// // Дмитрий Гудков: Я – за парламентскую республику

Дмитрий Гудков: Я – за парламентскую республику

529
Дмитрий Гудков: Я – за парламентскую республику
В разделе

«Наша Версия» продолжает знакомить с молодыми российскими политиками. Дмитрий Гудков – личность заметная. На митингах он самый высокий в толпе. Говорит красиво и убедительно. В 32 года стал депутатом Госдумы, вошёл в один из важных комитетов – по конституционному законодательству и государственному строительству. Что ещё добавить? Спортсмен, кандидат в мастера спорта по баскетболу, офицер запаса, красавец и сын депутата Госдумы Геннадия Гудкова.

–Дмитрий, вы пришли в политику по примеру отца или по его «наводке»?

– И то и другое. В 1999-м я ещё учился на третьем курсе журфака МГУ и работал внештатником в газете «Сегодня», когда мой отец решил баллотироваться в Госдуму по одномандатному округу. Единственным журналистом, которого он тогда знал, был я. В его избирательном штабе я стал одновременно агитатором, наблюдателем и руководителем пресс-службы. После этого участвовал во многих избирательных кампаниях – от муниципального уровня до федерального. Все политические кампании теперь уже не пересчитать... После журфака окончил ещё Дипломатическую академию МИД РФ.

– Как вы пришли в публичную политику?

– Это произошло в 2005 году. Я тогда решил поучаствовать в выборах в Госдуму по одномандатному Университетскому округу г. Москвы и пройти этот путь уже в качестве кандидата. На эти выборы тогда не допустили Михаила Ходорковского, а среди моих оппонентов были Станислав Говорухин и Виктор Шендерович. Победить тогда молодому парню было невозможно, а вот опыт получил весьма ценный. Вскоре после этого вместе с молодыми политиками мы создали Молодёжную общественную палату. Среди инициаторов были Алексей Навальный и Маша Гайдар. Илья Яшин тогда отказался в этом участвовать. И всё же нам удалось объединить молодых политиков с разными взглядами, которых тогда ещё никто не знал. Сейчас многие из них известны всей стране.

– Вы создали свое молодёжное объединение в пику Общественной палате?

– В Общественную палату назначают в соответствии с законом, треть назначает президент, поэтому там многие люди лояльны к власти. Молодёжная палата была создана по инициативе снизу и ни от кого не зависела.

– Вы считаете, что навыки «уличной политики» обязательны для депутата?

– Уличная политика – это общение с народом. После 10 декабря мы получили совершенно другую Россию, в которой многое поменялось. Центр политической жизни переместился из залов заседаний и кабинетов на площади и бульвары. К тому же я считаю, что депутат должен быть действительно народным, уметь общаться с людьми, быть вместе с ними в ответственный момент. Я комфортно себя чувствую не только на заседаниях Думы или комитета, но и на улице с людьми.

– В последнее время часто приходится слышать критику в адрес Думы. Обвинения разные – от нелегитимности до консервативности и неэффективности. Как вы с этим миритесь? Или «втянулись» уже?

– Абсолютно справедливые обвинения, поэтому мы и выходим на протестные акции. Вообще, я не сторонник президентской республики. Сейчас мы живём по Конституции 93-го года, которую писали «под Ельцина» и по которой у президента, по сути, неограниченная власть. И это нужно срочно менять, потому что один человек не может в «ручном режиме» управлять страной.

Я – за парламентскую или хотя бы смешанную республику. Система должна быть выстроена очень просто. Судьи должны быть выборными, а не назначаемыми. Парламент – сильным и независимым. Для этого он должен участвовать в формировании правительства, иметь функцию парламентского контроля. Президента нужно избирать на два срока по четыре года без всяких «подряд», и назначать он должен только силовиков, а всех остальных – парламент. Тогда мы получим разделение властей: независимую судебную, сильную законодательную и президентскую исполнительную. Все эти ветви власти должны конкурировать друг с другом. Если бы у нас сейчас была такая система, не было бы стихийных протестов, накрывших страну. А ещё лучше парламентская республика...

По теме

– Усиление парламента – решение проблемы?

– Это сильно поменяет ситуацию. Появятся свободная дискуссия в Думе, независимая судебная система, честные выборы, не будет такой цензуры в СМИ. Хотя не исключаю, что лет через 20 парламент вообще уступит место институту прямой демократии. Всё зависит от скорости перемен, которые неизбежно произойдут в России и в мире. Ведь даже сейчас очевидно, что в стране происходит технологическая революция. Интернет – теперь наше всё! Там люди собирают деньги на митинги и партии, там договариваются о политических акциях, там мгновенно распространяются новости. Что говорить, если мои избиратели из Тамбова напрямую общаются со мной через ЖЖ и «Твиттер».

– Вы верите в то, что власть способна пойти на такие реформы?

– Путин напоминает мне всадника у большого камня. «Налево пойдёшь – коня потеряешь, направо – голову». Коня потерять – это пойти на уступки и реформы. В противном случае – бунт, потрясения и, возможно, арабский сценарий.

– Вы считаете, что протест не «сдуется»?

– Нет, конечно! Вы видите – не успевают разогнать один лагерь оппозиции, как появляется другой. Людей задерживают, а они выходят и снова участвуют в протестах. Люди перестали бояться полиции. Они вообще перестали бояться. А власть, вместо того чтобы услышать свой народ, продолжает его игнорировать и обманывать. Например, как обманула с выборами губернаторов. От закона осталось одно название. Всех переназначали по-быстрому и ввели фильтры. И каждый день люди сталкиваются с этим беспределом в судах, в полиции – везде. В результате обычные законопослушные люди превращаются в гражданских активистов. Если власть будет продолжать действовать так же, недалеко до гражданской войны. И хватит искать «подстрекателей» в рядах оппозиции, это уже давно народный протест. Давайте поспорим: если никто из лидеров Болотной не выйдет на трибуну, пусть даже не будет этой трибуны вообще, – народ всё равно выйдет на улицу.

– Многие говорят, что протест – это удел «московских бездельников», а «соль земли» – народ в провинции – живёт и думает по-другому.

– Но развитие государства определяют не деревни, а крупные города. Если в них рейтинг власти будет ниже 15–20%, то начнётся раскол в элите, при этом и армия, и полиция могут переметнуться на сторону граждан.

– Вы говорите это как офицер запаса?

– Я говорю это как политик, который давно уже занимается поддержкой бесквартирных офицеров и знает настроения в армии. Армия сейчас настроена резко против министра и обижена на власть за то, что военных постоянно обманывают и никто за это не несёт ответственности. Представляю, как они возмущены тем, что Сердюкова оставили в правительстве.

– Допустим, оппозиция добьётся смены власти. Что в результате? Вы не боитесь хаоса и безвластия?

– Хаос начинается из-за застоя в политике. Когда «генсеки» хотят править вечно и уходить только ногами вперёд. Но я прекрасно понимаю, что и смена таблички у входа в главный кремлёвский кабинет ничего не поменяет. Нужна конституционная реформа, судебная, реформа полиции и т.д. Об этом я уже сказал выше.

– Знаете, недавно политолог Леонид Радзиховский мне сказал: «Всероссийская политическая стачка никогда не состоится, если к ней призовут Немцов, Явлинский, Каспаров и Шендерович».

– В стране появились новые лидеры – Навальный, Пономарёв, Удальцов, Яшин, два Гудковых, Шеин, есть и новые имена – Максим Кац, Вера Кичанова Кирилл Гончаров и другие. Многие журналисты и писатели участвуют в политике. Линейка лидеров уже поменялась, вы не замечаете? В политику пришло новое поколение лидеров, которые начинают конкурировать с политическими ветеранами. Мы никого не вычёркиваем из политики – пусть все участвуют в выборах. Но мы хотим построить такую систему, при которой народ выбирает лидеров, а не принимает навязанные ему кандидатуры. Может быть, избиратель и не отдаст предпочтение Навальному с Удальцовым, такое вполне возможно. Может быть, появятся вообще другие лидеры. Но только это должны быть честные выборы, когда все кандидаты имеют равный доступ к СМИ, когда честно считают голоса без всякой чуровщины. Может, Путин победил бы и на таких выборах. Но набрал бы не 63%, а, допустим, 30.

– У вас, Дмитрий, довольно радикальные взгляды. Не из-за резких ли ваших высказываний под угрозой оказался семейный бизнес Гудковых?

– Ничего радикального в своих взглядах не вижу. Что касается бизнеса, то, конечно, его «кошмарят» из-за политики. 20 лет его проверяли и не было проблем и вдруг высосали из пальца страшные нарушения: стена, за которой хранится оружие, имеет толщину не 3 сантиметра, а 2,91.

– Каким вы видите своё политическое будущее?

– Плох тот политик, кто не мечтает стать президентом. Ну а если серьёзно, то в будущем вижу себя одним из лидеров объединённой социал-демократической партии. Должна быть система сопредседателей, это будет правильно и демократично. Мы обязательно добьёмся всего, чего хотим. На нас работает время.

Ирина Мишина
Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2012 21:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх