// // Медведеву показали дома для молодых семей, которые через год снесли

Медведеву показали дома для молодых семей, которые через год снесли

1481

Таун хаос

Вместо современных коттеджей пейзаж Александровки «украшают» руины
Вместо современных коттеджей пейзаж Александровки «украшают» руины
В разделе

В Воронежской области жители маленького села Александровка оказались заложниками президентского национального проекта «Доступное жильё». Пять лет назад они польстились на предложение областных властей купить относительно дешёвое жильё, рискнули и прогадали. Кто-то потерял приличную сумму денег, другие остались и вовсе без вложенных средств и домов. А те, кто всё-таки поселился в посёлке, теперь вынуждены терпеть большие неудобства. Корреспондент «Нашей Версии» побывал на месте событий.

Национальный проект «Доступное жильё» стартовал в Воронежской области в 2006 году. В его рамках планировалось обеспечить жильём 1200 семей. Специально для строительства был выделен земельный участок в селе Александровка Новоусманского района, что в двух километрах от Воронежа. Поселиться в нём должны были молодые семьи, военнослужащие, переселенцы с Севера – словом, те, кто мог рассчитывать на помощь государства в решении своей жилищной проблемы. Кстати, несколько таких домиков показывали в мае 2006 года будущему президенту Дмитрию Медведеву. Но спустя несколько месяцев строительные компании коттеджи разобрали. Дело в том, что дома оказались построены на земле, принадлежащей не областной администрации, а частному предпринимателю. Ему чужие постройки, естественно, были не нужны.

Несмотря на этот казус, строительство продолжилось уже на том участке, который находился в собственности области. Цена квадратного метра была заявлена низкая – 9600 рублей (среднерыночная в тот год – 24 тыс. рублей). Что важно, 35% от вложенных в покупку дома денег участникам программы «Молодая семья» компенсировали из областного и федерального бюджетов. А сама схема продажи коттеджей выглядела следующим образом. Администрация области для контроля процесса строительства учредила государственное унитарное предприятие «Свой дом». Организация объявляла конкурс и заключала договоры с подрядчиками – кто непосредственно занимался строительством. Покупатель, в свою очередь, заключал договор с ГУПом, ему клиент перечислял деньги за коттедж, и второй договор – с подрядчиком, у него он выбирал проект будущего дома. ГУП «Свой дом» расплачивался с организациями лишь по факту, то есть после окончания работ. Подобная схема была задумана для того, чтобы избежать возможного мошенничества со стороны подрядчиков. Когда, к примеру, подрядчик, взяв деньги, исчез бы, ничего не построив.

Национальному проекту областные власти прочили большое будущее. Однако не прошло и года, как с момента его старта произошёл первый сбой. Две подрядные организации – «Созидание» и «Каменный век», выигравшие конкурс на возведение коттеджей и таунхаусов, обанкротились и не сумели довести все работы до конца. Одним покупателям (а их набралось несколько десятков) достался в «наследство» фундамент, другим повезло больше – ещё и голые стены. Вчерашние покупатели «доступного» жилья отправились в суд, чтобы взыскать с ГУПа «Свой дом» деньги. Ведь именно эта компания должна была следить за качеством работы. И действительно – вложенные средства они получили назад. Но дело в том, что на них .

Кроме того, не все покупатели согласились забирать деньги. Владимир Чекмарев, один из участников проекта, рассказывает «Нашей Версии», что до сих пор через суд судится с ГУПом. Мужчина пытается заставить компанию построить дом. Подрядчик «Созидания», с которым он заключил договор в 2007 году, обанкротился и исчез. Следовательно, ГУП «Свой дом», как ответственная структура, обязано было найти новую строительную компанию и довести начатое дело до конца. Руководство организации не захотело этого делать и предлагает ему забрать деньги. Владимир не соглашается. И вот почему. Тогда, пять лет назад, он собирался купить двухкомнатную квартиру, но поддался заверениям властей о доступном жилье и стал участником нацпроекта. Если он всё-таки возьмёт обратно деньги, их хватит сегодня только на однокомнатную квартиру.

По теме

Не обошлось в реализации нацпроекта и без откровенного криминала. Так, один из подрядчиков – «Воронежская строительная компания-2» – выиграл конкурс на строительство коттеджей. И всё бы ничего, если бы генеральный директор организации под шумок не стал заключать договоры с теми, кто не имел права претендовать на покупку жилья. Руководитель находил клиентов по опубликованным в газетах объявлениям. Покупатели, видимо, были не прочь на халяву приобрести дом, ведь цена квадратного метра была почти в два раза меньше среднерыночной. Директор брал у людей деньги и взамен ничего не строил. В итоге в отношении него было возбуждено уголовное дело, и суд приговорил его к 5,5 года лишения свободы.

Между тем череда неприятностей у нацпроекта не прекращалась. «Доступное» жильё постепенно становилось всё недоступнее. Дотации государства на покупку жилья в виде выплаты субсидии с каждым годом выдавались всё меньшему числу желающих. То есть дома, которые должны были продаваться с учётом выплаты покупателю субсидии, влетали молодым семьям в копеечку. К примеру, из 1,5 тыс. семей, стоящих в 2008 году в очереди на её получение, реально ею воспользовались 200 человек. А из 147 молодых семей, поселившихся в итоге в Александровке, лишь 35 выдали субсидию. Получалось, что люди покупали коттеджи либо за свой счёт, либо за счёт взятого в банке кредита. Да, цена квадратного метра сначала была заметно ниже рыночной. Зато потом стала увеличиваться и дошла до 23 тыс. рублей. Вот если бы из этой суммы компенсировали 35% расходов, тогда было бы другое дело.

Впрочем, коттеджный посёлок в Александровке с трудом, но был построен. В нём сейчас расположено 200 домов, то есть шестая часть от запланированных пять лет назад объёмов. Впрочем, и у этих счастливчиков жильё вызывает массу нареканий. Алексей Рощенко, участник программы «Молодая семья», купил дом в Александровке осенью 2007 года. За него он отдал 1,1 млн рублей (12,6 тыс. рублей за «квадрат»), позже ему выдали субсидию – почти 400 тыс. рублей.

– Когда мы с женой заселились в дом, удивились, сколько здесь было недочётов, – вспоминает Алексей. – Внутренней отделки сделано не было, порожек возле дома мы тоже не нашли. Для того чтобы привести в порядок коттедж, пришлось вложить ещё 0,5 млн рублей.

Тем не менее Алексей доволен своим участием в проекте. С одной стороны, за 1,6 млн рублей можно было купить «двушку» в Воронеже, но с другой – свой дом, на его взгляд, гораздо лучше. Сосед Алексея Сергей Наумов поселился в Александровке на год позже, квадратный метр стоил уже 15 тыс. рублей. Субсидии он не дождался, и теперь вряд ли вообще её получит: осенью ему исполнилось 36 лет (35 лет – предельный возраст для участия в программе «Молодая семья»). Строителями Сергей тоже недоволен, многое доделывал сам. Вообще, Александровка сегодня производит противоречивое впечатление. Дома вроде бы построены, в то же время много пустующих и недостроенных коттеджей.

Проблемы, с которыми жители посёлка вынуждены жить последние несколько лет, у всех одинаковые. До сих пор здесь нет общественного транспорта. Автобус в прошлом году ходил, но по неудобному маршруту. Вскоре его отменили – желающих ездить было мало. Ещё в посёлке нет детского садика, школы, поликлиники. Александровцы учат детей и лечатся в соседнем селе Отрадном – за 10 километров от дома. Кроме того, у жителей нет домашнего телефона и Интернета.

– Вода у нас плохая, из крана идёт мутная жидкость, – вздыхает Алексей. – Трубы зимой со страшной силой мёрзнут, приходится оставлять на ночь включённой горячую воду. Много, конечно, в посёлке дефектов.

Мусор из посёлка вывозят раз в неделю, а то и в две недели. И, наконец, постоянно приходится что-то достраивать.

– Я не знаю, как можно было такие дома принимать к сдаче? – удивляется Алексей. – Нашему соседу сделали веранду не со стороны улицы, а со стороны огорода. Нужно обходить вокруг, чтобы попасть внутрь.

А вот в другой части посёлка очень мало жителей. В основном там стоят пустые домики и таунхаусы, рассчитанные на несколько владельцев. Через окно мы заглянули в один коттедж. Внутри установлена газовая колонка, плита, раковина. Казалось бы, приезжай и живи. А желающих что-то не так много.

Выясняя причины развала национального проекта, мы связались с главным застройщиком – ГУП «Свой дом». К cожалению, комментарии получить в компании не удалось: руководство не захотело с нами общаться. Правоохранительные органы в эту историю предпочли не вмешиваться. По крайней мере в областной прокуратуре «Нашей Версии» сообщили, что проверки реализации нацпроекта ими не проводились. Заместитель руководителя департамента архитектуры и строительной политики Воронежской области Владимир Астанин, курирующий строительство коттеджного посёлка в Александровке, назвал основную причину неудавшегося строительства: безответственное отношение отдельных лиц к своей работе. Правда, о ком именно идёт речь, уточнять не стал.

Логично было бы спросить у строительных компаний, почему они не исполнили своих обязательств. Но их уже не найти. Из-за банкротства они были ликвидированы несколько лет назад. Так что возникает вопрос: куда смотрел ГУП «Свой дом», если именно эта компания должна была контролировать подрядчиков?

Воронеж

Опубликовано:
Отредактировано: 10.10.2011 12:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх