// // Экспедиция «Нашей Версии» по Курильской гряде – 333 мили за кормой!

Экспедиция «Нашей Версии» по Курильской гряде – 333 мили за кормой!

551

Медвежья вахта

Путь с Сахалина на Итуруп экипаж «Котоярви» преодолел за 39 часов
Путь с Сахалина на Итуруп экипаж «Котоярви» преодолел за 39 часов
В разделе

Морская экспедиция «Нашей Версии» по островам Курильской гряды продолжается. К моменту подписания номера в печать наш катамаран «Котоярви» достиг острова Уруп, проделав путь в 333 морские мили. Перед этим экипаж судна побывал на крупнейшем острове гряды – «спорном» Итурупе. Участник экспедиции Пётр Каменченко передал в редакцию репортаж о жизни, проблемах и загадках этого острова.

В северной части острова Итуруп есть речка Славная, а чуть дальше – речка Глушь. Между ними – густо заросшая бамбуком и дудником долина. Если забраться на одну из сопок и посмотреть на долину сверху, откроется целая сеть тропинок. В непроходимых джунглях междуречья их протоптали медведи. Лосось ещё не подошёл, но мишки уже примеряются к своим рыбным угодьям. Медведи на Курилах вполне миролюбивы. У них достаточно корма, поэтому человек в их пищевую цепочку, как правило, не входит. Но мы медведей опасаемся. Если какой-нибудь косолапый решит вдруг из обычного любопытства попробовать лапой надувные баллоны «Котоярви», можно легко лишиться судна. Нечто подобное едва не произошло в прошлом году на Новой Земле. Белый медведь заинтересовался странным сооружением, пришвартованным к берегу, и попробовал на него забраться. Зверя отогнали ракетами, а на боку «Котоярви» появилась заплатка в виде медвежьей лапы.

Чтобы подобное не произошло снова, приходится, вооружившись ракетницей и фальшфеером, нести ночную «медвежью» вахту. Но как ни прислушивался я к каждому шороху во тьме, как ни светил на берег фарой, а утром напротив лодки весь песок оказался истоптан, а рядом с заведённым швартовым якорем красовалась свежая медвежья куча…

С Сахалина на южнокурильский остров Итуруп шли 39 часов, оставив за кормой 220 миль Охотского моря. Самый длинный переход на нашем маршруте прошёл гладко. Спокойное море, ясная солнечная погода, ветер 2 метра в секунду – почти штиль. Вода прогрелась почти до плюс 16 градусов – можно лечь в дрейф, чтобы искупаться. Странное ощущение испытываешь, прыгая с борта в воду, когда под тобой глубина в 3,5 километра. К Курильску – административному центру острова Итуруп и всех Южных Курил – подошли утром. Итуруп – крупнейший остров Курильской гряды – протянулся на 200 километров с юга на север. До середины XIX века остров стихийно осваивался как русскими, так и японцами. Согласно Симодскому договору 1855 года граница между странами была установлена по проливу Фриза, разделяющему острова Итуруп и Уруп. Через 20 лет (1875) Россия уступила все Курильские острова в обмен на единоличное владение Сахалином. После русско-японской войны Япония забрала у России южную часть Сахалина. Границей служила тогда 50-я параллель. А после победы во Второй мировой войне уже СССР не только вернул себе Южный Сахалин, но и присоединил все Курильские острова. Япония посчитала это незаконной оккупацией и не подписала мирного договора ни с СССР, ни с его правопреемницей. Пока же страны разбираются в своих правах и обязанностях, население Итурупа пытается строить собственную жизнь.

Сойдя на твёрдую землю, тут же принялись выяснять, где на острове можно купить бензин, так как на переходе сожгли три четверти из своих запасов.

– Нигде, – развёл руками первый же абориген Курильска. А в это время мимо нас так и мелькали джипы и микроавтобусы – по-местному «японки». – Нам бензин незачем, мы на дизелях ездим.

– А где дизель купить?

– Тоже нигде…

По теме

– И как же вы ездите?

– Достаём.

– Где?

– А это у кого как выйдет. Кто-то у военных, кто-то у погранцов, а кто-то на электростанции достаёт…

– То есть воруете?

– Ну почему сразу «воруете»? Достаём…Ситуация парадоксальная: на острове, где проживают около 7 тыс. человек, имеется парк личного транспорта и даже четыре таксомоторные компании, не говоря о лодочных моторах, нет ни одной АЗС, а горючее приходится «доставать»! Необходимый нам бензин мы достали в «Гидрострое». Достали вполне легально, выписав на бланке заявку на 100 литров, получив необходимую визу начальства, счёт в бухгалтерии и заплатив по 39 рублей за литр в кассу.

Главным системообразующим предприятием Курил является ЗАО «Гидрострой». В 1991 году небольшая строительная компания, имевшая бульдозер и вагончик для рабочих, решила начать ловить и перерабатывать рыбу. 20 лет спустя четверть всей рыбы, вылавливаемой и перерабатываемой в Сахалинской области, пришлось на «Гидрострой», а примерно половина жителей Южных Курил уже работают на её предприятиях. У компании свой рыболовецкий флот, пять плавучих рефрижераторов, четыре рыбоперерабатывающих комплекса, госзаказы на строительство и собственный депутат в Москве. Конечно, есть на Курилах и недовольные деятельностью «Гидростроя». Конкуренты жалуются, что их просто «не пускают» на острова. Самыми же недовольными деятельностью ЗАО оказались японцы. Успешный бизнес россиян на Южных Курилах для них что заноза. Ведь рост населения островов, развитие их инфраструктуры и связей с материком резко снижает шансы на возвращение «спорных территорий».

Япония не только отказывается от общих межгосударственных проектов на Южных Курилах, но и запрещает своим частным предпринимателям любое сотрудничество с местными компаниями или частными лицами.

– Многие японские бизнесмены хотели бы вести с нами дела, и даже пытались наладить связи, – рассказывает заместитель генерального директора ЗАО «Гидрострой» Павел Кравченко, – но на них тут же оказывают давление японские власти. Наша компания для них большая проблема. Если бы тут всё развалилось, а народ весь разбежался, они были бы только счастливы. Не дождутся!

Это похоже на правду. Медленно, трудно, но жизнь на Курилах улучшается, с этим согласны все, с кем мы здесь встречались.

– А вот это наш первый в городе асфальт, – Кравченко показывает на пятачок в сотню квадратных метров у здания главной конторы «Гидростроя». – Две недели назад положили. Теперь начнём в городе дорогу делать.

В 1943 году в 16 посёлках острова Итуруп проживали немногим более 10 тыс. человек. О японском периоде жизни острова известно крайне мало. Нет ни достоверных карт того периода, ни воспоминаний самих поселенцев. Многие полагают, что в недрах острова до сих пор скрыты военные объекты и склады со снаряжением и боеприпасами. Косвенно подтверждают это случайные находки. То вдруг на пляжи вынесет партию медикаментов военного времени, то в сопках обнаружится хорошо укрытый вход в подземные лабиринты. А вот зданий японской постройки в Курильске практически не сохранилось. Зато в 2002 году появилась первая в городе православная церковь. Под неё переделали бывшее здание музея, приделав главку и звонницу прямо к скату крыши. Курильчане охотно ходят в церковь. Батюшкой сейчас служит отец Виталий, откомандированный на Итуруп на три года из Троице-Сергиевой лавры. Жаль, поговорить с отцом Виталием не получилось: вечером батюшка пёк для прихожан просвирки, а утром крестил маленького курильчанина.

В японские времена на речке Славной был довольно большой посёлок со школой, с больницей, синтоистским храмом и кладбищем. О тех временах напоминают фундаменты зданий и хорошо сохранившийся брекватер при входе в реку. Отличного качества бетон совсем не раскрошился. После интернирования японцев в посёлке расположилась погранзастава. Потом пришло распоряжение всё японское уничтожить, в том числе и кладбище. Ровненькими квадратиками надгробий вымостили дорожки. В 1990-е годы, после открытия безвизового обмена между Южными Курилами и Японией, пограничникам поступил приказ кладбище восстановить. Камни, что нашли, из земли повыковыривали, отнесли за посёлок, где и разложили в произвольном порядке, исходя из смутных представлений о японской похоронной традиции.

– Пойдёте к реке, – объяснил дорогу к японскому кладбищу начальник рыбной базы речки Славной Эдуардыч, – там будет пролысина и тропинка вправо, где-то там оно и есть. Ружьё возьмите, мишки шастают…

Найти кладбище оказалось не просто, основательно полазив по бамбучнику, мы наткнулись на отломанную половинку уже не идентифицируемого дорожного знака. Резонно предположив, что просто так дорожные знаки в зарослях не ставят, стали осматриваться. И вскоре нашли в колее заброшенной дороги шесть изящно обработанных серых квадратных камней размером 40 на 40 сантиметров. Наверняка были и другие, только вот всё сильно заросло.

Ночью 2 августа, воспользовавшись спокойным морем, «Котоярви» совершил 11-часовой переход на остров Уруп, по широкой дуге обойдя с охотской стороны пролив Фриза. Для малых судов проливы между Курильскими островами опасны и чрезвычайно сложны. Огромные массы воды мигрируют из Тихого океана в Охотское море и обратно. Течения, ветры, приливы и отливы создают сулой – огромные волны, стоящие в проливах и практически непроходимые для малых судов. Пролив Фриза, названный в честь голландского мореплавателя Мартина Геритсона Фриза, побывавшего у острова Уруп в 1643 году, не исключение. Чтобы не попасть в мощную океанскую «текуху», пришлось проходить его мористее на 10 миль. И всё равно было непросто. Температура воды упала до плюс 3 градусов. Воздуха – до плюс 6. В воздухе висит водяная взвесь, ограничивающая видимость 20–30 метрами. Ко всем радостям периодически из тумана выплывают поля водорослей, в которых путается винт. В 9 часов мы высадились на Урупе. Ещё 56 миль позади. (Продолжение следует.)

P.S. Экипаж «Котоярви» выражает благодарность за помощь и содействие заместителю генерального директора ЗАО «Гидрострой» Кравченко Павлу Ивановичу, а также рыбакам стана у реки Славной.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.08.2011 11:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх