// // 270 000 пациентов ежегодно участвуют в лотерее по распределению денег на лечение

270 000 пациентов ежегодно участвуют в лотерее по распределению денег на лечение

447

Квот наплакал

3511 больных детей пришлось спасать отдельным указом
Фото: ИТАР-ТАСС
3511 больных детей пришлось спасать отдельным указом Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Тысячи тяжелобольных россиян в этом году могут остаться без медицинской помощи. Раковым больным в клиниках предлагают подождать с лечением до следующего года, ссылаясь на то, что квоты на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, выделенные Минздравсоцразвития в 2011 году, уже заканчиваются. В самом министерстве подтверждают, что уже к середине августа квоты на дорогостоящее лечение были исчерпаны на 80%. На прошлой неделе в ведомстве был подготовлен проект приказа, согласно которому предполагается дополнительно предоставить помощь ещё 4727 больным, 3511 из которых – дети.

Как указывают эксперты, подобными мерами проблему нехватки квот всё равно не решить – в отечественном здравоохранении катастрофически не хватает средств, так что получить доступ к дорогостоящему лечению всем нуждающимся всё равно не удастся.

Сама идея введения квот на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) была предложена ещё в 2005 году тогдашним главой ведомства Михаилом Зурабовым. Суть системы квотирования заключается в том, что каждый год Минздравсоцразвития выделяет определённое количество средств (квот), исходя из которых тяжело больные россияне могут пройти необходимое дорогостоящее лечение в федеральных и региональных клиниках. Речь, как правило, идёт о таких заболеваниях, как рак, или травмы позвоночника, или пересадка органов. Всего под ВМП подпадают 20 областей медицины, это акушерство и гинекология, гастроэнтерология, неврология, онкология, нейрохирургия, травматология и трансплантация. Например, в 2010 году помощь по ВМП получили 213 тыс. россиян, на 2011 год было выделено 265,7 тыс. квот, и их нехватка стала ощущаться уже летом текущего года. В частности, в НИИ нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко ещё в конце июля из запланированной на год квоты в 4117 пациентов лечение прошли 3917.

Итог: .

«Наш местный департамент здравоохранения оплатил моей дочери и мне дорогу до Москвы, так как у неё объёмная опухоль заднелобной области и нужна была срочная операция. Но уже в НИИ нейрохирургии выяснилось, что наш документ не гарантирует оплату. Это у нас уже четвёртая операция – раньше никогда никаких проблем с квотой и оплатой не возникало», – переживает мама 17-летней Ксении Андреевой из Ростовской области.

Проблемой нехватки квот на проведение дорогостоящего лечения на прошлой неделе заинтересовался и президент Дмитрий Медведев, потребовавший от правительства в кратчайшие сроки навести порядок в этой области.

«Я посмотрел, это сейчас активно обсуждается людьми. Они пишут об этом, в том числе ко мне обращаются: хочу, чтобы вы навели порядок в этой сфере. Выделенные квоты должны быть полностью обеспечены деньгами. Минфин, надеюсь, это слышит. Мы не можем давать обещания и не платить по ним», – заявил глава государства.

На самом деле, как указывают аналитики, катастрофическая ситуация с квотами в России складывается каждый год. Более того, проблема доступа населения к дорогостоящему лечению в отечественном здравоохранении существует ещё с советских времён – просто тогда она, естественно, замалчивалась. «У нас ещё в СССР было очень много больниц, но непонятно зачем. Средств на оказание медпомощи всё равно не было, нет и сейчас. Хотя появившийся механизм квотирования – одно из немногих положительных изменений, позволивших людям реально получить доступ к медпомощи. Но одновременно возникает и другая проблема – средств не хватает. Но признать, что их не хватает, не хотят», – говорит президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов.

Проблема ещё и в том, что даже тем, кому удалось вписаться в квоты, на практике зачастую оказывается весьма затруднительно пройти весь курс лечения. В среднем на одного больного по квотам государство выделяет порядка 140 тыс. рублей. А, например, при сложной травме позвоночника только стоимость имплантата может доходить до 100 тыс. рублей, не говоря уже о стоимости самой операции, реабилитации и т.п.

«Чтобы дать как можно больше квот, их финансовое обеспечение занижают. Я сравнил бы этот механизм с продуктовыми карточками: например, в блокадном Ленинграде людям выдавали карточки на хлеб, но все знают, какого качества был этот хлеб и сколько его было. Так же и здесь», – говорит Василий Власов.

Сравнение истинного положения дел в отечественном здравоохранении с блокадным Ленинградом весьма показательно. Получается, что более чем за 10 лет активного реформирования системы всё, чего удалось добиться чиновникам – это предоставление «гарантий» оказания медицинской помощи, сравнимой с обеспечением людей продовольствием в военное время.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.09.2011 12:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх