// // Белоруссия создаёт региональные армии. Россия может перенять этот опыт

Белоруссия создаёт региональные армии. Россия может перенять этот опыт

463

Воинское подразделение

Лукашенко воплотил в жизнь мечту экс-главы Генштаба России Балуевского
Фото: Коммерсантъ
Лукашенко воплотил в жизнь мечту экс-главы Генштаба России Балуевского Фото: Коммерсантъ
В разделе

В союзной Белоруссии созданы войска территориальной обороны – президент Александр Лукашенко фактически применил у себя так и не реализованную российскую идею пятилетней давности. Командовать региональными армиями, общая численность которых порядка 120 тыс. солдат и офицеров, будут белорусские губернаторы, а также мэр Минска. Почему Лукашенко пошёл на столь неоднозначный шаг, одновременно ослабив центральную и усилив региональную власть, внятно никто так и не объяснил. В России, к примеру, перспективы формирования региональных войсковых подразделений сочли небезопасными для государственного устройства. Так или иначе, в Москве будут внимательно следить за тем, насколько удачным окажется эксперимент соседей.

Войска территориальной обороны создаются в Белоруссии не параллельно действующей армии – подразумевается, что они станут её новой основой. Каждая область получит 20-тысячное воинское формирование для обеспечения собственной безопасности. Солдат и офицеров региональных подразделений уравняют в правах с другими военными, но подчиняться они будут непосредственно генерал-губернаторам, а не президенту. Со стороны этот ход Лукашенко кажется, мягко говоря, неоднозначным. Ведь, передав главам регионов руководство вооружёнными людьми, он, по сути, поставил под угрозу собственную, доселе практически ничем не ограниченную власть. Мало ли как сложатся его отношения с региональными лидерами. И как знать, не развернёт ли однажды кто-нибудь из опальных генерал-губернаторов свои войска против главы государства и не устроит ли военный поход на Минск?

Указ о формировании региональных боевых соединений Лукашенко подписал ещё 1 февраля этого года, но тогда эксперты сочли, что речь идёт о неких хозяйственных подразделениях, обеспечение которых возьмут на себя областные власти, не более того. Сомнения появились после того, как был обнародован план территориальной обороны республики.

Среди задач, ставящихся перед региональными подразделениями, в частности, значились «выполнение отдельных боевых задач при отражении акта вооружённой агрессии», «борьба с десантно-диверсионными силами противника и незаконными вооружёнными формированиями» и даже «ведение вооружённой борьбы на временно оккупированной противником территории». Но даже тогда сочли, что речь идёт скорее о формировании народного ополчения. Смущало в первую очередь то, что территориальные боевые единицы изначально предполагалось укомплектовать военнослужащими запаса. И вот только теперь Лукашенко внёс окончательную ясность: отставники будут привлекаться в региональные подразделения наряду с действующими офицерами, солдат будут призывать местные военкоматы, а целью мероприятия станет «военная организация государства по защите суверенитета и территориальной целостности при возникновении военной угрозы и в военное время».

Финансировать региональные войска, по-видимому, будут не только из государственного бюджета или за счёт финансовых резервов регионов. «Я вчера не зря сказал о наших коммерсантах, бизнесменах – им-то терять больше, чем кому-то здесь, в этой стране, – заявил президент Белоруссии, обращаясь к новоиспечённому генерал-губернатору, председателю Мингорисполкома Николаю Ладутько. – Им надо занять своё место и подумать над тем, как привлечь личный резерв к обеспечению безопасности государства». Таким образом, подкармливать региональные войска разрешат местечковым предпринимателям. Остаётся неясным, что произойдёт, если бизнесмены однажды сочтут, что опасность для них исходит прежде всего от главы государства? И не перебьют ли предприниматели друг друга с помощью прикормленных армий?

По теме

В Генштабе России к новой оборонной концепции Лукашенко относятся с изрядной долей скепсиса. Дело в том, что в случае нападения извне – а подразумевается, что нападающей стороной могут стать только страны НАТО, – неприятель, оснащённый сверхсовременными средствами оптической и радиотехнической разведки, а также средствами дальнего радиолокационного обнаружения и наведения, сможет удерживать под контролем все жизненно важные военные и гражданские объекты и следить за любыми перемещениями войск. И никакой разницы, противостоит ли ему региональная или какая-то другая армия, в общем-то, нет. В чём же тогда смысл формирования генерал-губернаторских войск? Эксперты дают однозначный ответ: такие войска могут быть использованы в карательных целях.

Собственно, ничего нового Лукашенко не придумал, он попросту скопировал так до конца и не реализованную оборонную концепцию, которую собирались опробовать в России несколько лет назад. В мае 2006 года на заседании коллегии Министерства обороны РФ было принято решение о создании в 2010–2015 годах региональных командований Российской армии. Автором идеи называли тогдашнего главу Генштаба генерала армии Юрия Балуевского, а смысл нововведения заключался в том, что командование войсками будут осуществлять из трёх региональных «командований» – Южного, Западного и Восточного, а также Командования специального назначения, которому подчинялись бы общероссийские силы ПВО. Идея предусматривала создание нескольких региональных боевых подразделений на юге страны, на Урале и в Сибири – они-то и должны были стать так называемыми генерал-губернаторскими армиями. Региональному командованию должны были переподчинить в первую очередь артиллерийские и инженерные части, подразделения ПВО, ВВС и связистов. Впрочем, и инициатива Балуевского была не оригинальна: он лишь взял на вооружение концепцию, выдвинутую ещё в 1980 году главой Генштаба Вооружённых сил СССР маршалом Советского Союза Николаем Огарковым. Но в ЦК к его идеям отнеслись неоднозначно – опасались того, что «главнокомандования» в регионах могут способствовать формированию регионального сепаратизма. И от идеи Огаркова предпочли отказаться.

Забуксовала и концепция Балуевского. Дело в том, что реформа предполагала резкое сокращение генеральских должностей – их должны были лишиться как минимум 300 человек. Оппоненты Балуевского выдвинули тезис о том, что региональные командования резко понизят значение окружных штабов – собственно, эти структуры в любом случае дублировали бы друг друга. Другим доводом противников регионального подчинения стало то, что реформа чревата подрывом мобилизационной подготовки населения и оборонно-промышленного комплекса страны к будущей войне.

Ну а главной угрозой сочли риск роста регионального сепаратизма. В Минобороны припомнили недавнее прошлое: в начале 90-х годов войсковые подразделения, подчинённые региональным властям, создавали у себя президент Татарстана Минтимер Шаймиев и губернатор Свердловской области Эдуард Россель, о собственной «степной армии» грезил и президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. Все эти руководители считались главными раздражителями центральной власти, и было понятно, к чему могут привести их опыты с собственными армиями.

Тем не менее к идее создания региональных боевых единиц в нашей стране продолжают то и дело возвращаться. Так, .

Сторонники региональных армий ссылались на западный опыт – в первую очередь Норвегии, Швейцарии и Соединённых Штатов. Армии этих стран сформированы по так называемому смешанному армейско-ополченскому принципу и финансируются не только за счёт оборонных ведомств, но и из средств тех регионов, в которых базируются. К примеру, полумиллионную Национальную гвардию США содержат отдельные штаты. Аналогичным образом устроено финансирование соединений гражданской обороны Швейцарии, где часть денежного довольствия выплачивают кантоны.

В целом же кадровые военные относятся к идее создания региональных армий скептически. Так что лучше пока поглядим, приживётся ли нововведение у соседей в Белоруссии.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.11.2011 11:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх