// // Антироссийская риторика не помешала постсоветским лидерам обзаводиться недвижимостью в Москве

Антироссийская риторика не помешала постсоветским лидерам обзаводиться недвижимостью в Москве

457

Приют комедиантов

2
В разделе

На минувшей неделе в Грузии разразился скандал: оппозиция прознала о том, что президент страны Михаил Саакашвили через подставных лиц якобы прикупил элитную недвижимость, и не где-нибудь в Штатах или Европе, а… в Москве! Казалось бы, подобная покупка никак не вяжется с антироссийским имиджем грузинского лидера, но это лишь на первый взгляд. Многие политики стран СНГ, исповедовавшие в отношении Москвы крайне недружественную политику, остаток своих дней доживают в Первопрестольной, а их дети обзаводятся не только московской пропиской, но и российским гражданством. Да что там СНГ: непримиримый лидер эстонских правых Йоаким Хелениус не просто скупает российскую недвижимость, но и занимается в нашей стране сельскохозяйственным бизнесом, а бывший латвийский премьер Андрис Шкеле владеет особняком на Рублёвке. Корреспондент «Нашей Версии» разбирался, почему политики антироссийской направленности зачастую стремятся осесть именно в нашей стране?

Слухи о московской квартире Михаила Саакашвили, наделавшие в Тбилиси столько шума, не столь удивительны, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что оба его предшественника – и Звиад Гамсахурдия, и Эдуард Шеварднадзе – в своё время бежали из Грузии не куда-нибудь, а в ненавистную им Россию. Так что Саакашвили попросту следует проторённой дорожкой своих предшественников, видимо, не слишком надеясь на помощь вашингтонских кураторов в случае, если власть у него отберут конкуренты (в Грузии ещё ни разу за всю постсоветскую историю не было случая мирного перехода власти от одного главы государства к другому). Самое невероятное то, что посредниками в приобретении московской жилплощади для нынешнего грузинского президента выступили представители аджарской диаспоры, изгнанные из Батуми не кем-нибудь, а лично Михаилом Саакашвили.

На Михаиле Саакашвили странная традиция грузинских президентов обрастать российской недвижимостью вряд ли прервётся. По слухам, нынешний лидер грузинской оппозиции Зураб Ногаидели, которого прочат в новые президенты страны, тоже обзавёлся квартирой в российской столице при самом активном посредничестве представителей аджарской диаспоры. А возглавляет её не кто-нибудь, а бывший лидер Аджарии Аслан Абашидзе, бежавший в Москву в 2004 году.

Будучи главой аджарской автономии, Аслан Абашидзе не искал покровительства Москвы, как его абхазский и южноосетинский коллеги, а скорее поглядывал в сторону Азербайджана, отдавая представителям этой республики наиболее лакомые куски аджарского бизнеса. Более того, Абашидзе даже упрекал президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе в том, что тот вдруг взял явно промосковский курс. Но когда после прихода к власти Михаила Саакашвили Абашидзе вынужден был спасаться бегством, дружественный, казалось бы, Азербайджан границу ему не открыл. Зато помощь пришла из Москвы: вывозил главу Аджарии из оккупированного анклава лично руководитель Совбеза России Игорь Иванов. На родине Абашидзе заочно приговорили к 15 годам лишения свободы и штрафу в 60 млн долларов, кроме того, он был объявлен в международный розыск по линии Интерпола. За собой изгнанный аджарский лидер перетащил практически всё своё окружение, включая недавно умершего при загадочных обстоятельствах бывшего министра внутренних дел Аджарии Джемала Гогитидзе, крайне, к слову, нетерпимого в отношении всего российского. И сегодня аджарская диаспора в Москве продолжает активно наводить мосты между Москвой и Тбилиси: по слухам, не кто иной, как Абашидзе, стоит за недавними визитами в Москву лидера грузинских оппозиционеров Зураба Ногаидели. Видимо, для того, чтобы не отягощать будущего президента Грузии суетой столичных гостиниц, представители аджарской диаспоры и купили ему квартиру в престижном районе Москвы, в 15 минутах ходьбы от Госдумы РФ. В общем, преемственность в грузинской политике налицо: каждый новый лидер страны начинает с антироссийской риторики, а заканчивает… в российской квартире.

Примерно такая же ситуация поначалу складывалась и в Азербайджане: оба главы республики доалиевской эпохи не гнушались антироссийской риторики, но при этом оба обзавелись недвижимостью в Москве. Второй президент Азербайджана, Абульфаз Алиев (Эльчибей), и вовсе запомнился тем, что во время своего первого визита в Москву в ранге главы государства потребовал переводчика с русского на азербайджанский. Буквально пещерная ненависть ко всему русскому не стала для Эльчибея поводом для отказа от российской недвижимости: первую московскую квартиру на Комсомольском проспекте ему купили представители азербайджанской диаспоры, а вторую – из пяти комнат на Пречистенке – он купил самостоятельно, незадолго до своей смерти.

По теме

А у первого азербайджанского президента роман с Москвой происходил, так сказать, в два этапа. Надо сказать, что в бытность свою главой государства Аяз Муталибов вовсе не отличался пророссийскими взглядами. Когда Муталибов возглавлял Совмин республики, в Баку произошёл первый русский погром, в ходе которого погибли несколько сотен человек и тысячи семей лишились квартир. При Муталибове началась массовая кампания по изгнанию русских из руководства республики и местных муниципалитетов. Тем не менее, когда в 1992 году его отстранили от власти, Муталибов сбежал не куда-нибудь, а в Россию, и поселился в Москве. Квартиру ему, к слову, так же как и Эльчибею, купила азербайджанская диаспора.

Правда, в отличие от остальных постсоветских политиков, проводивших антироссийский курс, но волею судеб осевших в нашей стране, Муталибову в Москве жилось неспокойно. В мае 1995 года его задержали милиционеры на Ленинском проспекте: оказывается, у азербайджанца отсутствовала регистрация. Муталибова препроводили в ОВД муниципального округа «Донской», и там начались чудеса. Со слов задержавших его милиционеров, в отделении Муталибов якобы предъявил им другой паспорт, на сей раз не азербайджанский, а… российский, с пропиской во Владимирской области. Правда это или вымысел, можно гадать, но спустя год, в апреле 1996-го, Муталибова снова задержали, на сей раз по запросу азербайджанской прокуратуры. Накануне из центра столицы Муталибов перебрался в Жулебино и получил московскую прописку (временную или постоянную – информация на сей счёт противоречива). Азербайджану Муталибова так и не выдали, месяц спустя после ареста его освободили, и следующие четыре года он жил в Москве без приключений.

Приключения продолжились в 2000 году, когда Муталибов попытался вернуться к политической деятельности в Азербайджане, возглавив Партию гражданского единства, а с августа 2003 года став сопредседателем Социал-демократической партии. Муталибова, вернувшегося к прежней, не слишком дружественной по отношению к России риторике, выдвинули кандидатом в президенты страны, но ЦИК отказался утвердить его кандидатуру: у экс-президента помимо азербайджанского случайно обнаружился и российский паспорт. Сейчас Муталибов снова, как ни в чём не бывало, живёт в Москве.

Много слухов ходило о московской квартире Юлии Тимошенко, но они в конечном итоге так и не подтвердились. Зато в Молдавии дела обстоят совсем по-иному.

Первый президент Молдавии Мирча Снегур хотя и остался на родине после отставки, но, по слухам, сумел позаботиться о своих детях, купив сыну и дочери по квартире в Москве. Снегур «прославился» войной в Приднестровье, традиционно русском анклаве Молдавии, а также тем, что ввёл негласный запрет принимать на руководящие должности русских и украинцев. А вот преемник Снегура Пётр Лучинский антироссийской риторикой злоупотреблял крайне редко, зато неоднократно пережидал в Москве тяжёлые времена. После своего конфликта со Снегуром в 1991 году Лучинский уехал в Россию и два года работал старшим научным сотрудником Института социально-политических наук, а затем и исполнительным директором Фонда развития общественных наук РАН.

А затем, уже оставив президентский пост в 2001 году, он также несколько лет жил и работал в Москве. Вроде бы и у предпоследнего молдавского лидера, Владимира Воронина, имеется квартира в российской столице, правда, экс-президент предпочитает оставаться в Кишинёве, надеясь вернуть себе пост главы государства.

А вот бывший глава Киргизии Аскар Акаев к открытой антироссийской риторике не прибегал никогда, на словах оставаясь большим другом нашей страны. На деле, правда, он демонстрировал нечто противоположное, вставляя палки в колёса бизнесменам из российской диаспоры в Бишкеке, поощряя негласный запрет русским занимать государственные должности и борясь с русским языком в печатных СМИ и на телевидении. После того, как в 2005 году в Киргизии произошла «тюльпановая революция», Акаев уехал в Москву, устроился преподавать в МГУ (на правах иностранного члена РАН) и поселился на даче, которую ему «любезно предоставило правительство России». Но правительственная дача отнюдь не единственное его прибежище: у сына Илима – гражданина России – прекрасная работа в ЛУКОЙЛе (а до этого он трудился в РАО «ЕЭС») и нет никаких проблем с жильём в Москве.

Но самую большую любовь к столичной недвижимости демонстрируют, как ни странно, латвийские политики, причём отнюдь не центристского толка. Квартирами в Москве в разное время обзавелись несколько бывших премьер-министров Латвии – Иварс Годманис, Вилис Криштопанс, Эмсис Индулис и Эйнарс Репше (двое последних, по слухам, сделали это на средства, полученные от местных олигархов русского происхождения — Григория Крупникова и Валерия Белоконя). Ходят слухи, что квартира в российской столице имеется и у нынешнего главы правительства Валдиса Домбровскиса.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.06.2010 12:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх