// // Экс-глава Верховного Cовета Руслан Хасбулатов: Путин не допустил бы распада СССР

Экс-глава Верховного Cовета Руслан Хасбулатов: Путин не допустил бы распада СССР

758
Фото: Лаура Ильина
Фото: Лаура Ильина
В разделе

«Наша Версия» продолжает цикл публикаций, посвящённых известным политикам и общественным деятелям новейшей России. Бывший глава Верховного Cовета России Руслан Хасбулатов, руководивший им в 1991–1993 годах (а это, пожалуй, самый непростой период становления новой российской государственности), — один из самых ярких политиков той поры.

–Руслан Имранович, по историческим меркам с тех пор, как вы возглавляли высший законодательный орган России, прошло совсем немного времени – всего-то 15 лет. Но как изменились времена….

– Да, изменилось многое. Но при всех недостатках и издержках правителей той поры они не располагали такими ресурсами, как сегодня. Я думаю, если бы, к примеру, нефть стоила не 10 долларов за баррель, а хотя бы 20–30, вряд ли случилась бы эта трагедия – развал СССР. И если бы в Беловежской пуще не подписали этот договор, то Горбачёву, возможно, удалось бы сохранить хотя бы восемь-девять республик. Кстати, когда они подписывали это соглашение, знаете где я был?

В Южной Корее…

– А при Путине Союз развалился бы?

– Скорее всего нет. Путин вряд ли подписал бы Беловежское соглашение, потому что он всё-таки трезвомыслящий человек.

– По поводу пристрастия Бориса Николаевича ходили легенды…

– Я не любитель распространяться на эту тему и считаю, что Коржаков слишком много в книге уделяет этому внимания. С другой стороны, к сожалению, невозможно от этого полностью уйти, и в своей новой книге я затрагиваю эту тему.

– Сегодняшняя власть – наследники эпохи Бориса Николаевича...

– Все мы наследники. Я наследник своего отца, матери. Они наследники своих родителей. А как иначе?

– Почему народ сначала так верил Ельцину?

– Неужели непонятно? Да потому что народ был недоволен властью! А когда кто-то говорит, что власть плохая и давайте её менять, то все соглашаются.

– А что, по-вашему, важнее – роль личности или экономическая ситуация?

– Субъективные факторы играют колоссальную роль, но многое зависит и от конкретных ресурсов, которыми располагает правитель. Представьте себе: Путин, никому не известный человек и к тому же наследник Ельцина, пришёл к власти, а бюджет нашей страны на уровне Финляндии. И что он может сделать? Да ничего! А тут колоссальные средства (поступления от нефти. – Ред.) И он сумел их использовать во благо людей. Люди ему благодарны, потому что хорошо помнят ту ситуацию, в которой оказались при Ельцине.

– То есть, если бы у власти не был Ельцин, страна не была бы ввергнута в эту ситуацию?

– Если бы этот человек был по-другому скроен и сшит, у него были бы другие представления о добре и зле… Ведь Ельцин был готов сокрушить весь мир, только для того, чтобы вернуться во власть. То есть фактически нормальный человек не расстрелял бы парламент…

– Но сейчас укрепилось мнение, что именно Ельцин дал нам свободу.

– Это чепуха, и я осуждаю эти измышления. При всём том, что мы говорим о Горбачёве, гласность и свободу слова нам дал именно Михаил Сергеевич. И если бы этой свободы не было, Ельцин не стал бы ни народным депутатом СССР, ни председателем Верховного совета Российской Федерации (и это при том, что он не любил Горбачёва, а тот не любил Ельцина). Помните, Горбачёв пригрозил ему: я тебя в политику не пущу? Но почему Ельцин оказался в политике? Потому что Горбачёв дал свободу. Но и сам оказался пленником новой демократической власти. И я не стал бы народным депутатом России, если бы не горбачёвская свобода.

По теме

– Но какую цену страна заплатила за эту свободу...

– Это другое дело и следующий этап развития. Но говорить о том, что Ельцин дал какую-то свободу, значит, в очередной раз искажать историю.

При Ельцине началось разжигание межнациональной розни. Вспомните 1992–1993 годы, когда в московских демократических изданиях писали: «Вы хотите голосовать за чеченца Хасбулатова или за русского Ельцина?» Меня изображали с трубкой – Сталин, чалма и вообще чёрт знает что!..

Так было, но сейчас делают вид, что все забыли. А кто разжигал? Все газеты писали, все эти артисты, так называемые демократы-ельцинисты об этом только и говорили. Тогда театральные круги играли большую роль. Никакие они не интеллигенты, какие бы посты ни занимали и как бы себя ни называли.

Я вообще считаю, что появление в последующие годы межнациональных противоречий и межрелигиозных конфликтов, в том числе в столицах и крупных городах, связано с прямой пропагандой лжедемократов, с их правлением и с тем, что они захватили центральные печатные, телевизионные и электронные СМИ.

– Да, в том числе много писали, что вы въехали в квартиру, которая принадлежала Брежневу.

– А что, председатель Верховного Cовета Российской Федерации не может жить в квартире, которая когда-то принадлежала дочке Брежнева и которую после его смерти она поменяла на лучшую? А эту квартиру сдала московским властям, которые предоставили её председателю Верховного совета. А кому она, интересно, должна быть предоставлена?

– Но не все тогда соглашались с Ельциным. Например, Руцкой с его чемоданами с компроматом. И он тоже был изгнан из власти.

– Не думаю, что Руцкой разошёлся с Ельциным из каких-то принципиальных соображений. Может быть, это и была правильная оценка Руцкого как человека неадекватного. Но и с ним тогда тоже поступили незаконно. Каким бы он ни был, но Ельцин не имел права отстранять его своим указом, после которого администрация президента тут же выкидывает Руцкого из кабинета.

– А ведь именно вице-президент России Руцкой сразу предлагал жёсткий вариант действий в Чечне.

– Дело не в Руцком, а в том, что, когда ещё существовал СССР, Руцкой тихо-тихо подготовил чрезвычайное положение в Чечне. Но ни Ельцин, ни Руцкой не согласовали это ни с Горбачёвым, ни с министрами обороны и внутренних дел (я уж не говорю о спецслужбах) и не отправили туда ни войска, ни снабжение. Они лишь перебросили оружие в Беслан, а 200 десантников (только с пистолетами!) высадились на грозненский аэродром.

Дудаев, как профессиональный военный, знал, что такое десант, и в первые же часы сбежал из Грозного вместе со своими сподвижниками. Видимо, он полагал, раз десант, раз ЧП – это что-то серьёзное, это же войсковая операция. Но когда постепенно подростки, мальчишки стали узнавать, что это за десант, а тут ещё подвезли шашлыки и они стали пить пиво и вино, по сути, с безоружными десантниками, то Дудаев вернулся и приказал взять их в окружение. Он был блестящим пропагандистом и преподнёс всё это как свою великую победу над с империей. Это было тяжёлое поражение Руцкого и Ельцина.

– А вы тогда где были?

– На выезде, по-моему, во Владимирской области, и вдруг звонит Шахрай: «Приезжайте, у нас беда!» Пришлось приехать. Звоню Ельцину – не отвечает телефон. С Наиной Иосифовной тогда были хорошие отношения, набираю – «Борис Николаевич плохо себя чувствует и просил не беспокоить». Звоню Горбачёву и спрашиваю, почему он не даёт войска для проведения в жизнь указа.

«Хотя вы меня не уважаете, – говорит Горбачёв, – я всё-таки президент и со мной надо же считаться. Как же я могу вам дать войска, если там можно всё мирно решить?» А в конце разговора добавляет: «Я не могу найти Ельцина. Найдите своего президента и приезжайте ко мне. Что-нибудь придумаем». Но я тогда его так и не нашёл.

– Можно было избежать чеченских войн?

– Ельцин начал обе чеченские войны. Первая война – прямое следствие расстрела парламента.

– Тогдашний министр обороны Грачёв говорил, что мы их одним батальоном возьмём.

– Говорил, когда приказали. Грачёв был не самым воинствующим генералом и не хотел ни расстреливать парламент, ни идти в Чечню. Но заставили, а выйти в отставку не хватило мужества. А вот, например, генерал Эдуард Воробьёв проявил мужество.

– Сейчас в Чечне бываете? Завод «Красный молот» работает?

– Я только в этом году был там четыре раза. А этот завод мне особенно дорог, ведь там работал директором мой отец. Но уже не осталось места, где находился «Красный молот».

Рамзан Кадыров делает всё, что может, и даже больше. Но должны быть очень серьёзные программы федеральной власти. А ей нет дела ни до Чечни, ни до Северного Кавказа. Меня на уровне федеральной власти никто не спросил: а что там надо бы сделать? Я же не последний экономист в стране и в мире и был депутатом от жителей Грозного. Но никому дела нет! Это я откровенно говорю.

– А вы не считаете, что развал СССР, а затем Чечня – это западное влияние, так сказать, «оранжевые» технологии?

– Я исключаю влияние американцев. Падение СССР – это сугубо рукотворное дело тех наших политических деятелей, которые тогда попали во власть.

– Но неоконсерваторы из США говорят, мол, и сами были удивлены, что для развала СССР им понадобилось так мало денег…

– Даже их министр обороны Гейтс заявлял, что они якобы что-то в этом смысле сделали. Но они просто хотят придать особую значимость себе, своим спецслужбам и своей «прозорливости». На самом деле, когда распался СССР, они были удивлены ещё больше, чем мы. И я вас уверяю: если бы не Верховный совет и не его глава Хасбулатов, то Ельцин привёл бы Россию к распаду, так же как и в 1991 году распался Советский Союз. Если Горбачёв дал свободу, то Ельцин отнял её у людей. А я сохранил Российскую Федерацию для народов России и всего мира.

– Тогда разговор шёл о суверенных Уральской Республике, Приморском крае…

– Это была форма борьбы на первом этапе. Ельцину подсовывала идеи так называемая Межрегиональная депутатская группа. Ельцину подкидывали разные политологические вещи, в которых они сами слабо разбирались. Например, что на месте России нужны 30–40 республик. А другие глотали это и выдавали за какие-то уникальные вещи. Поэтому мне приходилось с первого дня своей работы в качестве заместителя Ельцина постоянно бороться с этими лжеидеями.

Беседовал Александр
Опубликовано:
Отредактировано: 25.06.2008 14:58
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх