// // Российский рынок сельхозпродукции завалят радиоактивными мясом, картошкой и алкоголем из Белоруссии

Российский рынок сельхозпродукции завалят радиоактивными мясом, картошкой и алкоголем из Белоруссии

915

Убойный экспорт

3
В разделе

В связи с недавними пожарами на военных складах в нескольких российских регионах по стране стали циркулировать самые невероятные слухи. В частности, о значительном превышении содержания в атмосфере радиоактивных элементов. Кое-кто даже сравнил последствия этих пожаров с чернобыльской катастрофой, продолжающей будоражить умы обывателей почти четверть века. Между тем в пострадавших от воздействия «мирного атома» регионах жизнь постепенно налаживается: землю пытаются очистить от загрязнения, чтобы выращивать на ней овощи и злаки. Корреспондент «Нашей Версии» узнал шокирующие подробности о попадающих в нашу страну «чернобыльских» продуктах и попытался разобраться, опасны они для нашего здоровья или нет.

В связи с недавними пожарами на военных складах в нескольких российских регионах по стране стали циркулировать самые невероятные слухи. В частности, о значительном превышении содержания в атмосфере радиоактивных элементов. Кое-кто даже сравнил последствия этих пожаров с чернобыльской катастрофой, продолжающей будоражить умы обывателей почти четверть века. Между тем в пострадавших от воздействия «мирного атома» регионах жизнь постепенно налаживается: землю пытаются очистить от загрязнения, чтобы выращивать на ней овощи и злаки. К примеру, в Белоруссии уже несколько лет действует государственная программа по восстановлению заражённых земель – настолько успешно, что выращенные на них овощи поступают в торговые сети нескольких стран СНГ, в том числе и России. Корреспондент «Нашей Версии» узнал шокирующие подробности о попадающих в нашу страну «чернобыльских» продуктах и попытался разобраться, опасны они для нашего здоровья или нет.

Сами о том не ведая, мы уже пять лет пьём «чернобыльскую» водку и закусываем «чернобыльской» говядиной – на белорусских землях, подвергнутых «адаптации», построен мощный спиртзавод и действуют фермы, на которых выращивают скот. А чтобы не пугать потребителя, президент Александр Лукашенко раз в год устраивает показательные выезды в заражённые регионы, где ест только местную пищу.

Всё началось, как это ни банально, с водки. В трёх наиболее пострадавших районах «картофельной республики» – Брагинском, Хойникском, Наровлянском – с некоторых пор решили возродить сельское хозяйство. Государственной программы очистки заражённой земли тогда не было и в помине, зато имелась проблема: на этой земле жили люди, которым нужно было где-то работать и что-то зарабатывать. А вокруг – одни поля. Там посадили картошку и злаковые и отрапортовали в Минск: будем выращивать их для себя, продавать не станем. Но урожай уродился слишком большой, появилось искушение продать часть зерна и корнеплодов, что и было сделано. На следующий год всё повторилось. А в 1999 году разразился скандал, особую пикантность которому придавал тот факт, что примерно 90% урожая с заражённой земли реализовывали в России. Хотя норма содержания радионуклидов в таких продуктах превышала допустимые нормы в несколько раз.

В белорусской столице задумались: сворачивать сельхозпроизводство было жалко. Придумали вот что: построить спиртзавод по переработке радиоактивного зерна на территории Брагинского района и свозить туда весь урожай из заражённых мест. «Это станет решением радиологической проблемы и проблемы экономической состоятельности хозяйств», – заявил тогда заместитель начальника департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС министерства по чрезвычайным ситуациям Белоруссии Николай Цыбулько. Вот только потребителям на всякий случай решили не портить нервы и не заострять их внимание на том, из каких именно спиртматериалов сделана белорусская водка. Причём не только своим, местным потребителям, но и российским. Чего там, мы же почти одно государство, союзники!

По теме

В 1999 году в России приняли закон, запрещающий импортировать в страну этиловый спирт. Раньше большую часть спирта, изготовленного из заражённого зерна, отправляли в нашу страну легально, но белорусские экспортёры быстро перестроились, и уже два года спустя на литовской границе была задержана рекордная партия контрабандного спирта – 50 тыс. литров. А партии по 10–15 тыс. литров, по признанию пограничников, им приходилось задерживать примерно один раз в неделю. С экспортом спирта явно не задалось, но в Белоруссии не отчаялись: невдалеке от российской границы построили несколько водочных цехов, и в нашу страну хлынула белорусская водка – из того же самого «чернобыльского» спирта. Чиновники из министерства сельского хозяйства Белоруссии как дважды два доказывали, что в этой водке нет никаких вредных примесей, и даже показательно принимали по 50 граммов в телеэфире, мол, пьём и не боимся! Эксперты, правда, выразили сомнения в чистоте продукта и предоставили шокирующие научные выкладки. Между учёными и чиновниками завязалась многолетняя перепалка, которая тянется до сих пор. Так кто же прав: учёные, предостерегающие потребителей, или чиновники, предлагающие народу не паниковать?

Если верить официальным данным белорусского министерства по чрезвычайным ситуациям, примерно пятая часть территории страны заражена радиоактивными элементами, в основном цезием-137. Тем не менее сельскохозяйственное производство ведётся на 1 млн гектаров сельскохозяйственных земель, загрязнённых цезием, и одна пятая этой земли одновременно загрязнена стронцием-90. Белорусских крестьян эти жутковатые цифры не останавливают: если в 2004 году на пострадавших территориях действовало порядка 600 сельскохозяйственных предприятий, два года спустя их было уже 670, а на сегодняшний день общее число стремится к тысяче! Львиная доля этих предприятий занимается экспортом овощей, злаков, мясопродуктов, а также молока и сахара в Российскую Федерацию. В прошлом году товарооборот между Россией и Белоруссией составил 23 млрд долларов, причём большая часть белорусского экспорта – порядка 70% – приходится именно на сельхозпродукцию. Около 42% поставляемого республикой продовольствия реализуется в Москве и Московской области.

Этим летом правительство Белоруссии приняло новый план действий в рамках Государственной программы по преодолению последствий чернобыльской катастрофы. На адаптацию под ведение сельского хозяйства пострадавших от радиоактивного загрязнения земель в течение следующих пяти лет будет выделено, как ожидается, 200 млн долларов. Общие затраты на социально-экономическое развитие «чернобыльских» земель, по оценкам правительства Белоруссии, составят 2,2 млрд долларов, а вся госпрограмма до 2020 года обойдётся в 4,5 миллиарда. Александр Лукашенко объявил «Программу-2020» «приоритетным проектом» и заявил, что главная мечта его жизни – роизводить на «чернобыльских» землях «нормативно чистую» сельхозпродукцию. Осваивать правительственные средства на адаптацию пострадавших от чернобыльской аварии земель предстоит нескольким структурам, в частности «Белагро», являющейся совместным белорусско-российским предприятием.

Программу, утверждённую белорусским правительством, готовил глава МЧС республики Энвер Бариев – в сельском хозяйстве Белоруссии, оказывается, лучше всех разбирается тот, кто по роду службы занят чрезвычайными ситуациями. Так вот, по его мнению, реализация программы «позволит завершить в пострадавших от Чернобыля районах реабилитационные мероприятия и перейти к устойчивому социально-экономическому развитию». Понимать это следует так: программа очистки земель вскоре будет полностью свёрнута, зато на полную катушку заработают другие программы – земледельческая и животноводческая. Но где гарантии, что выращивать злаки и картошку станут на совершенно чистой земле, без вредных приправ в виде стронция и цезия? Если верить Бариеву, концентрация радиоактивных цезия-137 и стронция-90 за эти восемь лет снизилась в несколько раз. Но это лишь в том случае, если верить, – российским специалистам уже пять лет отказывают в проведении независимой экспертизы. При этом, когда мы отказываемся закупать в Белоруссии мясо, молоко, картофель и злаковые, на нас обижаются – срываем-де интеграционный процесс.

По теме

Помнится, пять лет назад Лукашенко уверял главного санитарного врача России Геннадия Онищенко, что стронций в тканях животных не накапливается, а потому говядина, выращенная на радиоактивных лугах, безвредна. Онищенко парировал: стронций действительно не накапливается в тканях, он тождествен кальцию и обнаруживается в костях. Это приводит к поражению внутренних органов коровы, а бульон или холодец из таких костей будет однозначно вреден для здоровья. В Минске тогда напряглись и провели специальное исследование по заказу министерства здравоохранения РБ, установившее, что применяемые в сельскохозяйственных угодьях технологии позволяют сделать так, что два наиболее одиозных радиоактивных элемента – стронций и цезий – не переходят в продукты, поэтому те вполне соответствует санитарным требованиям минздрава Белоруссии. Александр Лукашенко по этому случаю даже закусил в прямом телеэфире говяжьей отбивной, вот только смелый поступок белорусского лидера не убедил ни наших учёных, ни даже политиков. «Это была чистой воды спекуляция, – вспоминает зампред Госдумы Владимир Жириновский. – Да, мы хотим объединения в союзное государство, да, мы к этому стараемся идти как можно быстрее, но кто сказал, что за это мы должны заплатить здоровьем наших граждан? Я беседовал с учёными, изучал их доводы и знаю, что есть масса нюансов: стронций не мигрирует в мясо, зато проникает в кости животных, поэтому сваренный из такой кости суп будет опасен для здоровья. Нужна нам такая говядина? Продукцию, выращенную на загрязнённых территориях, не маркируют, хотя и обещали нам это делать, и у потребителя нет возможности отказаться от покупки».

Продукты с заражённой белорусской земли практически полностью уходят на экспорт. Согласно данным социологических опросов, большинство белорусов не хотят покупать произведённое в загрязнённой зоне. Чтобы хоть как-то убедить потребителей в безопасности белорусских продуктов, Лукашенко и его чиновникам приходится прибегать к откровенному популизму. Дабы потребители напрасно не били тревогу, белорусский президент решил убедить их в безопасности «чернобыльских» мяса и овощей на собственном примере. Он выступил по телевидению и дал торжественное обещание проводить по одной неделе в году в «чернобыльских» районах, питаясь выращенными там овощами и мясом и запивая всё это очищенной водой из заражённых рек и колодцев. Обещание Лукашенко держит уже седьмой год – показательной поездки не было только в 2005 году, а в 2006-м он прожил на заражённой территории всего два дня.

Выглядят данные мероприятия примерно так: в Гомельской области для президента оборудована специальная резиденция, куда его доставляют на вертолёте вместе с чиновниками. В последний раз с Лукашенко был и его маленький сынишка. С утра пораньше с вертолётной площадки взлетают один-два вертолёта и направляются в пострадавшие районы. Там президент под объективами телекамер общается с директорами сельхозпредприятий, жмёт руки местным жителям и слушает их рассказы о том, как на заражённых территориях удаётся выращивать безвредную продукцию, которую Лукашенко тут же пробует на вкус. Для чего нужен такой пиар – понятно. В России лук идёт нарасхват, его туда отгружают тысячами тонн, чуть меньше идёт на Украину и в Молдавию. Ради таких денег некоторые безответственные политики готовы хоть по горло накачаться цезием. Говорят, что на «экспериментальных почвах» будут выращиваться в основном лук и зелёный горошек, которые, как считается, не накапливают радионуклидов, но уже сегодня здесь выращивают и картошку, и зерновые».

В главном управлении внешнеэкономической деятельности министерства сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии имеется список продовольственных товаров, которые экспортируются в нашу страну. Особенно востребованными считаются сливочное масло, твёрдые сыры, молочные консервы, мясные деликатесы, а также заварной хлеб, сгущённое молоко, колбасные изделия, мясные полуфабрикаты и копчёности, мясо птицы. Проверить, что поступает с заражённых земель, практически невозможно, ведь продукцию до сих пор не маркируют. Значит – лотерея. Белорусские учёные уже лет 15 разрабатывают специальные технологии, с помощью которых удаётся продавать, как у них принято говорить, «нормативно чистые» овощи и мясо. Но ежегодно сумма, выделяемая государством на их исследования, лишь возрастает, а это значит, что радикально проблема не решена до сих пор. Ряд европейских стран наотрез отказывается закупать белорусские продукты, даже несмотря на демпинговые цены. Да что там Европа – импортировать мясо и зерновые отказались не слишком сытые Лаос и Камбоджа. Если бы не Россия, Украина и Молдавия, желающих вкусить очищенных от стронция и цезия продуктов в мире не нашлось бы вовсе.

По теме

В Белоруссии ежегодно проводят оценку продукции, выращенной различными сельхозпредприятиями, и часто доходит до крупных скандалов, за которыми следуют громкие увольнения и тюремные сроки. После того как в ряде хозяйств Гомельской области были выявлены превышения норм содержания стронция в молоке и рапсе, в местах не столь отдалённых оказались порядка двух десятков руководителей. Но кому от этого легче? Уж точно не потребителям. Говорят, что при определённых условиях полива, обработки почв и внесения удобрений стронций и цезий удаётся удерживать в почве и не давать этим радионуклидам просачиваться в продукты, но тут же следует оговорка: достоверно это известно лишь в отношении лука и зелёного горошка (американские учёные, к слову, не разделяют энтузиазма белорусских коллег относительно лука). Характерно, что даже представители непарламентской оппозиции избегают критиковать позицию Лукашенко в отношении заражённых территорий.

Впрочем, среди экспертов имеются и те, кто смотрит в будущее белорусского продуктового экспорта с известной долей оптимизма. К примеру, депутат Госдумы Николай Харитонов, окончивший Новосибирский сельскохозяйственный институт и долгие годы работавший агрономом и директором совхоза. Он считает, что усилия, прилагаемые Лукашенко, имеют определённую перспективу: «После чернобыльской катастрофы радиоактивные осадки накрыли значительную часть республики, которую можно было бы использовать под сельское хозяйство. Не использовать эти земли глупо, это же пятая часть территории страны! Рано или поздно осваивать эти земли всё равно пришлось бы, и хорошо, что у правительства Белоруссии хватило воли и средств с этим не медлить. Ведь загрязнённые области в Белоруссии – это не зоны отчуждения, там живут тысячи людей. Да, сегодня нельзя говорить о том, что проблема очистки полностью решена, но ведь объективно концентрация радиоактивных цезия-137 и стронция-90 снизилась практически вдвое, это отмечают и наши и белорусские эксперты. Да, в отдельных районах такое снижение всё же исключает опасность для здоровья, но не во всех, и нам об этом известно. Думаю, известно это и самому Александру Григорьевичу, поэтому он и настоял на выделении многомиллиардной суммы на проведение реабилитации почвы».

Так или иначе, российским потребителям, как и прежде, придётся не год и не два сталкиваться с белорусской продукцией на прилавках магазинов. Говорят, что до конца года производителей всё же заставят наносить на них маркировку, чтобы у покупателя была хотя бы минимальная информация о месте изготовления продукта. Впрочем, это сомнительно: аналогичные увещевания пяти- и двухлетней давности так ни к чему и не привели, несмотря на то что главный санитарный врач страны Онищенко грозил самыми суровыми мерами. Благорасположением к белорусским товаропроизводителям мы платим за интеграцию в Союзное государство, и эта плата, увы, велика.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.08.2010 12:39
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Evgeny Patykov 13.11.2015 09:52

    тут нада просто не давать народу чувствоать ся алкаголиком . и про еду ! не могут сами себе выращивать ? могут ! значит гнать путина . а он гаварит - без меня будет плохо . значит что он сделал что БЕЗ НЕГО будет плохо ! ? зачем так сделал ?

Еще на сайте
Наверх