// // Без срочных изменений промышленности грозят стагнация и сползание в кризис

Без срочных изменений промышленности грозят стагнация и сползание в кризис

363

Катись-провались

3
В разделе

Российская промышленность балансирует на грани скатывания из стагнации в рецессию. И если европейский кризис через год-полтора пойдёт на спад, то российский грозит затянуться без кардинального изменения существующей экономической модели.

Деловой климат, измеряемый Центром конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, в марте ушёл в минус – впервые за последние 10 месяцев. «Исходя из мнений респондентов можно с осторожностью утверждать, что акцентированных признаков перехода отрасли из стагнации в рецессию пока нет, – говорится в докладе исследователей. – В марте текущего года деловой климат в отрасли находился в тяжёлом, но не безнадёжном состоянии».

Картина действительно тревожная. Оценки руководителей флагманских предприятий промышленности России по ключевым показателям (спрос, производство, финансы и численность занятых) пока что лучше, чем в острый период кризиса конца 2008 – начала 2009 года. Но эти оценки, кроме загрузки производственных мощностей, весьма далеки от докризисных показателей и даже посткризисного периода. А главное, похоже, март стал началом тенденции к их понижению. «Складывается впечатление, что выйти в ближайшие годы на докризисные параметры состояния делового климата без кардинального изменения существующей модели экономического роста промышленности уже не удастся», – резюмируют авторы доклада.

Спрос на экспорт сырья начал падать

С начала 2013 года статистика по промышленному производству фиксирует результаты со знаком минус. Причём если в январе этот показатель составил минус 0,8%, то по итогам февраля – минус 2,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Динамика, как видим, негативная. На недавнем заседании экономического клуба ФБК эксперты пришли к выводу, что этому способствуют снижение спроса на энергоносители, переменчивая налоговая политика и общая неопределённость в мировой экономике.

Во-первых, падает внешний спрос на главные продукты российского экспорта – сырьё. Это обусловлено кризисом, прежде всего в ЕС, важнейшем внешнеэкономическом партнёре для РФ. Там макроэкономические показатели также ухудшаются. В январе 2013 года промышленное производство Евросоюза сократилось на 1,7%.

Во-вторых, увеличивается налоговая нагрузка на бизнес. Растёт НДПИ, страховые взносы за сотрудников, работающих на вредном производстве (вредными считаются примерно треть отечественных предприятий). Уже удвоились страховые отчисления для самозанятых граждан. По мнению директора департамента стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, налоговая нагрузка будет и дальше расти. «В первую очередь за счёт увеличения страховых платежей и акцизов, – поясняет он. – А рост фискальной нагрузки дестимулирует экономическую активность».

Третьим фактором, способствующим сокращению промпроизводства, является общая неопределённость в мировой экономике: пока все меры, предпринимаемые правительствами США и ЕС, служат облегчению текущей ситуации, а никак не решению проблем.

Именно вышеперечисленные три фактора, по опросу предпринимателей, ежемесячно проводимому Росстатом, являются наиболее значимыми для роста или стагнации промпроизводства, отмечается в докладе Центра конъюнктурных исследований ВШЭ. Следующими по значимости предприниматели называют недостаток собственных финансовых ресурсов и высокие ставки по кредитам.

По теме

По мнению Николаева, российская экономика на второй волне кризиса уже с 2011 года, когда промышленный рост остановился. По его мнению, плавное ухудшение ситуации – отличительная особенность второй волны кризиса, что гораздо хуже стремительного обвала 2008-го. «Кризисы, которые развиваются плавно, более тяжёлые, и выходить из них сложнее. А вторая волна кризиса развивается именно по такой траектории», – поясняет эксперт.

Около ноля

Директор Центра конъюнктурных исследований Георгий Остапкович более осторожен. По его мнению, ближайшие два месяца должны определить направление тренда развития промышленности на 2013 год. «Несмотря на фальстарт, который взяла отрасль в начале текущего года, промышленности, исходя из мнений респондентов, всё-таки удастся вернуться на траекторию развития 2012 года, выраженную в балансировании вокруг оценки «ноль», и не скатиться в рецессию, – надеется он. – Вместе с тем необходимо отдавать себе отчёт, что одних желаний «директорского корпуса» мало, необходимо анализировать складывающуюся макроэкономическую ситуацию».

С макроэкономическим фоном, считает эксперт, если не произойдёт каких-либо тектонических сдвигов в мировых ценах на углеводородное сырьё, в 2013 году вряд ли что изменится. «Финансовая система работает достаточно стабильно, – говорит он. – Правда, получить длинные деньги у коммерческих банков на проведение модернизационных и инновационных мероприятий остаётся несбыточной мечтой подавляющего числа российских промышленных предприятий. Те 12–15% предприятий, которые получили долгосрочные кредиты, имеют государственные гарантии (по типу АвтоВАЗа), или за них ходатайствовали лоббисты на высоком уровне, или они предложили банкам такие мотивационные условия по выдаче кредитов, что те не смогли отказаться».

Ситуация на рынке промышленного труда выглядит также достаточно стабильной, добавляет Остапкович. «Из-за принятых налоговых ужесточений проблемы в 2013 году могут возникнуть у предпринимателей из малого и микробизнеса. Однако для промышленности этот сегмент не является существенным», – поясняет он. Инфляция последние три года держится на лучшем уровне за прошедшие постсоветские годы. «Существующие мировые цены на основную продукцию российского экспорта позволяют обслуживать государственный бюджет практически с нулевым балансом», – считает эксперт.

Все перечисленные факторы позволяют надеяться на развитие событий в промышленности как минимум по прошлогоднему сценарию, приходит к выводу Остапкович. Однако прошлогодний сценарий назвать оптимистическим сложно: это стагнация с элементами вялотекущего роста обрабатывающей промышленности. Причём локомотивом для обрабатывающей промышленности продолжает служить автопром. Однако эксперты не раз отмечали, что его рост, вначале подстёгнутый государственной программой выкупа автохлама, а затем продолженный за счёт посткризисного восстановления доходов граждан и возврата автокредитов, по мере обновления автопарка, приостановленного кризисом, будет падать.

Не в этой экономике

«Чтобы добиться более впечатляющих успехов, необходимо провести ряд серьёзных мероприятий, о которых все знают и о которых говорится на всех уровнях в течение всего посткризисного периода», – говорит Остапкович.

Это прежде всего переход на новую модель экономического роста, основанную на модернизации, инновациях и инвестициях и ориентированную не только на внешнеэкономический спрос, но и на предложения, в том числе на продукцию обрабатывающей промышленности. Что для этого делать, тоже много раз говорилось. Прежде всего перестать строить инфраструктуру для сырьевой экономики – те же трубопроводы, нефтеналивные терминалы и т.д., начав строить инфраструктуру для экономики высокого передела: дороги, мощности по глубокой переработке сырья и проч.

Необходимы принципиальное улучшение предпринимательского, в том числе инвестиционного климата, улучшение институциональной среды, включая судебную и правоохранительную системы, создание условий для развития конкуренции и роста производительности труда, ликвидация или хотя бы минимизация административных барьеров и коррупционного налога на пути ведения бизнеса. Иначе ситуация с зависшими на Кипре деньгами российских предприятий может стать началом сворачивания промпроизводства в важнейших отраслях. «У нас так устроено производство, например, в металлургии, что основные денежные потоки идут через офшоры. Кроме того, 20% иностранных инвестиций поступало в РФ через Кипр», – говорит директор Центра развития НИУ ВШЭ Наталья Акиндинова. Также через кипрские банки многие компании проводили транзитные операции. Кризис на Кипре сократит приток инвестиций в РФ, прогнозирует Акиндинова.

Конечно, сегодня одной из главных причин торможения экономики в целом и промышленного производства в частности является ухудшение общемировой экономической конъюнктуры, особенно в еврозоне, признаёт Остапчук. «Однако устранение данных причин от нас мало зависит, – говорит он. – Но, учитывая цикличность экономических процессов, через год, максимум полтора ситуация на мировых рынках наладится, и желательно, чтобы российская промышленность подошла к этому периоду подготовленной».

Можно предложить ещё один вариант ускорения экономического роста, считает Остапчук, но он носит больше теоретический характер, и проверить его в России можно только экспериментальным путём, хотя экономически развитые страны давно задействовали данный механизм и в целом с успехом его применяют. Это в срочном порядке провести ускоренную приватизацию промышленных предприятий, находящихся под контролем государства, хотя бы тех, которые не являются стратегическими объектами. «Может быть, торможение экономики, в том числе промышленности, связано с избыточным присутствием государства, и необходимо с него снять нагрузку, передав регулирующие функции более эффективному частному собственнику», – полагает эксперт.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.04.2013 15:19
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх