// // Целый месяц – браконьеры, секретные японские объекты, радиация от «Фукусимы» и рыбы-мутанты

Целый месяц – браконьеры, секретные японские объекты, радиация от «Фукусимы» и рыбы-мутанты

870

«Наша Версия» ушла в парусный поход по Курилам

3
В разделе

Принято считать, что Россию можно любить только на хорошей дистанции. То есть удалённо. Что за пределами МКАД редко попадаются удобства, люди там живут по большей части злокозненные, а дорог, пригодных для столичных автомобилей, нет. Это неправда. Ну разве что дорог нет, но оно нам надо? Скажем, Пётр Каменченко, решивший отметить 10-летие морского похода «Версии» по Дальнему Востоку, отлично обошёлся самолётом Москва – Южно-Сахалинск. Дальше – в порт Корсаков, потом – уникальный переход по всей Курильской гряде, который должен завершиться прибытием в Петропавловск-Камчатский. Пётр твёрдо пообещал писать нам при каждом удобном случае. Мы дали Петру честное слово, что непременно станем публиковать его записи. Теперь – получайте. Каменченко отчитался о проделанной работе, проанонсировал свой патриотический маршрут, а заодно предался воспоминаниям.

Ровно 10 лет назад, в июле–августе 2001 года, парусно-моторный тримаран «Попандопула» с командой из четырёх человек совершил поход по Охотскому и Японскому морям в рамках экспедиции газеты «Версия».

Стартовав из печально воспетого порта Ванино («Я помню тот Ванинский порт...»), «Попандопула» прошёл в северную часть Татарского пролива, где попал в сильнейший тайфун. Лишившись руля, части такелажа и одного из якорей, тримаран почти двое суток носился вдоль и поперёк пролива, пока, перескочив риф, не укрылся в заливе Накатова. На берегу залива в разваленной избе одиноко проживал Вован – сторож давно окочурившейся рыбной базы, в огороде у него спал медведь, а на Большой земле Вована уже давно похоронили. Починив судно и оставив горемыке денег на козу, команда продолжила поход. Сначала на север до пролива Невельского, затем на сахалинский берег, вдоль него до южной оконечности острова, на таинственный остров Монерон, где во время Второй мировой войны японцы тренировали своих людей-лягушек-торпед, дальше, через мыс Крильон с его отлично сохранившимися в прибрежных бамбуковых зарослях пушками и тяжёлыми танками ИС в пролив Лаперуза и, наконец, в порт Корсаков.

В результате экспедиции у Вована нашлась сестра – депутат Санкт-Петербургской городской думы, а все участники похода влюбились в Дальний Восток.

Возникла идея пройти дальше. С Южного Сахалина до Камчатки вдоль водораздела Охотского моря и Тихого океана, захватив на этот раз всю Курильскую гряду.

Летом 2009-го всё было готово, но за две недели до отъезда на Дальний Восток трагически погиб наш капитан и создатель «Попандопулы» Саша Беликов. Позвонил около 12 ночи из МГУ, где на чердаке одной из лабораторий возился с лодкой: «Нужно будет ночью связаться с камчатскими погранцами, утром перезвоню, расскажу». Не перезвонил… Приехал домой, сел на кухне за компьютер, почувствовал себя плохо и потерял сознание. Инсульт. После трёх недель комы в московской горбольнице № 7 Сашу сочли бесперспективным и в пятницу вечером отключили от аппарата искусственного дыхания. Капитан ещё пытался бороться, дышал. И дотянул до понедельника. Как потом сообщили, умер он рано утром. Год спустя в этой же больнице умерла моя мама. Не хочу рассказывать, как именно её там «лечили»… Но никогда не соглашайтесь лечиться в 7-й горбольнице…

В 2009 году на Курилы мы не пошли. На подготовку новой экспедиции потребовалось два года. Стала возможной она во многом благодаря Илье Лукомскому – создателю и капитану парусно-моторного катамарана «Котоярви». В 2007 году мы вместе на двух лодках – «Попандопула» и «Котоярви» – ходили на Аландские острова и в Стокгольм. В 2010 году «Котоярви» побывал на Новой земле, пройдя в полярных широтах 2600 морских миль.

По теме

Своё судно Илья начал строить ещё в 1998 году. Официальный спуск на воду состоялся через шесть лет. С тех пор катамаран многократно переоснащался и дорабатывался. Сейчас это один из самых больших и, по всей видимости, самый «продвинутый» самодельный крейсерский катамаран в России. Штатный экипаж из шести человек располагается в одной каюте, представляющей собой, по сути, большую палатку. На подмосковном озере катамаран выглядел бы весьма внушительно, но достаточно ли будет его мореходных качеств, а также нашего опыта и мастерства для 1000-километрового перехода по Тихому океану, да ещё в столь сложном районе? Это один из главных вопросов.

Кстати, почему судно называется «Котоярви»? Существует следующая легенда. Лет 15 назад Илья Лукомский с женой и детьми штормовал на небольшом островке в Белом море. Сильный ветер и волны несколько дней не позволяли выйти в море. Осматривая берег, Лукомские нашли среди плавника спасательный круг, на котором прочли: «Котоярви». В переводе с финского это означает «Дом на озере». Круг взяли с собой, повесили на стену городской квартиры в Южном Бутове, а когда решили построить собственный дом на воде, вопросов о названии уже не возникало.

Немного о районе, в котором в ближайшие полтора месяца будет проходить наш поход.

Курилы – это ожерелье из 56 островов длиной в 1200 километров, «подвешенное» в Тихом океане между Камчаткой и японским островом Хоккайдо. Только четыре острова (Шикотан, Кунашир, Итуруп и Парамушир) обитаемы. На остальных постоянного населения нет. По состоянию на 2010 год, на Курилах проживает 18,5 тыс. человек, в основном в двух городах – Северо-Курильске (о. Парамушир) и Курильске (о. Итуруп), а также в посёлке Южно-Курильск (о. Кунашир).

Своим названием Курилы обязаны древнему народу айнов, несколько тысяч лет проживавшему здесь, но теперь практически исчезнувшему. На языке айнов «куру» – человек. Сами острова же они называли «куру миси» – земля людей.

Острова расположены в зоне высокой сейсмической активности, называемой Тихоокеанским огненным кольцом. Всего здесь около 150 вулканов, 36 из которых действующие, часты землетрясения и цунами. Климат достаточно суровый. Несмотря на то что Южные Курилы находятся на одной широте с Сочи, а Северные – на широте Киева, средняя температура самого тёплого месяца, августа, не превышает на юге – 17 градусов, а на севере – 10. Часто идут дожди, над морем висят затяжные низовые туманы.

На Курилах немало полезных ископаемых, которые, впрочем, никак не разрабатываются.

С 1875 по 1945 год все Курильские острова принадлежали Японии. Во время Второй мировой войны здесь располагалось несколько крупных военных баз, включая стратегический аэродром на острове Матуа с тремя взлётными полосами, подогреваемыми вулканом, и потому действующим круглый год. Из бухты Касатка на Итурупе начали поход на Пёрл-Харбор японские авианосцы.

В августе 1945 года, уже после капитуляции Японии, СССР провёл крупную десантную операцию, в результате которой были заняты все острова, включая несколько, по мнению японцев, совсем не относящихся к Курильской гряде. С тех пор группа островов Хабомаи, острова Шикотан, Кунашир и Итуруп считаются в Японии спорными «северными территориями». Из-за чего мирный договор между нашими странами до сих пор так и не подписан.

Что происходило на Курилах с 1875 по 1945 год, мы практически не знаем. Граждане СССР сюда не допускались, сами же японцы умеют хранить тайны. Готовясь к экспедиции, я прочёл несколько статей с предположениями о том, что на необитаемых островах Курильской гряды до сих пор существуют «законсервированные» японцами тайные подземные аэродромы с сотнями самолётов. Хитро спрятаны склады снаряжения, танковые ангары и даже целые секретные заводы по производству химического и бактериологического оружия.

В этом ряду наиболее перспективным выглядит уже упомянутый Матуа, который очень хотели получить во владение американские военные. Президент Трумен даже сделал Сталину предложение о передаче острова. Но «отец народов» попросил взамен один из Алеутских островов, чем всё и закончилось.

Во время войны американцы многократно бомбили Матуа, упорно пытаясь что-то на нём разрушить, высылали к нему подводные лодки. Японцы сбивали летающие крепости, топили подлодки, превратили остров в мощную крепость. Но куда? Ведь вывезти технику и вооружение у японцев уже не было ни времени, ни средств. Ещё одна загадка Курил, земли, куда направляется наша экспедиция.

И вот мы на Сахалине. «Котоярви», отправленный по железной дороге тремя неделями раньше в виде 24 упаковок общим весом около полутора тонн, добрался до места встречи без приключений. В Южно-Сахалинске очень помогли ребята из поисково-спасательного отряда МЧС России имени В.А. Полякова, пустившие нас на свою базу, вначале в Южном, а затем и на побережье.

Пока собирали судно, могли наблюдать за работой поисково-спасательной станции в посёлке Охотское. Похоже, что МЧС занимается теперь всем. Грибники в лесу заблудились – зовут МЧС, рыбаки тонут – МЧС, пожар, несчастный случай, ДТП, волк из зоопарка сбежал, дверь заклинило… снова МЧС.

– Вот здесь в прошлое воскресенье парень погиб, – рассказывает, пока едем в старенькой «буханке» к пограничникам за отметкой о выходе, водолаз Валера Перминов. – Пошёл колонну дачников по встречке обогнать, а с управлением и не справился. У девчонки его тяжёлая черепно-мозговая, но жива... А вот тут, – минут пять спустя указал он на другое место, – джип перевернулся, поехал на крыше и налетел на трос отбойника. Крышу вместе с головой водителя срезало. Второй тоже убился…

Лесная дорога, озеро (отсюда Валера за одно лето поднял девять утопленников), перелесок, посёлок, городская улица… Вот так ходишь по земле и не знаешь, что на этом самом месте кто-то погиб или кого-то спасли. Глядя по сторонам, мы, обычные люди, вспоминаем какие-то события, встречи… У воспоминаний сотрудника МЧС особая специфика.

В Корсакове пограничники долго не могли понять, куда и зачем мы собрались.

– Рыбу ловить едете? – допытывалась девушка в форме. – Нет? Значит, краба! Тоже нет? Зачем же тогда в море идти? Может быть, вы научники? Ну, тогда так в заявлении и напишите – «с научными целями»...

В понедельник мы получили все необходимые разрешения, собрали катамаран и скатили его на катках в воду. Трудно поверить, что небольшие надувные катки-колбаски способны выдержать почти тонну веса. Теперь нужно поставить мачту, дооснастить лодку, загрузить её всем необходимым и можно выходить…

Продолжение следует…

P.S. Экипаж «Котоярви» выражает благодарность за помощь и содействие начальнику поисково-спасательного отряда МЧС России имени В.А. Полякова Александру Викторовичу Шутову, а также личному составу отряда.

г. Корсаков. Фото автора

Опубликовано:
Отредактировано: 01.08.2011 11:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх