не допустит Россию в ВТО, пока та не снизит пошлины на экспорт древесины-кругляка. Но, как указывают эксперты, проблемы по пошлинам куда более серьёзны. Сегодня именно сырьевые доходы составляют значительную часть поступлений в бюджет. Отмена их приведёт к серьёзным потерям для казны. Причём, как отмечает Глазьев, это требование российской стороне искусственно навязывается – в правилах ВТО нет запрета на экспортные пошлины, существует лишь рекомендация их не применять.

Другим крайне невыгодным для России требованием является открытие для иностранных компаний страхового, банковского, торгового, строительного, транспортного и туристического рынков. Отечественному бизнесу в этих отраслях будет крайне сложно противостоять экспансии западных компаний. По словам Глазьева, к примеру, открытый доступ для западных торговых сетей на наш рынок повлечёт за собой замещение отечественных товаров на импортные. «Они уже имеют своих поставщиков, и на новом рынке будут применять те же принципы ведения бизнеса, что и у себя», – считает он.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что в части розничной торговли и сейчас российское правительство особых препятствий иностранным компаниям не чинит. «Но сейчас есть возможность регулировать эту сферу, – говорит Глазьев. – При вступлении в ВТО это станет невозможным».

Ещё один камень преткновения – государственное субсидирование отдельных отраслей. Очевидно, что правила ВТО идут вразрез с некоторыми уже действующими программами по развитию отечественной промышленности. В первую очередь зарубежные партнёры могут поставить вопрос о финансировании авиационной, судостроительной, автомобильной и ряда других высокотехнологичных и наукоёмких отраслей. Эти расходы уже запланированы в рамках проекта Концепции социально-экономического развития России до 2020 года. Даже если сейчас особых претензий со стороны партнёров по переговорам не наблюдается, это не гарантирует, что такой вопрос не возникнет в будущем. Согласно правилам ВТО члены организации вправе требовать пересмотра законодательства, в том числе и принятого ранее.

На эту проблему есть, впрочем, и другая точка зрения. По мнению научного руководителя ГУ–ВШЭ Евгения Ясина, именно инновационный сектор окажется под угрозой из-за сворачивания переговоров по ВТО. «Нам нужно плотнее интегрироваться на Запад, – считает Ясин. – Не просто купи-продай, а устанавливать глубокие связи в науке, образовании, нужно быть частью инновационного пространства». По словам экономиста, Россия своими ответными действиями «сделала шаг назад».

Есть и ещё ряд потерь, которые понесёт Россия от затягивания переговоров по присоединению к ВТО. Так, по оценкам экспертов, ежегодно наша страна теряет до 3 млрд. долларов из-за действующих ограничений на торговлю. Кроме того, не исключено, что в свете ухудшения отношений с Западом эти ограничения станут ещё жёстче. Президент Института энергетической политики Владимир Милов, например, опасается, что западные страны могут урезать квоты на экспорт стали, коксующегося угля, удобрений и ряда других российских товаров. Другой очевидный минус – усложнится и без того непростой для российского бизнеса процесс проникновения на западные рынки.

При всей неоднозначности вопроса большинство экспертов всё же сходятся во мнении, что России присоединение к мировой торговле пойдёт на пользу. Если, конечно, к нашей стране не будут предъявляться завышенные требования. Большинство членов ВТО также высказывается за принятие Москвы в эту международную организацию. Однако ряд стран пытается превратить союз в торгово-политический, что и становится непреодолимым барьером. По всей видимости, России остаётся лишь дожидаться, когда «принципиальные» торговцы придут к пониманию, что демарши не помогают решению вопросов, а приносят лишь убытки.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.09.2008 11:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх