// // Борьба с наркотиками вреднее самих наркотиков

Борьба с наркотиками вреднее самих наркотиков

958

Гоним дурь

Аптечный конкурент героина убит. И наркоманы волей-неволей потянутся к наркодилерам. фото: ИТАР-ТАСС
Аптечный конкурент героина убит. И наркоманы волей-неволей потянутся к наркодилерам. фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Никонов хорош хотя бы тем, что его мнение не совпадает ни с мнением редакции, ни с многовековыми устоями прогрессивного человечества. Александр всегда и практически во всём профессионально оппонирует общественному мнению. Он готов обстоятельно доказывать пользу потребления пива и бесполезность Европейского суда по правам человека. Сегодня Никонов решил с высоты своего аналитического ума обрушиться на антинаркотическую кампанию. Получилось очень неоднозначно, но весьма убедительно.

У моего папы вскочила болячка – комариный укус расчесал. Пошёл к врачу. Врачиха прописала для отвода глаз какую-то мазь, после чего спросила:

– Вообще-то, лучше просто раствором марганцовки промывать. Быстрее прошло бы. У вас не осталось марганцовки с прежних времён?

– Да я в аптеке куплю, – сказал папа.

– Уже не купите, – покачала головой врачиха. – Её запретили.

– Как? – удивился папа. – Почему?

– А наркоманы использовали марганцовку как промежуточный реактив для производства наркотика из аптечных составляющих.

– А я тут при чём? – удивился папа.

И на это папе никто ответить не может. Потому что нет ответа на вопрос, отчего из-за плохих людей должны страдать хорошие. Почему наше долбаное патерналистское государство повернулось лицом к отбросам общества, насильно их опекая, и отвернулось от всех остальных граждан? Почему из-за ничтожной кучки наркоманов, не составляющих даже 1% от численности страны, должна страдать вся остальная держава? Почему ублюдков государство ставит превыше нормальных граждан, ущемляя интересы народа ради маргиналов и опущенцев?..

Давно и не мной замечено: любая бюрократическая структура, которая не зарабатывает деньги сама, а существует на бюджетные ассигнования, имеет тенденцию расширяться, расти в штатах и функциях и требовать дополнительных средств. Это общесистемный закон, который срабатывает и в биологии (так живут, например, паразиты), и в социальной жизни (так живёт, например, Госнаркоконтроль).

Не так давно по всем каналам прошло сообщение о том, что с 1 июля 2012 года «список ведомств, которым положены мигалки и сирены, пополнится Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков». Вы в курсе, что это означает? На бюрократическом языке это означает повышение статуса службы. Только самые высокие бояре в нашей административно-феодальной стране могут позволить себе мигалки, как в средневековой Англии только члены королевской семьи имели право носить фиолетовый цвет – всех остальных за это казнили.

Кроме того, что в ФСКН растут штаты и зарплаты, автомобили наркотических контролёров теперь обретут особую цветографическую раскраску – кузова «антинаркотических» иномарок будут выкрашены в белоснежный цвет, а по борту у них пройдёт скромная и строгая полоса нежно-зелёного цвета с надписью «Наркоконтроль», чтобы торговцы смертью издалека видели и слышали – их едут контролировать.

Как видите, Госнаркоконтроль вопреки здравому смыслу прихорашивается, словно девушка на выданье, и активно доит из налогоплательщиков деньги, причиняя при этом самим налогоплательщикам немалые и бессмысленные неудобства. Ранее запретили марганцовку. Теперь вот запретили модафинил, который разрешён даже в Америке, славящейся своей параноидальной борьбой с наркотиками. Запретили кодеинсодержащие препараты, и на днях я получил от моего читателя отчаянное письмо:

«Долбаные запреты! У моей матери низкое давление, постоянные головные боли, которые можно было снимать СедалгиномНео из-за содержащегося в нём кодеина, поднимающего давление. Не-е-е-т! Теперь нельзя: кодеин – наркотик! Его жрут наркоманы, позаботимся о наркоманах! А на нормальных людей им плевать! Да пусть они хоть все передохнут, эти наркоманы, мне на них похрен! Теперь моей матери придётся страдать…»

По теме

А уж если мы вспомним раковых больных в терминальной стадии, которые мучаются от невыносимых болей из-за сложностей с выписыванием опиатов, ситуация становится совсем трагичной. Борьба с наркотиками в нашем обществе приобрела уже все признаки паранойи.

Действительно, налицо ситуация кафкианского абсурда: чтобы пятеро не утонули, давайте запретим купаться всем!.. Но иначе бюрократический паразит жить просто не может: он всё время вынужден имитировать бурную деятельность, чтобы оправдать своё существование (то есть вредить нам за наш счёт).

И я даже не имею в виду, что некоторые сотрудники этой славной организации на местах зачастую становятся «крышей» для наркодилеров по известному принципу Жванецкого «Кто что охраняет, тот то и имеет». Об этом тысячекратно писали в прессе. Равно как и о другом: вы и сами, наверное, не раз читали в газетах, как сотрудники Госнаркоконтроля померли прямо на рабочем месте, тестируя наркоту. Одни заголовки чего стоят: «Офицеры столичного наркоконтроля умерли из-за передозировки наркотиков». Но, повторю, речь сейчас не об этом. А о пороке самой системы…

Однажды я был экспертом в программе Малахова, посвящённой «крокодилу». «Крокодил» – это один из ужасных самодельных наркотиков, которые наркоманы варят из аптечных ингредиентов. И, как всякая грязная самоделка, он чертовски вреден. От него через непродолжительное время человек начинает просто разлагаться, буквально гнить заживо. И через пару-тройку лет умирает. Вся та программа «Пусть говорят» была затеяна как часть пропагандистской кампании по очередному запрету очередных лекарств. Нам показали гниющих, трясущихся наркоманов, бабушка одного из них рассказала, как её больной внук постоянно тянул из неё деньги «на аптеку» и воровал у соседей. Государевы люди из ФСКН настаивали: они варят «крокодил» из таких-то и таких-то препаратов, так давайте их запретим!

Простая логика?

Ведь кому выгоднее всего запрет аптечных ингредиентов? На кого работают Госнаркоконтроль и правительство, внося те или иные безопасные сами по себе лекарства в запрещённый список?

На героиновую мафию?

Потому что лекарства в аптеке дешевы и себестоимость «крокодила» была невелика. Героиновая мафия терпела убытки. Теперь же аптечный конкурент героина убит. И наркоманы волей-неволей потянутся к наркодилерам. А героин стоит очень дорого! Значит, нас ждёт ещё и рост преступлений, совершённых наркоманами в поисках денег на дозу. Наркоман – человек конченый. Он себя не контролирует. Ему главное – уколоться. Вы хотели бы, чтобы вашего сына или дочь зарезали на улице за 100 рублей в поисках денег на дозу?

Не потому ли Госнаркоконтроль работает на руку мафии, что без мафии он сам будет просто никому не нужен?

А ведь наркомафию можно легко ликвидировать! Вместе с преступностью самих наркоманов. Как? Да просто выдавать в наркодиспансере зарегистрированным наркоманам дозу героина или метадона (заменитель героина) бесплатно. Именно такие метадоновые программы и внедряются сейчас на Западе. От них одни плюсы. Судите сами…

Это ликвидирует преступность среди наркоманов и повысит нашу с вами безопасность – опущенцам больше не надо будет добывать ножом деньги на дозу. Между тем, по разным данным, до трети всех имущественных преступлений и ограблений совершают наркоманы. Сокращение преступности на треть – плохо ли?

Это подкосит наркомафию, потому что дешевле, чем даром, не продашь.

Это продлит жизнь наркоманам с «крокодиловых» 2–3 лет до 10–20 лет за счёт стерильных шприцев и чистоты наркотика.

Это, наконец, гораздо дешевле, чем содержать громадный Госнаркоконтроль, поскольку при фабричном производстве наркотики не дороже аспирина, а ФСКН вынимает из нашего кармана миллионы долларов на зарплаты генералам, бензин, машины, да и просто вышибает тысячи здоровых мужиков из реальной экономики…Именно поэтому комиссия ООН, проанализировавшая вопрос борьбы с наркотиками, пришла к выводу, что война с наркотиками приносит обществу больше вреда, чем сами наркотики. Да и сам директор ФСКН России Виктор Иванов признался в своём интервью газете «Труд», что спецслужбы всего мира перехватывают лишь 10–15% всего мирового наркотрафика. Вот такова эффективность мировой карательной машины – она практически бесполезна! Если все антинаркотические службы распустить, практически ничего не изменится.

Однако предложения о введении метадоновых программ в нашей стране жёстко пресекаются Госнаркоконтролем. Его служащие округляют глаза и буквально вопиют: «Вы хотите, чтобы государство в лице врачей само давало наркоманам наркотик?»

Да, хотим, потому что это лучше, чем если тот же наркотик даст больному преступность. Между бандитом и врачом я всегда выберу врача, он мне как-то симпатичнее. А ликвидировать вообще все наркотики в обществе невозможно: они уже давно изобретены, и среди миллиардов людей всегда найдётся несколько миллионов отчаянных сорвиголов, которые будут их делать и поставлять. Повесите одних наркодилеров, придут другие. Если уж в тюрьмах строгого режима можно купить дозу, то в открытом обществе полностью избавиться от наркотиков попросту невозможно. Но можно избавиться от наркомафии!

Опубликовано:
Отредактировано: 25.07.2012 16:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх