// // Арчил Гомиашвили прожил яркую и бурную жизнь

Арчил Гомиашвили прожил яркую и бурную жизнь

212

Для всех он был Остапом

Арчил Гомиашвили прожил яркую и бурную жизнь
В разделе

Кажется, совсем недавно, всего лишь несколько месяцев назад Арчил Гомиашвили давал откровенное интервью для «Версии». Перенеся тяжёлую операцию, он по-мальчишески верил, что с ним ничего не случится, что он одолеет все недуги. И вот печальное известие о его смерти. Выходит, что не все надежды сбываются...

Мне кажется, он не боялся смерти. Когда весной прошлого года медицинское светило поставил Арчилу Михайловичу страшный диагноз — опухоль в лёгких, сказав при этом: «Немедленно на самолёт и в Штаты, спасут тебя только там», — Гомиашвили послушался спеца-профессора. А вернувшись изрезанным (от шеи до пят ему удалили 75 лимфатических узлов), рассказывал о неожиданном приключении с юмором: «Ты знаешь, я был абсолютно спокоен и уверен, что всё обойдётся. Я вернусь домой как ни в чём не бывало. Клянусь!»

Но игры с небесной канцелярией не всегда заканчиваются в нашу пользу. И, что называется, срок истёк. Возможно, что-то предчувствуя уже после 75, Арчил стал заходить к фатальной теме с другой, «гардеробной» стороны: «С возрастом надо привыкать к чёрному цвету». Мудрые и страшные слова. Шутка? Но куда уйдёшь от подтекста!

Жизнь Гомиашвили — готовый документальный роман, в котором не надо привирать ни строчки. Ну, разве что иногда перепутаешь человеческую и актёрскую биографии. Скажем, общий любимец актёр Борис Бабочкин сыграл немало ролей, но народ помнит его только как Чапаева. Более того, если на улице приключилась бы странная встреча с настоящим Василием Ивановичем, то люди его бы не узнали, потому что Чапаев для миллионов зрителей это Бабочкин.

Когда я заговорил с Арчилом Михайловичем на эту тему, он подхватил параллель:

— Вот-вот, то же самое и со мной произошло. Я много сыграл на сцене и в кино интересного, запоминающегося, даже Сталина в эпопее Стаднюка «Война», но в людской памяти я уже 30 лет Бендер. Этот шлейф на всю оставшуюся жизнь. Он мой крест.

Гомиашвили гордился ролью Остапа. Он, шутя, сравнивал свою игру с Бендером и Андрея Миронова, и Сергея Юрского.

— Гайдай и актёры, занятые в фильме, — говорил он, — и я, сыгравший главного героя, угадали, какого Бендера более всего примет народ, зрители. Мы ближе других подошли к первоисточнику.

А в другой раз, когда я в разговоре нарочито нажал на любимую его педаль, Арчил разразился очередной новеллой о том, как благодаря роли Остапа он получил в Москве квартиру. Что тут скажешь — везучий, счастливый человек был!

Он был горячий страстный грузин, и все национальные особенности его характера и таланта были всегда на лице: добродушие, гостеприимство, эксцентричность, стремление к эпатажу, я бы сказал, и жизненный авантюризм. Недаром образ великого авантюриста, искателя красивой жизни так талантливо воплотил на экране именно Арчил Гомиашвили.

Однажды я пришёл к нему с красивой девушкой, и он, расплывшись в комплиментах — «моё солнышко, красавица» — сумел незаметно выудить у неё телефончик. А на другой день, как потом поведала мне моя знакомая, разбудил её в 7 утра и целый час давал ей урок страсти нежной. Редко в ком из 75-летних так играют гормоны. Не чудо ли?!

Гомиашвили и впрямь любил красивую жизнь. Однажды за границей в Баден-Бадене он выиграл в рулетку большие деньги: «Ты знаешь, я три раза не снимал выигрыш с цифры. Представляешь, какая у меня сила воли». По его признанию, именно с этих денег началась коммерческая карьера Гомиашвили — ресторатора и владельца казино. А ведь и здесь судьба подкинула ему весомый улов.

По теме

Коллекция редких дорогих автомашин актёра насчитывала золотую дюжину. Среди них был подлинный раритет — «Лорен-Дитрих», известный всему миру под литературным именем «Антилопа гну». Он выкупил авто у кинокомпании «Мосфильм» и превратил в оригинальную рекламу своего ресторана-казино «Золотой Остап». Но при этом Арчил Михайлович нашёл в себе мужество признать, что казино — это бяка. Особенно у нас в России.

— Я не могу смотреть на это несчастье, — говорил он мне. — Всё связанное с игрой меня стало раздражать. Как испохабили этот бизнес. Вот за рубежом другое дело — там приятно и посмотреть на играющих, и самому тряхнуть стариной. Может быть, мне повезёт ещё раз и я воспользуюсь 402-м способом честного отъёма денег у своих же коллег...

Гомиашвили по-кавказски всегда помнил, что он прежде всего мужчина. Он прекрасно одевался, следил за собой. Вячеслав Зайцев как-то признался: «Как кутюрье, я отдаю ему должное — он очень стильный человек. Мне нравится его дендизм, его манера одеваться и общаться. Он англичанин по духу: очень сдержанная цветовая гамма, корректность, подтянутость. Вкус Арчила чувствуется буквально во всём».

Когда человек покидает этот свет, нам, оставшимся, всегда жаль, что он что-то не успел, не воплотил, недосказал... Так вышло и с Арчилом. Зная о его бестселлерной биографии, насыщенной яркими эпизодами, поразительными жизненными перепадами, я несколько раз предлагал ему написать книгу. И сейчас мне по-настоящему жаль, что вечно занятый-перезанятый, любимый миллионами Гомиашвили не успел оставить мемуары о своей жизни. И теперь останутся только легенды. О человеке и актёре, который, много лет назад объявив с экрана громогласно и уверенно: «Командовать парадом буду я», сполна выполнил своё предназначение...

Опубликовано:
Отредактировано: 29.10.2016 00:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх