// // Дмитрий Харатьян: Род Харатьянов проживает в самой южной точке Армении

Дмитрий Харатьян: Род Харатьянов проживает в самой южной точке Армении

594
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Одной из главных удач 10-го, юбилейного фестиваля «Амурская осень» стал мюзикл «Мата Хари: любовь и шпионаж». Он выгодно отличался от остальных конкурсных антреприз богатой мобильной сценографией, роскошными костюмами, великолепной музыкой Максима Дунаевского. Впрочем, в этом случае можно перечислить всё: каждый из элементов шоу был значимым. Не случайно исполнитель главной мужской роли Неизвестного Дмитрий Харатьян был отмечен жюри в номинации «Лучшая мужская роль». Кстати, эта награда стала первой, который актёр был отмечен в своей театральной жизни.

–Я сыграл множество ролей известных, а получил приз за роль Неизвестного.

– Ваш проект выгодно отличается от остальных.

– Но я других не видел, а про свой спектакль могу сказать, что он изначально задумывался как затратно-масштабный, и предполагалось, что сделан он будет не как антрепризная выездная сокращённая бригада. Поэтому цели были другими. Это такой грандиозный материал, в котором трудно представить надувные декорации.

– Мне кажется, что в отличие от кино театральный актёр Харатьян по неизвестным мне причинам был потерян. И это несправедливо.

– Видимо, вы не ходили на спектакли с моим участием. Моя театральная жизнь началась в 1996 году со спектакля, который до сих пор идёт, несмотря на то что это проект антрепризный. Он поставлен по пьесе Джона Стейнбека «О людях и мышах». Мы играем с Сашей Балуевым, Ромой Мадяновым. В составе спектакля семь человек, и это моя первая роль на театральных подмостках. После неё был спектакль «Нина», поставленный по пьесе Андре Руссена на трёх актёров. В нём-то и были надувные декорации, и мы лет 10 ездили с этим спектаклем. Елена Шанина, Сергей Петрович Никоненко и я. Дальше был ряд спектаклей, один из них, самый незабываемый и экспериментальный, Андрея Жолдака «Опыт освоения пьесы «Чайка» системой Станиславского». Любопытный был проект.

– У меня впечатление, что вы скептически относитесь к репертуарному театру.

– Нет, отчего же? Совсем не скептически. Моя актёрская жизнь сложилась так, что в своё время меня не очень привечали в театре. И слава Богу! Потому что, если бы я пошёл сразу, то моя карьера была бы другой. И, может быть, я не сыграл бы того, что сыграл. Я не антагонист репертуарного театра, но в то же время я понимаю, что моя и человеческая, и актёрская природа вряд ли нашла бы себе место в репертуарном театре. Потому что... да много почему. Зависимость, несамостоятельность и так далее. Антрепризу я люблю за то, что занимаюсь лишь тем, что мне нравится. Кроме того, в этом случае всегда собирается компания единомышленников, а это только приятные люди, и все они, как правило, хорошие артисты. Хотя бывают разные антрепризы.

– Какое будущее у «Мата Хари»? Ведь после постановки спектакль почти на год исчез со столичной сцены, и сейчас уникальный случай, что он привезён на этот фестиваль.

– Я надеюсь, что этот самостоятельный проект со временем всё-таки станет театром. И всё к этому идёт. Егор Дружинин поставил этот спектакль с компанией «РуАртсПроджект», у них уже два спектакля, у Егора ещё есть замечательный спектакль «Всюду жизнь» и «Мата Хари». А недавно он поставил третий музыкальный под названием «Я – Эдмонд Дантес».

– Вам Егор симпатичен?

– Да. Могу рассказать о том, как мы познакомились. Я с ним встретился, когда снимался в фильме «Зелёный фургон», а он соответственно играл в фильме про Петрова и Васечкина. В то время Егор был подростком, и я его, конечно, не помню. Но он меня запомнил. Съёмки фильмов проходили одновременно, и обе съёмочные группы жили в одной гостинице Одесской киностудии. Потом прошли годы, и однажды я пришёл на одну из программ Первого канала, и ко мне подошёл лысый молодой человек и сказал: «Знаете, а ведь когда-то вы снимались в «Зелёном фургоне»... Узнать в нём Васечкина сейчас непросто. И я спросил: «А вы кто?» Он представился, и я с удивлением сказал: «Вот это да». Так мы познакомились во второй раз, а через несколько лет я получил предложение попробовать себя в этой роли. Представляете, приглашение на кастинг!

По теме

– Когда вам предложили принять участие в программе Первого канала «Моя родословная», вы сразу согласились?

– Два года назад у меня был юбилей, и канал сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться. Выяснилось, что у меня две необыкновенные ветви. Конечно, я знал: есть мамина линия и папина. По маминой линии, как я уже сказал, были моряки и первопроходцы, а по папиной – армяне, и эта ветвь тоже оказалась очень любопытной. Я всегда думал, что Харатьян переводится с армянского как Токарев.

А оказывается, моя фамилия произошла не от Харат, а от Храт, а это уже переводится как «советчик, наставник», и это уже совсем другая история. Этот род Харатьянов проживает в самой южной точке Армении, практически на границе. Дальше уже идёт Иран, и называется это местечко Мэгри, в переводе – «медовый». Я со съёмочной группой ездил туда. Сам я туда никогда бы не добрался. Мы ехали шесть часов по горным перевалам. Туда очень сложно и не всегда можно добраться, не в любое время года. Знание своей родословной вообще помогает самоощущению в жизни. И, кстати, это оказалось в принципе несложно, если у вас есть желание, можно легко всё найти.

– Но это очень дорого.

– Вы пробовали? Но мне-то повезло, мне сделали бесплатно.

– Когда вы узнали о своих предках, ваша жизнь как-то изменилась?

– Конечно, иначе и быть не могло. Во-первых, сам процесс поисков был очень увлекательным. Во-вторых, я почувствовал особую уверенность. В-третьих, это повлияло на моё творчество. Третий год я как продюсер занимаюсь фильмом под названием «Форт Росс». В этом году исполнилось 200 лет этой крепости, которая находится в Калифорнии. Это русская крепость, которая была основана в 1812 году. Мой прапрапрадед, он родом из Хабаровска, когда-то участвовал в одной из первых российско-американских акционерных компаний. Все помнят историю графа Резанова и Кончиты. Так вот Резанов вместе с Шелеховым и был организатором этого совместного предприятия. А мой предок, служа в этой компании, открывал Русскую Америку и даже на Алеутских островах был управляющим одного из них. Его звали Степан Гомзяков. Он мой родственник по маме. Вообще мои предки по маминой линии оказались все мореходами, первопроходцами, военными моряками, гардемаринами. Причём, когда я снимался в фильме Светланы Дружининой, я об этом не знал. Но, видимо, это был «зов предков». Так это знание и привело меня к теме Русской Америки, а мой однокурсник Дима Полетаев, который уже очень много лет живёт в Америке, написал роман под названием «Форт Росс», по которому мы сейчас снимаем фильм вместе с режиссёром Юрой Морозом. Наша работа перешла в завершающую стадию, и я надеюсь, что в начале следующего года фильм выйдет на экраны.

Беседовала Лариса
Опубликовано:
Отредактировано: 07.11.2012 15:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх