// // Федеральные власти введут в кавказскую республику специальный антитеррористический контингент

Федеральные власти введут в кавказскую республику специальный антитеррористический контингент

440

Зачистить Дагестан!

2
В разделе

Федеральный центр принял решение о выводе войск из Чечни. Режим контртеррористической операции действовал на территории республики почти 10 лет. Между тем на карте России уже в самое ближайшее время может появиться новая «горячая точка» – Дагестан, где оппозиция, финансируемая международными террористами, вербует под свои знамёна всё новых сторонников. В Чечне первой половины 90-х всё начиналось примерно так же... Как стало известно корреспонденту «Нашей Версии», внутренние войска, которые будут задействованы в дагестанской операции, сейчас спешно довооружаются новейшим стрелковым оружием. А сама контртеррористическая операция может начаться со дня на день.

Федеральный центр принял решение о выводе войск из Чечни. Режим контртеррористической операции действовал на территории республики почти 10 лет. Между тем на карте России уже в самое ближайшее время может появиться новая «горячая точка» – Дагестан, где оппозиция, финансируемая международными террористами, вербует под свои знамёна всё новых сторонников. В Чечне первой половины 90-х всё начиналось примерно так же. В начале из ниоткуда возникли сотни радикальных религиозных организаций, быстро завоевавших авторитет у населения, в то время как официальная власть утрачивала его остатки. Затем у радикалов появился сильный лидер, стремившийся к независимости, и вскоре началась первая чеченская. В Дагестане, по оценкам аналитиков, сегодня происходит примерно то же самое, с той лишь разницей, что кровавая прелюдия к междоусобной бойне затянулась на несколько лет. Как стало известно корреспонденту «Нашей Версии», внутренние войска, которые будут задействованы в дагестанской операции, сейчас спешно довооружаются новейшим стрелковым оружием. А сама контртеррористическая операция может начаться со дня на день.

Чтобы понять, насколько жарко становится в Дагестане, достаточно лишь беглого взгляда на статистику происшествий. Только по официальным сводкам, за три месяца 2009 года в Дагестане погибли 10 сотрудников правоохранительных органов, ещё 23 были ранены или контужены. Это не считая военнослужащих, у которых статистика потерь строго засекречена. А если оценить и эти потери, то цифры увеличатся примерно втрое.

Восемь раз за последние три месяца в республике совершались нападения, обстрелы и устраивались взрывы с целью покушения на жизнь сотрудников силовых ведомств. В результате шестеро мирных жителей ранены, один погиб. Повторим, это официальные цифры. Но стоить поинтересоваться у любого жителя Махачкалы, как часто ему приходится средь бела дня слышать оружейную стрельбу, и вы получите типичный ответ – да каждый день. Действительно, не проходит и дня без похорон людей с ножевыми, осколочными и огнестрельными ранениями. Статистика махачкалинских моргов, увы, не совпадает с официальной цифирью.

За три месяца на территории Дагестана проводилось пять (!) контртеррористических операций – такого не бывало даже в воюющей Чечне. В ходе этих операций были убиты 36 человек, объявленных участниками незаконных вооружённых формирований. Прибавьте к этому 11 взрывов жилых домов, 10 обезвреженных закладок взрывчатки под людские жилища и «точный» ответ представителя местных правоохранительных органов о числе обнаруженных схронов с боеприпасами, блиндажей и баз боевиков: «А мы их не считали!». Так можно ли порядок в республике восстановить какими-то методами, исключающими насилие?

Решение о вводе регулярных подразделений Российской армии на территорию Дагестана было принято ещё летом 2005 года. Уже тогда в республике явственно запахло порохом, и в Москве начали всерьёз рассматривать силовой вариант нормализации ситуации в регионе. В июле 2005-го республику посетил Владимир Путин, причём его визит проходил в атмосфере крайней секретности. Но тогда, по всей видимости, представителям местных властей всё же удалось убедить президента, что ситуация обратима, всё под контролем и решительных мер принимать не придётся. И Москва дала задний ход. Но тогдашнего главу республики Магомедали Магомедова предупредили: не наведёшь порядок сам – заменим без разговоров.

По теме

Тем временем в Махачкале заработал Центр специального назначения ФСБ. По легенде, там должны были готовить специальные горные бригады, которым поручат заботу о безопасности в Северо-Кавказском регионе, но на самом деле на центр возлагались и задачи иного порядка. В случае форс-мажорных обстоятельств центр должен был стать базовым элементом проведения контртеррористической операции на территории Дагестана. А основной задачей подготовленных центром горных бригад, по словам Владимира Путина, было войсковое прикрытие государственной границы, и размещение этих бригад в регионе подавалось как «серьёзный фактор стабильности и безопасности на Юге России». Поначалу подготовили две бригады, одну разместили на территории Карачаево-Черкесии, а другую – в Ботлихском районе Дагестана, где в 1999 году орудовал Шамиль Басаев.

Вот что говорят по этому поводу военные специалисты: как правило, подобные подразделения размещают в самых неспокойных регионах, с тем чтобы в экстремальной ситуации они смогли оперативно развернуть свою деятельность, не тратя времени на передислокацию. И совсем не случайно, что размещены они были именно в двух вышеупомянутых республиках, где ситуация наиболее взрывоопасна.

Примерно в то же время в прессу просочился секретный доклад Дмитрия Козака президенту, где речь шла об угрозе распада Дагестана и возникновения там военизированных «джамаатов». Так что «пограничников» готовили скорее не для борьбы с внешним врагом, а для обороны от врагов внутренних.

Несмотря на уверения Магомедова в том, что порядок он наведёт своей властью, без привлечения федеральных вооружённых подразделений, сделать это у главы Дагестана не получилось. Продолжали греметь взрывы и выстрелы. Экстремистскую литературу можно было без проблем купить в самом центре Махачкалы. Молодёжь сотнями вывозили в Турцию, в исламские центры подготовки шахидов. И возвращались домой они уже с более чем определёнными навыками – убивать себе подобных.

Провели рокировку местной власти, заменили Магомедали Магомедова на Муху Алиева, который также обещал навести порядок и так же, как и его предшественник, своего обещания не сдержал. Вот тогда-то и начали стягиваться в Дагестан боевые формирования Российской армии. При этом о начале широкомасштабной контртеррористической операции речи не велось, но тем не менее об этом продолжали задумываться. Чтобы военных не попрекали «вводом войск» и не раздували ненужных слухов, было решено действовать максимально скрытно, не двигая на Махачкалу сразу несколько колонн бронетехники, как когда-то на Грозный, а перебрасывая в Дагестан войска и технику постепенно.

Вначале по директиве тогдашнего главы Генштаба Юрия Балуевского в горных бригадах была создана новая организационная структура, включающая в себя разведроту, так называемую роту мобильности и вертолётную роту. Укомплектовали их по максимуму вертолётами Ми-28, КА-50 и беспилотными аппаратами.

Затем в Дагестан стали перебрасываться дополнительные подразделения МВД РФ из ряда регионов Северного Кавказа, в частности из Астрахани и Ростова-на-Дону. По легенде, целью данной акции было «проведение адресных профилактических мероприятий в целях обеспечения правопорядка на территории республики». Подтянули и внутренние войска. В общем, не хватало только танковых частей, но их не подтащили лишь потому, что использование бронетехники в условиях Дагестана было признано Генштабом «неэффективным».

Около 80% всей техники и вооружения, поступивших в распоряжение соединений внутренних войск и МВД, было самых новых образцов. Подобное перевооружение обычной армии и не снилось.

За несколько лет дагестанская группировка разрослась неимоверно, в ней были представлены почти все рода войск, а вооружение было самым современным. Но они бездействовали, федеральный центр медлил, не желая начинать крупномасштабную операцию, которая тут же превратилась бы в новую гражданскую войну. Да и не было повода: не считать же таковым вялотекущие боевые действия в Дагестане, взрывы, поджоги и убийства милиционеров, длившиеся последние несколько лет. Всё изменилось за считанные дни, и сейчас ситуация в республике висит на волоске. Контртеррористическая операция в масштабах республики может начаться со дня на день. А катализатором послужил банальный, в общем-то, для Дагестана случай. Сотрудники ОВД по Хасавюрту и УФСБ России по Дагестану, отрабатывая оперативную информацию, решили остановить для проверки документов автомобиль «Жигули». Пока водитель разбирался с оперативниками, из машины выскочили два человека и бросились наутёк. Стражи порядка открыли огонь, в ответ также зазвучали выстрелы. В общем, одного беглеца пристрелили (им был эмиссар «Аль-Каиды», доставлявший деньги дагестанскому вооружённому подполью, гражданин Турции), зато другого удалось не только задержать, но и разговорить.

По теме

Он оказался ближайшим помощником имама посёлка Олимпийский Хасавюртовского района Дагестана Али Оздемирова. Поскольку задержанный рассказывал об Оздемирове крайне любопытные вещи, с задержанием последнего решили не тянуть, и сотрудники ФСБ взяли его практически в тот же день. А Следственный комитет РФ по Дагестану возбудил уголовное дело по трём статьям УК РФ в отношении Али Оздемирова, задержанного «по подозрению в участии в финансировании бандитского подполья Дагестана». С 1998 по 2004 год имам Оздемиров, которому на момент задержания исполнилось 28 лет, проходил обучение в исламском университете в Дамаске, где и вступил в связь с «международной террористической организацией», название которой следствие пока не раскрывает. Вначале Оздемиров был просто связным между экстремистским подпольем в Дагестане и этой «международной террористической организацией», и его функции сводились к доставке денег.

Постепенно ему стали доверять больше, и к 2008 году он уже пользовался беспрекословным авторитетом. Оздемиров, получавший от своих зарубежных друзей большие денежные суммы, сумел сплотить вокруг себя несколько десятков немногочисленных вооружённых групп экстремистов и за короткий срок превратить их в хорошо организованную, послушную и весьма кровожадную структуру. В начале этого года Оздемиров уехал в Турцию, где убедил своих друзей-экстремистов, что он обладает достаточной силой, чтобы взять власть в Дагестане в свои руки. Две тысячи подготовленных и хорошо вооружённых соратников, по словам Оздемирова, у него уже имелись. Нужны были только деньги. Их пообещали перечислить ближе к апрелю-маю, ибо собрать требуемые 5 млн. долларов наличными не так-то просто, а ещё труднее перебросить деньги из Турции в Дагестан. Так что на момент задержания у Оздемирова нашли наличными сравнительно небольшую сумму, 15 тыс. долларов.

Застреленный оперативниками эмиссар «Аль-Каиды» должен был передать Оздемирову 1,5 млн. долларов, но их встреча так и не состоялась. В отношении имама возбудили уголовное дело по статьям 222 (незаконный оборот оружия и боеприпасов), 208 (организация незаконного вооружённого формирования или участие в нём) и 33 (соучастие в преступлении) УК РФ.

Было бы наивным считать, что группировка Оздемирова являлась одной-единственной экстремистской организацией в Дагестане, разделавшись с которой можно было бы рассчитывать на скорую стабилизацию в республике. На сегодняшний день в регионе действуют как минимум ещё четыре аналогичные структуры. Каждая из них в любой момент может перейти от тактики ежедневных убийств к крупномасштабной операции по захвату власти. Ресурсы террористов это в принципе позволяют сделать. Как уже говорилось, бойцов подразделений внутренних войск и МВД, расквартированных в Дагестане, оснастили по самому последнему слову техники. Но начинать крупномасштабную операцию, пусть даже и со слишком хорошо вооружёнными и обученными спецназовцами, всё-таки боязно. Военные надолго запомнили свои первые поражения в Чечне, повторяться не хочется. Срочно необходимо пополнить дагестанскую группировку людьми, а как это сделать, не привлекая особого внимания?

Тем же способом, который применили и четыре года назад. Не «вводить войска на территорию Дагестана», а «пополнить» уже имеющиеся подразделения внутренних войск. Тихо и по возможности незаметно для окружающих. Главком внутренних войск МВД России генерал армии Николай Рогожкин на своей недавней пресс-конференции заявил, что численность внутренних войск будет поддерживаться «в том объёме, который необходим», другими словами, сокращать их не будут, даже несмотря на реформу перед лицом сокращений в Минобороны. Так что солдат и офицеров должно хватить. Ходят слухи, что крупномасштабная военная операция в Дагестане может начаться, как только будет проведена оперативная реформа во внутренних войсках. Её вроде бы должны закончить в считанные дни. Предполагается создать три центра специального назначения (ЦСН), аналогичных ЦСН ФСБ. В их состав помимо существующих отрядов специального назначения войдут подразделения парапланеристов, водолазов и других военспецов, которые «обеспечат выполнение любой поставленной задачи». Первый такой центр уже создан в Отдельной дивизии оперативного назначения (бывшая дивизия им. Ф.Э. Дзержинского). Как только перегруппировка сил будет завершена, их первым испытанием станет операция по наведению порядка в Дагестане.

Сегодня региональные структуры и силы МВД (республиканские МВД, краевые и областные ГУВД, всевозможные ОМОНы, СОБРы и т.п.) фактически находятся в двойной зависимости – от Москвы и от местных властей. В случае возникновения чрезвычайных ситуаций с региональным сепаратизмом рассчитывать на них не приходится, скорее всего они поддержат своих, местных начальников. На этом фоне внутренние войска приобретают совсем иную идеологию, они становятся единой ударной силой федерального центра, никак не зависящей от региональных чиновников. Финансирование, вооружение, тыловое обеспечение, кадровые вопросы внутренних войск находятся исключительно в компетенции главкома, ибо даже центральный аппарат МВД имеет к ним весьма слабое отношение.

Точно так же было и в СССР, где тоже существовали внутренние войска МВД Союза и не было никаких внутренних войск союзных республик. На закате СССР именно при помощи внутренних войск центр пытался приостановить распад страны, в то время как местные органы внутренних дел, как правило, становились опорой сепаратистов. А пока внутренние войска, которые будут задействованы в дагестанской операции, спешно довооружаются новейшим стрелковым оружием. Это 7,62-миллиметровые пехотные пулемёты «Печенег», гранатомёты ГП-30, РГС-50 и ГМ-94, снайперские винтовки ВСС «Винторез», СВ-98 и АСВК, специальные автоматы АС «Вал», пистолеты-пулемёты СР-2М с приборами для бесшумной стрельбы. В Дагестане, по слухам, будут опробованы 7,62-миллиметровые автоматы АК-104, 9-миллиметровые самозарядные пистолеты Сердюкова СР-1М, 9-миллиметровые пистолеты-пулемёты СР-2М, АЕК-919К, ПП-19-01 «Витязь-СН». В общем, оружейных новинок предостаточно, а лучше, чем подразделения ВВ, расквартированные в Дагестане, сегодня у нас не вооружён никто. Ждут лишь отмашки. Пока отмашка не дана. Дело в том, что принятие столь важного решения повлечёт за собой последствия не меньшие, чем чеченская кампания. Неудивительно, что на недавнем заседании Совета безопасности при президенте РФ, где, по слухам, шла речь и о дагестанских событиях, часть участников заседания была настроена всё-таки подождать. Эту позицию можно понять: непопулярные решения принимать непросто.

Опять же, если верить слухам, решение о начале дагестанской операции «переложено» на военных. Известно также то, что отдать приказ должен замминистра внутренних дел Рогожкин, по совместительству занимающий пост главкома внутренних войск.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.04.2009 11:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх