// // Через 20–30 лет в России не останется леса на продажу

Через 20–30 лет в России не останется леса на продажу

404

Пошли в пень

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Депутаты планируют к следующему Новому году подарить гражданам возможность дёшево, а то и бесплатно срубить себе в лесу ёлку. Правда, нынешнее положение в лесной отрасли внушает серьёзные опасения. Не исключено, что до подходящего дерева придётся пробираться через пни в Финляндию или Китай. Дело в том, что новогоднее браконьерство – даже не капля в море. Ежегодно в России вырубают около 160 млн кубометров леса. Едва ли не треть этого количества – нелегально.

Поправки в Лесной кодекс РФ предложили внести депутаты Костромской областной думы 5 февраля. Актуальность законопроекта авторы объясняют чересчур сложной процедурой добычи ёлки: чтобы легально срубить одно деревцо, сегодня надо составить целый договор купли-продажи лесных насаждений. Надо сказать, что в нелегальной погоне за праздником граждане могут лишиться машины и даже квартиры. По действующему законодательству за незаконную вырубку с виновного взимается 50-кратная стоимость дерева, а если вырубка произведена перед Новым годом, то штраф увеличивается вдвое, ещё раз он удваивается, когда обнаруживается, что ёлка была срублена в защитной зоне, коей является городская черта. Таким образом, после расчёта ущерба цена ёлки может доходить до 800 тыс. рублей.

Как видим, депутатская мысль выглядит вполне разумно, удивляет только время её появления – почти за 11 месяцев до следующего предпраздничного периода и непосредственно накануне нового сезона лесозаготовки. Но не это главное. «Народный» законопроект удивительным образом появился именно в тот момент, когда мировые рынки продемонстрировали рекордный рост спроса на мягкую древесину, то есть ель или сосну.

Да, новогодние ели дорастут до товарных кондиций лет через 50–60. Вот только упрощённая схема их рубки может привести, и скорее всего приведёт, к полному хаосу. С другой стороны, как в таком случае можно охарактеризовать существующее положение?

В России ежегодно добывается около 160 млн кубометров древесины. При этом от 10 до 30% всех лесозаготовок в нашей стране нелегальны.

Причина такого большого разброса чисел – в критериях воровства: что считать нелегальным – только украденный лес или же серую добычу древесины тоже? В первом случае речь идёт о рубке леса физическими лицами вообще без всяких документов. Во втором – о том, что заготовкой древесины занимаются с формальным оформлением необходимых разрешительных документов, но в объёмах, значительно превышающих указанные в документах квоты.

В этом бизнесе крутятся такие деньги, что оказать давление на депутатов или чиновников любого уровня – вопрос времени и простого перебора наиболее подходящих кадров. Оттого не стоит удивляться, почему, например, до сих пор отсутствует сколь-либо серьёзный контроль «чистоты» леса при его отгрузке, хотя давно можно было создать систему сквозной идентификации круглого леса на всех стадиях, от заготовки до таможенного оформления. Между тем уже в следующем году ожидается ужесточение требований стран Евросоюза к древесине в части подтверждения её легальности. Россия по неизвестной причине почти не принимает участия в обсуждении этого законопроекта.

По теме

Вместо этого мы предпочитаем отпускать из порта второй столицы – Санкт-Петербурга полную фуру кругляка за 500 долларов, то есть по 3 доллара за кубический метр древесины. В Швеции точно такая же сосна продаётся за 50 долларов.

Наблюдая за происходящим в России, эксперты Forest Trends предсказывают, что уже через 20–30 лет гигантский нелегальный бизнес может уничтожить самый большой лесной массив на планете.

Прибыль нелегального лесозаготовительного бизнеса, по самым скромным подсчётам, достигает 300%. Постепенно эта сфера деятельности становится одним из наиболее криминализированных секторов экономики российских регионов. Поэтому формулировка «для собственных нужд», содержащаяся в законопроекте, требует как минимум уточнения.

Ведь «собственные нужды» вполне могут быть и у нескольких организованных человек. Сегодня тысячам таких небольших бригад для того, чтобы незаконно, но очень эффективно вырубать до 2 млн кубометров древесины в год, требуются оружие, суперсовременные пилы, которых не слышно на расстоянии более 10–15 метров, и охранники со спутниковыми телефонами. Завтра же вполне может хватить пары поправок в законодательство.

Риски при этом минимальны: все покрывают друг друга. По словам инспекторов, в тех редких случаях, когда удаётся кого-то арестовать за незаконную рубку, на следствие и судей сразу начинается серьёзное давление. Довести дело до конца в определённых случаях бывает просто невозможно.

Например, весной 2007 года на Дальнем Востоке были задержаны два офицера службы по борьбе с экономическими преступлениями. Их признали виновными в злоупотреблении служебным положением при оказании помощи китайско- и русскоязычным лесозаготовительным компаниям, в том числе китайским, в незаконных заготовке и экспорте российской древесины. По закону им грозил срок до 10 лет лишения свободы. Они уже практически признали свою вину, когда в начале 2008 года их дела были неожиданно приостановлены, а сами офицеры освобождены.

Бороться с воровством леса сегодня практически бесполезно хотя бы потому, что во многих регионах ему нет легальной альтернативы. У российского лесного комплекса две беды: «дурные» технологии обработки и, естественно, дороги. В России плотность лесных дорог составляет полтора километра на тысячу гектаров, что в 10 раз меньше нормы и в 20 раз меньше, чем, например, в соседней Финляндии. Поэтому в большинстве регионов России приходится выбирать: работать по закону или получать прибыль.

«Чёрные» лесопилки держат расходы на минимальном уровне: вырубки ведутся в легкодоступных местах, часто в водоохранных зонах, вблизи городов. Никакие средства в лесоустройство и прокладку дорог не вкладываются. При этом бизнесменам, получившим легальное право на лесозаготовку, зачастую приходится 20 километров или больше ехать на просеку через окружающие леса, право на которые чаще всего принадлежит некой таинственной компании.

По принятой у нас традиции законопроект о «новогодних ёлках» скорее всего будет доработан, причём совсем в ином направлении. Позволим себе предположить, что в него будет включён пункт, направленный на упрощение получения земли в аренду. Аргументация для этого жеста может быть предложена следующая: гораздо разумнее, чем рубить ёлки в лесу, позволить предпринимателям или даже простым гражданам взять в аренду землю и вырастить ёлку для праздника самостоятельно.

Чем это в итоге может обернуться – особо гадать не приходится. Сегодня по всей России проводятся аукционы, где лесные участки по минимальным ценам приобретаются фирмами, руководителями которых являются, например, родственники местных депутатов, чиновников или олигархов. Причём у таких фирм зачастую нет ни лесозаготовительной техники, ни реальной рабочей силы. Сделка происходит только на бумаге: дёшево получили делянки – дорого продали. При этом ни о каких проявлениях коррупции не может быть и речи: взяток ведь никто никому не даёт.

Однако под действие закона «о ёлках» могут попасть самые неожиданные земли. Может быть, это случайность, но время появления законопроекта совпало с принятием Федеральным арбитражным судом Московского округа решения о признании законными аукционов, на которых в декабре 2007 года были по копеечным ценам проданы права аренды лесных участков в Подмосковье.

Напомним, речь идёт о правах 49-летней аренды 69 лесных участков общей площадью около 991 гектара, расположенных в основном в Истринском и Одинцовском районах. Вроде бы ничего особенного, если не знать другое название этих мест – Рублёвка! Стартовые цены не превышали 1 тыс. рублей за сотку, хотя рыночная стоимость на тот момент начиналась от 5 тыс. долларов.

По словам очевидцев, аукцион проходил в абсолютно тайной обстановке, на все лоты претендовало по одной-две организации, по каждому лоту было максимум три шага, а чаще – и вовсе один, или, другими словами, увеличение цены на 5%. А среди победителей оказались структура Романа Абрамовича, президент РСПП Александр Шохин, актриса Юлия Рутберг…

Но вернёмся к законопроекту. Его авторы предлагают позволить каждому субъекту Федерации на своё усмотрение выбирать место и время вырубки новогодних ёлок. Форма разрешительного документа должна будет определяться региональным законодательством. Вот это, пожалуй, и есть самое страшное в рассматриваемом документе. Субъекты уже успели продемонстрировать свою неспособность справиться с управлением и контролем лесного хозяйства. Федеральный Лесной кодекс вступил в действие ещё в январе 2007 года, однако в бюджет некоторых областей до сих пор не заложено даже статьи финансирования охраны леса. Едва ли не самое яркое следствие полной бесхозности лесов – катастрофические последствия пожаров прошедшего лета. Ну а варварская рубка пока не так заметна. Правда, её проявление – лишь вопрос времени.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.02.2011 12:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх